Бульвары Парижа. Бульвар периферик в париже


Периферик — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перифери́к, Парижская окружная дорога (фр. Boulevard périphérique de Paris) — автомобильная трасса в Париже, кольцевая автомобильная дорога длиной 35 километров 40 метров. С внутренней стороны дорогу дублируют (на расстоянии примерно 100 метров) Бульвары маршалов.

История

Строительство дороги началось в 1958 году и завершилось в 1973, в период президентства Жоржа Помпиду.

Статистика

Карта дороги

Напишите отзыв о статье "Периферик"

Примечания

  1. ↑ [www.paris.fr/accueil/accueil-paris-fr/webdoc-l-inauguration-du-peripherique-c-etait-il-y-a-40-ans/rub_1_actu_128688_port_24329 Webdoc : 40 ans de périph' - Paris.fr]. Проверено 28 апреля 2013.

Отрывок, характеризующий Периферик

На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову. Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней. Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине. «Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли. В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.

wiki-org.ru

бульвар Капуцинок, Монпарнас, Монмартр. Османские бульвары. Grands Boulevards на карте Парижа. Бульвары в Париже на фото. » Карта путешественника

Бульвары в Париже – это не просто зелёное ожерелье города, но важнейшая часть его общественной жизни. Они являются свидетелями легендарных событий и хранят атмосферу ушедших веков, оберегая память о личностях и фактах, навсегда вошедших в историю.

Гуляя в тени раскидистых платанов и каштанов, любуясь великолепными фонтанами и наслаждаясь ароматом цветов, сложно представить, что когда-то здесь были крепостные валы, предназначенные для защиты столицы Франции. Со временем эти фортификационные сооружения устарели и, начиная с 1670 проводилась генеральная реконструкция и обустройство этих районов. В итоге, старейший район Парижа — остров Ситэ оказался окружён тремя кольцами, образованными:

  • Большими бульварами,
  • Бульварами Стены генеральных откупщиков,
  • Бульварами Маршалов.

Были также проложены диагональные магистрали, среди которых знаменитый Бульвар Османа.

Сегодня парижские бульвары с роскошными аллеями и великолепными зданиями признаны самыми красивыми улицами Парижа. Их общая длина превышает 70 км, а средняя ширина — около 30 метров.

Большие Бульвары Парижа – наследие прошедших веков

Большие бульвары Парижа берут начало от площади Бастилии и оканчиваются на площади Мадлен, огибая всю северную часть исторического центра. При Людовике XIII здесь был оборонительный пояс. Людовик XIV распорядился обустроить эту территорию и широкие улицы, обсаженные деревьями, стали для парижан излюбленным местом для вечерних променадов.

В XIX веке барон Осман по поручению Наполеона III проводил перестройку Парижа и на Больших бульварах появились кафе и доходные дома. Здесь открылись и театры с незатейливым репертуаром, которые подарили миру такое понятие, как «бульварная пьеса». Здесь же зародились «бульварные романы» и в изобилии продавались газеты и журналы, которые вследствие неоднозначных публикаций были названы бульварной или жёлтой прессой. Эта часть столицы Франции вдохновила и многих гениев, а великий французский живописец Огюст Ренуар посвятил им свою известную картину «Большие бульвары».

Бульвар КапуцинокК Большим бульварам относится бульвар Капуцинок, перенявший название от располагавшегося здесь монастыря. Он хорошо известен по фильму «Человек с бульвара Капуцинов».

Здесь находится старейший в Париже концертный зал «Олимпия», кинозал «Gaumont Opéra», сохранивший облик своего предшественника — отеля 18 века. Его фасад и сейчас украшает оригинальная ротонда. Именно на бульваре Капуцинок в Париже, в доме номер 14, впервые в мире состоялся публичный киносеанс (1895 г).

Бульвар МонпарнасБульвар Монпарнас в Париже занимает значительную часть одноимённого квартала, простираясь от вокзала Монпарнас до станции метро Вавен. В столице Франции это одно из самых привлекательных мест, известных своей яркой историей. Своё название, которое переводится, как «гора Парнас», бульвар получил благодаря холму, который здесь ранее находился. Весёлые студенты 18 века окрестили этот холм Парнасом –

о имени священной горы из греческой мифологии. Но в 1760 году, при строительстве бульвара, холм потребовалось выровнять.

