Париж: современная архитектура. Париж современный


Современный Париж – Ля Дефанс

Полное представление о Париже невозможно составить, не побывав в одном из его пригородов, куда можно добраться на метро или электричке -  это современный деловой квартал Ля Дефанс. Нельзя удержать город в застывшем состоянии, он развивается, строится вместе с людьми и временем, в некоторых городах новейшие здания соседствуют рядом с древними постройками, и не всегда такое сочетание гармонично. Однако парижане поступили мудро, сохранив старый город практически в первозданном виде (за исключением разве что пирамид возле Лувра), а для современной архитектуры отвели целый квартал города, и туда теперь ездят туристы, чтобы полюбоваться единым архитектурным комплексом  ультрасовременных  офисных небоскребов, который является сердцем делового  Парижа. Здесь работает более ста тысяч человек, и многие крупнейшие мировые  компании построили в ля Дефанс свои офисы.

Официальное строительство парижского