Во времена Французской революции на Монпарнасе появилась масса увеселительных заведений. Именно этот бульвар в своё время облюбовали представители литературной и художественной элиты Франции, сделав его культовым для всего мира. Здесь же находится и знаменитая Башня Монпарнас — небоскрёб, высотой 210 м с обзорной площадкой, открывающей восхитительную панораму основной части Парижа и его ближайших окрестностей.

Бульвар МонмартрВопреки своему названию, Бульвар Монмартр в Париже находится довольно далеко от одноимённого квартала. Не так давно городские власти даже переименовали станцию близлежащего метро, которая своим прежним названием «Rue Montmartre» вводила туристов в заблуждение. Теперь она называется «Grands-Boulevards» («Большие бульвары»).

Тем не менее, это очень приятное место для прогулок. В 1897 году Камиль Писсарро изобразил его на своей картине «Бульвар Монмартр в дождливую погоду». Построен в 1763 году и является самым восточным из своей группы.

Итальянский бульварИтальянский бульвар в Париже обязан своим названием «Итальянскому театру», который некогда здесь располагался. Ранее он был известен, как Большой бульвар — в Париже это средоточие лучших ресторанов.

Здесь в доме № 20 издавал журнал «Мушкетер» сам Александр Дюма. Он любил поужинать в шикарном «Мезон Дорэ», который находится в этом же здании. Постоянным посетителем здесь был и Оноре де Бальзак.

Бульвар дю ТампльПлощадь Республики и площадь Падлу соединяет бульвар дю Тампль, в Париже он известен своими многочисленными театрами, где в 18 веке возник бульварный жанр. Название дю Тампль произошло от таинственных тамплиеров и крепости Тампль, которую они построили неподалёку. В 1838 году на этом бульваре была сделана самая первая фотография с изображением человека.

Второе зелёное кольцо — бульвары Стены генеральных откупщиков

В 1784 году в качестве оборонительной линии была построена Стена генеральных откупщиков. Впоследствии с её внешней стороны обустроили бульвары, вторым кольцом окружающие главные исторические районы Парижа. Когда старая стена уступила место новой, Тьерской стене, эти бульвары остались нетронутыми и даже сохранили своё старое название. Прекрасным местом для прогулок стали залитый солнцем:

  • бульвар де Курсель,
  • бульвар Гарибальди с милыми фонтанами,
  • бульвар ла Виллет, утопающий в роскошной зелени.

И ещё около десятка других, совершенно неповторимых и прекрасных бульваров, объединённых, казалось бы, совсем не романтичным названием.

Бульвары Маршалов – дань памяти героям Франции

В начале 20 века Тьерская стена была разрушена и на её месте созданы бульвары Маршалов, которые полностью опоясали Париж и до появления окружной дороги обозначали его периферийную границу. При этом они проходили, через все столичные окраины. Бульвары этого кольца носят имена видных военноначальников как Франции, так и стран-союзников. И пусть такие герои как адмирал Брюи или генерал Марсиаля Вален жили в разное время, здесь их имена совсем рядом.

Бульвар ПершингаБульвар Першинга в Париже приобрёл особую известность за рубежом. Ранее он назывался бульваром Вардена, но затем был переименован в честь генерала американской армии Джона Першинга. Располагаясь на западе столицы, он проходит через живописные места, рядом с Булонским лесом. Здесь находится Двор ец конгрессов, где собираются видные бизнесмены и политики. Здесь же расположен один из крупнейших в Париже торговых центров. Бульвар хорошо известен туристам, в том числе как место конечной остановки автобусов, следующих из аэропорта Бове. С местной станции метро Porte Maillot легко доехать до центра города.

Интересный факт: писатель Патрик Модиано сделал Бульвары маршалов местом действия своего романа «Бульварное кольцо», где один из героев задаётся вопросом, зачем называть именами победителей столь сомнительные места?

Когда в 1973 году была построена окружная дорога, она продублировала симметрично бульвары Маршалов с их внешней стороны на расстоянии всего 100 метров и получила название бульвар Периферик де Париж.

Современный облик Парижа и Османские бульвары

В 19 веке Наполеон III с помощью барона Османа, бывшего тогда префектом Франции, значительно преобразовал архитектуру Парижа, проложив на месте переулков и тупиков новые широкие проспекты и бульвары. При этом преследовалось сразу несколько целей. Предполагалось, что они помогут стимулировать промышленность и помогут успешнее подавлять восстания, так как в отличие от узких улочек, их сложнее перекрыть баррикадами.

Широкие Османские бульвары способствовали и оздоровлению кварталов, где собиралась сомнительная публика. При строительстве Бульвара Османа в Париже демонтировались устаревшие постройки. Был снесен и дом, где родился сам барон, а также пассаж д’Опера. Необходимо отметить, что фамилия барона Haussmann только произносится, как «Осман», и не имеет отношения к Османской (турецкой) империи. В Париже, бульвар Хаусман — это излюбленное среди туристов место шопинга. Особенно славится он своими шикарными ювелирными магазинами.

Бульвар Сен-ЖерменОдним из проектов, разработанных лично бароном Османом, стал бульвар Сен-Жермен — в Париже он имеет репутацию оживлённого района и сегодня хорошо известен за пределами Франции модными бутиками, книжными магазинами и хорошими ресторанами.

Названием же он обязан церкви Сен-Жермен-де-Пре, которая находится поблизости. В начале 20 века дома на бульваре облюбовали студенты, оценившие его близость к Сорбонне.Севастопольский бульварСевастопольский бульвар в Париже выбивается из общего ряда. В отличие от других, он был обустроен Османом, скорее как транспортная артерия, и уже во вторую очередь, как место для прогулок. Своё название бульвар Севастополь получил в честь победы Франции, одержанной при осаде этого славного города во время Крымской войны.

Бульвар КлишиБульвар Клиши — бульвар красных фонарей в Париже. В 1814 году здесь шли битвы российской и французской армии. Сегодня же это центр ночной жизни, где имеется обилие кабаре, стриптиз-клубов и секс-шопов. Самые известные заведения – кабаре «Мулен Руж» и музей Эротики. Вокруг бульвара — великолепный парк Монсо.

Бульвар ИнвалидовШедеврами прошлых веков знаменит Бульвар Инвалидов — в Париже это одно из самых необычных мест в плане архитектуры. Название происходит от Дома Инвалидов, рядом с которым он и проложен. В этом районе, наряду с памятниками истории, расположено несколько музеев. В их числе и музей Родена. В 19 веке на этом бульваре жил поэт Леконт де Лиль — глава Парнасской школы поэзии.

Бульвар МанджетаБульвар Манджета в Париже – это также один из результатов османской трансформации французской столицы. Своё название получил в честь битвы, состоявшейся в 19 веке около одноимённого итальянского города. В этом районе множество фешенебельных отелей и туристы не прочь пройтись по аллеям с роскошными платанами до Площади Республики или площади Пигаль.

Бульвары на карте Парижа:

Бульвары Парижа на фото

Бульвары Парижа прославил своими полотнами великий Огюст Ренуар. Сегодня их волшебную красоту успешно передают фотографии. Ниже представлена небольшая фотогалерея, в которой каждый найдет что-то совершенно особенное — то, что нельзя выразить обычными словами.

Кабаре Крейзи Хорс в Париже. Понравилась статья? Ставь ЛАЙК!

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

travelermap.ru

Периферик - Howling Pixel

Перифери́к, Парижская окружная дорога (фр. Boulevard périphérique de Paris) — автомобильная трасса в Париже, кольцевая автомобильная дорога длиной 35 километров 40 метров. С внутренней стороны дорогу дублируют (на расстоянии примерно 100 метров) Бульвары маршалов.

Парижская окружная дорога

История

Строительство дороги началось в 1958 году и завершилось в 1973, в период президентства Жоржа Помпиду.

Статистика

  • движение в 2013 году: 1,3 миллиона транспортных средств в день[1] (89 % — легковые автомобили, 7 % — грузовики, 4 % — мотоциклы).
  • 25 % всего автомобильного движения в Париже.
  • протяжённость средней поездки: 7 км.
  • средняя скорость в рабочие дни: 43 км/ч.
  • ограничение скорости: 80 км/ч.
  • полная длина дороги: 35,04 км.

Карта дороги

Примечания

  1. ↑ Webdoc : 40 ans de périph' - Paris.fr. Проверено 28 апреля 2013.

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here). Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply. Images, videos and audio are available under their respective licenses.

howlingpixel.com

система координат — Атлас — Серия путеводителей Медузы

Самое простое деление — на два берега, которые соединяет река Сена (Seine). Правый берег (Rive droite) традиционно считался буржуазным и помпезным, в то время как Левый (Rive gauche) с его Латинским кварталом и районом Сен-Жермен-де-Пре стал синонимом веселого студенчества, мая 1968-го, «новой волны», Сартра и Симоны де Бовуар. Сегодня существенной разницы между берегами нет: Левый местами намного буржуазнее Правого, и ни о какой однородности районов речи быть не может. Между двумя берегами находятся два острова: Сен-Луи (Île Saint-Louis) и Сите (Île de la Cité). Отсюда город и начинался, только в античности он назывался не Париж, а Лютеция (Lutetia). Сена имеет еще и большое символическое значение: не случайно девиз города — «Fluctuat nec mergitur» («Его бьют волны, но он не тонет»), а на гербе изображен корабль с парусом.

Есть и другое, более сложное для иностранцев деление, которое страшно любят сами парижане, — на округа (arrondissements). Здесь не принято спрашивать, у какого метро живет собеседник, вместо этого интересуются номером округа. Их 20, и достаточно посмотреть на карту, чтобы понять логику, по которой они пронумерованы: первые шесть, самые старые, находятся в центре, а от них по часовой стрелке раскручиваются остальные 14. Но вообще в Париже нет привычного для многих городов понятия центра: достопримечательности разбросаны по всем округам, а некоторые и вовсе расположены в пригородах. Притом жизнь не стоит на месте: если еще 30 лет назад восточный Париж считался неинтересным и неблагополучным, то сегодня 10-й и 11-й округа переживают настоящий ресторанный бум, а 19-й и 20-й джентрифицируются благодаря переезжающим туда бобо. Некоторые районы, впрочем, сохраняют свой характер уже много лет, как, скажем, 16-й округ — бастион старой и чрезвычайно богатой парижской буржуазии.

Понять, в каком округе находится нужный вам адрес, очень просто, поскольку номер всегда зашифрован в последних двух цифрах индекса: например, 75010 обозначает 10-й округ, а 75002 — 2-й. 

Номинально Париж лежит в границах бульвара Периферик (Boulevard périphérique) — огромной кольцевой автодороги. За ней начинаются предместья, до многих из которых можно добраться даже на метро. У парижских предместий очень разная репутация: про Сен-Дени (Saint-Denis) вы услышите много страшных историй, часть из которых, вероятно, выдумана; Нёйи-сюр-Сен (Neuilly-sur-Seine) считается самым престижным пригородом; в Монтрёе (Montreuil) и Ле-Лила (Les Lilas) можно снять домик и жить почти как в деревне.

Наконец, Париж состоит из исторических районов, имена которых у всех на слуху: Монмартр, Латинский квартал, Марэ и другие. Они интересны тем, что в значительной мере сохранили свой прежний облик: до них не добрался главный парижский урбанист барон Осман, почти полностью перекроивший город в середине XIX века. Впрочем, и от него осталось немало хорошего: широкие и просторные бульвары и авеню, красивые парки и османовские дома с высокими потолками, большими окнами и живописными балкончиками. 

atlas.meduza.io

Бульвары Парижа

Париж – романтика этого места завораживает, он привлекает миллионы любопытных глаз ежегодно посещать французскую столицу в любое время года. При упоминании Парижа мы представляем себе Эйфелеву Башню, Королевские дворец и музей Лувр и конечно же парижские улицы, обрамленные невысокими домами с ажурными балконами и ставнями на окнах, с выстланными мелким камнем мостовыми. Таким Париж был не всегда, в восемнадцатом веке старый Париж был перестроен, здания отреставрированы и приведены к единому стилю, проложены новые дороги. Именно в этот период и появились знаменитые парижские Бульвары.

Все бульвары Парижа делятся на три группы: центральные или Большие бульвары – улицы, объединяющие центральные достопримечательности города, средние бульвары, возникшие на месте снесенных в момент перестройки крепостных стен и новые бульвары, ведущие в новые, современные кварталы. По сути уже не являющиеся частью Парижа.

Большие бульвары

Так называют центр правого берега Сены, квартал, улицы которого соединяют Площадь Оперы, Площадь Мадлен, Лувр и главный проспект Парижа – Елисейские поля. Этот район постоянно полон туристов, именно здесь располагаются все самые дорогие бутики Парижа, в том числе и самый крупный торговый центр Парижа Галерея Лафайет.

Всего к Большим бульварам относят чуть больше десятка улиц в исторической части столицы, но самыми значимыми и известными из них являются следующие:

Бульвар Мадлен – на нем находится величественная церковь Мадлен, лучшие кондитерские и гастрономы.

Итальянский Бульвар – на котором располагался театр итальянской комедии, давший название этой улице.

Бульвар Капуцинок – самый шумный и артистический бульвар, именно на нем находятся необычные артистические кафе, звездные рестораны и одна из главных достопримечательностей Парижа как центра современной культуры – Концертный зал Олимпия, сцена, ставшая мечтой многих артистов, ведь концерт в Олимпии означает мировое признание таланта исполнителя.

Эти и другие бульвары, овивающие сетями своих извилистых дорог и тротуаров центр Парижа, сейчас являются настоящей драгоценностью города, тем его лицом, по которому любой узнает Париж из тысяч других европейских и французских городов. Именно на этих бульварах можно увидеть весь Париж: от церквей до Французской Оперы, от крупных торговых центров и бутиков до ресторанов и кафе, в которых в свое время останавливались Вольтер и Золя, Мольер и Дюма, не говоря уже о российской интеллигенции и вождей пролетариата. Но в Париже есть и другие бульвары, более отдаленные от центра и Сены, но не менее примечательные.

Бульвары Стены

Мало кто знает, но до перестройки Парижа, сделанной Османом, город отделяла от остального мира крепостная стена, и при этом за въезд в Париж и ввоз товара приходилось платить налог. Именно поэтому стена стала носить название Стены старых откупщиков. Там же, вдоль стены селились бедняки, разбойники и проститутки, которых стража не пускала в город. При реконструкции города стену снесли, а на ее месте появились новые, красиво застроенные широкие бульвары, хотя бытующая там атмосфера сохранилась до наших дней.

Основной бульвар среди них – Бульвар Клиши, именно на нем сейчас располагается одна из главных достопримечательностей Нового Парижа – Кабаре Мулен Руж, а сам бульвар Вечерами превращается в Улицу Красных Фонарей, а за бульваром Клиши начинается самый криминальный район центральной части Парижа – Монмартр. Также к бульварам этой, второй группы относят и другие улицы, образованные при Оссиановской перестройке: Батиньоль, Шапель, Рошешуар и многие другие.

Новые бульвары

Рост Парижа вширь не закончился после глобальной реконструкции, ведь все стройки внутри самой столицы были запрещены. Поэтому со временем появились новые, более современные кварталы, а вместе с ними – новые улицы и бульвары. Конечно, они уже не представляют особой ценности, однако один из них – Бульвар Переферик – стал своеобразным кольцом Парижа, опоясывающим его границы и отделяющим столицу от пригородов. Теперь все, что находится за пределами бульвара Переферик, не является землями французской столицы.

seductrice.ru

Периферик. «Парижане. История приключений в Париже.»

 

Черный Принц, № 4–5 (сентябрь 1989 г.)

Она остановилась в том месте, где булыжная мостовая площади Этуаль встретилась с булыжной мостовой улицы Фош, на краю того, что когда-то было холмом Рул (раньше так назывался холм Шайо, на котором была построена Триумфальная арка. – Пер.). Вид, открывающийся отсюда на улицу, представляет собой картину Джоана Миро (испанский художник, скульптор и керамист, 1893–1983. – Пер.) – неясные розовые и светло-охряные мазки, в которых ей все неразличимее становятся его красные огни. Немногих парижан можно здесь встретить в такой час в воскресное утро. Дорожное покрытие блестит от дыхания ночи, но на ветру оно высохнет. Дальше, за старыми укреплениями, условия совсем другие. Она улавливает звуки ветра и уличного движения, доносящиеся с юга и запада.

Они собрались со всего Парижа, чтобы проводить его, Черного Принца, также известного как Паскаль, до Елисейских Полей. На половине пути они остановились в «Пом-де-Пэн», чтобы выпить кофе с фруктовыми слоеными пирожными. Это здесь они дали клятву молчания неделю назад. У всех у них имена, которые могли бы быть взяты из комиксов или связаны с модными лавками – Филу, Койот, Каролус, Тити, Обеликс, Пандора, Принцесса.

Она провожает его до Триумфальной арки, смотрит, как он ступает на слегка идущую под уклон улицу Фош. На часах пять минут восьмого. Перед перекрестком Порт-Дофин он притормаживает и останавливается у светофора: кто-то осторожно переходит дорогу перед ним, не поднимая глаз.

С другой стороны улицы она ощущает ускорение, когда он спускается по подъездной дороге, проезжая мимо мотоциклиста с секундомером.

Жискар чувствовал себя как крошечный собор на карикатуре Семпе (Жан-Жак Семпе (р. 1932) – современный французский художник-иллюстратор. – Пер.), кажущийся карликом из-за зловещих башен. Он спас вокзал Дорсе и положил конец строительству 180-метрового небоскреба Апогей рядом с площадью Италии. Он построил по периметру города несостоявшиеся высотные дома, усеченные на высоте тридцати семи метров. Но он ничего не смог бы сделать, чтобы помешать самому большому архитектурному проекту.

От Порт-де-ла-Плен он перекочевал на восток на площадь Италии. Продвигаясь со скоростью двадцать три сантиметра в час в течение восемнадцати лет, он проследовал вдоль внешней линии укреплений XIX в., которые директор парков и садов в 1950-х гг. назвал «зеленым поясом» прогулочных аллей и игровых площадок, который должен был стать «резервуаром чистого воздуха». Последняя часть была закончена незадолго до смерти Помпиду: от Порт-д-Асньер до Порт-Дофин. Теперь это была самая заметная деталь на карте Парижа: вихляющийся амебообразный круг, в котором памятники Старого города были безликими частицами, ожидающими, когда он их переварит в своих вакуолях.

Перед революцией стена Фермье-Женеро вызвала волну протеста. Окруженный изнутри, город сам себя взял в осаду, и безымянный острослов сочинил памятную строчку: Le mur murant Paris rend Paris murmurant: парижане ворчали на свое заточение за стеной. Теперь это высказывание было правильно буквально – Париж окружал нескончаемый шум, шорох шин по гудронированному шоссе, кошачьи концерты двигателей внутреннего сгорания.

Бульвар Периферик – сокращенно Периф – никак не повлиял на движение транспорта внутри города. Внешняя кровяная система закачивала свои корпускулы в мертвое тело, закупоренное инертными клетками. Его называли «кольцом смерти» и «адовым кольцом». Каждый день на нем происходила одна авария на километр, а длина его была тридцать пять километров.

Даже в такой час транспорта много. Необходимо как можно скорее достичь безопасной скорости 190–200 километров в час. Водители почти всегда оставляют расстояние между машинами около метра – это все, что нужно.

Мигает красный свет: в какой-то момент в будущем в другом временном измерении это транспортное средство начнет менять полосы движения. Он позволяет машине расслабиться до ее естественной скорости: 210, 220 километров в час…

Колонны тоннеля, полыхающие оранжевым светом, быстро мелькают, как в мультике. Пешеходный переход наклоняется на 25 градусов и исчезает. Ноль минут, сорок пять секунд. Уже виден следующий выезд, Порт-Майо: камера на топливном баке видит огромную зловещую башню Дворца Конгрессов, вытянувшую свою шею. Другие башни, менее значительные, уходят назад, пропуская его.

Он знает Периф, как тело возлюбленной: неровности и ухабы между Лa-Вийет и Пантен, неожиданный изгиб у Порт-де-Лила, где дорога впереди будет не видна, быть может, пару секунд. Он включает более низкую передачу, затем возвращается на пятую.

Подвесной мост изгибает свои тросы и остается позади. Машины – куда они едут? – мелькают мимо в обратном направлении. Высокое препятствие загораживает ему обзор – грузовик (он не имеет права находиться на этой полосе) выруливает перед ним, внезапно делается выше, и он сразу же оказывается в одном временном поясе с грузовиком. Настил моста начинает вращаться на своей оси. Аллея деревьев, застигнутая ураганом или какой-то катастрофической остановкой планеты, проносится над головой.

Наверное, с того места, где она ждет, она услышит, как визжит мотоцикл, разгоняясь.

Через комнату протянулась белая перегородка. Здесь, как однажды пожаловался Помпиду, в менее чем трехстах метрах от Елисейских Полей звуки города приглушаются и искажаются. Напротив перегородки стоит макет новой национальной библиотеки. Он состоит из четырех башен, которые, как говорят, напоминают открытые книги, но без корешков или страниц.

Ни один входящий в кабинет человек не может не заметить его. Десять миллионов книг в своем изначальном, неоцифрованном виде заполнят окна этих башен. При существующем состоянии технологий книги будут уничтожены солнечным светом, но все так быстро меняется, так что, согласно закону ускоряющих возвратов, к тому времени, когда башни будут построены, кто-нибудь где-нибудь уже изобретет специальное стекло, которое будет обезвреживать влияние света, не затемняя его сияния.

Преемника Жискара называют Миттерамзес, и он правит уже девятый год. Он также известен как Тонтон (Дядюшка) – отсюда Тонтонхамон. Он родом из города Жарнака на реке Шарант. Даже во времена, когда племя паризиев пряталось за своими деревянными частоколами, их королевство не было так явно отделено от внешнего мира. В наши дни выражение «в пределах бульвара Периферик» – это то же самое, что «Париж».

Раз в несколько недель Миттерамзес вместе со своими советниками проезжает по внутренней части города по традиционному маршруту. Если проплыть по Сене внутри священного периметра, можно заметить, как эти «Большие Проекты» – те, которые он инициировал сам, и те, которые унаследовал от Жискара, – идут парами по обеим сторонам реки, словно огромный храмовый комплекс: Библиотека Франции и Парк-де-Берси, Опера-Бастий и Институт арабского мира, музей Орсэ и Пирамида.

«Когда я был студентом, – говорит он телерепортерам, которые берут у него интервью перед наклонными плоскостями Пирамиды Лувра, – я уже перестраивал Париж». Подвергнутое пескоструйной обработке, заново покрытое дерном, вновь заселенное, с окнами, заполненными мониторами и кабелями, сердце Парижа никогда не выглядело таким новым. Но век памятников проходит. Здание сейчас становится препятствием, усиленным эго, увеличенным предметом уличной мебели. Поколение небоскребов уже помечено для сноса, и, стоя между двумя репортерами, Миттерамзес кажется состарившимся и съежившимся. Периферик уже больше не является границей, это главная артерия города, которую еще предстоит идентифицировать – согласно архитекторам, которые видели его с воздуха. Или же это центр огромной новой городской агломерации Пе-рифополь.

Скорость постепенно разъедает городскую структуру, изменяя форму и концентрацию предметов. Скейтбордисты прокладывают маршруты ошеломляющей сложности и длины, инстинктивно открывая заново геологические события и две тысячи лет градостроительства. Любители паркура перемещаются по городу быстрее машин, подобно тому как Квазимодо карабкался по фасаду собора Парижской Богоматери.

Облик города изменяется быстрее, увы, чем человеческое сердце!

Наступило время менять человеческое сердце…

Лицо водителя грузовика, притиснутое к стеклу, челюсть на рулевом колесе, изумленные глаза… Ньеуууу!!!

Город уходит вправо, а он спускается к изогнутому горизонту. Бетонные потолки пролетают над головой, как какая-нибудь фантастическая подземная темница. Семь минут сорок шесть секунд. Поместье-сателлит, ослепленное звуковыми барьерами, затем городишко из лачуг проскользнули мимо. К северу, за эстакадами, которые дают названия невидимым пригородам, группа небоскребов становится более далекой. Стянутый скоростью Периф имеет свой ритм и целостность, которые никогда не станут известны миллиону его ежедневных пользователей.

Солнце поднимается за ним, затем справа от него: все большее количество машин входит в «крут смерти», и есть уже первые признаки того, что позже днем появится пробка. На прямом отрезке пути после Жантийи (Монруж – Малакофф – Порт-де-ла-Плен) выбоины выбивают дробь на скорости, и он чувствует ускорение еще до его начала. Десять минут десять секунд.

Два тоннеля, разделенные одним ударом сердца, затем рифленый каркас Парк-де-Пренс улетает вниз, как космический захватчик, – слишком большой, чтобы увидеть, как он проносится внизу через длинный тоннель Булонского леса. Эхо подхватывает и догоняет его перед небольшим подъемом дороги, придорожные фонари благословляют, а транспорт из другого, более неспешного века циркулирует по зеленой карусели Порт-Дофин.

Одиннадцать минут четыре секунды – Порт-Дофин, и снова назад по кругу, все время по кругу. Это рекорд, который продержится годы.

Она все же услышала вопль. Она объехала площадь Этуаль, затем проехала к Елисейским Полям, остановилась на площади, оставив двор Лувра с Пирамидой позади себя, и вернулась как раз вовремя к «Пом-де-Пэн», который уже заняли мотоциклисты. Исторический момент…

Он говорит только это: «Одиннадцать минут четыре секунды».

Она кладет руки на боковины его шлема. Лицо – размытое пятно. Город с шумом несется назад – в забытое будущее.

litra.pro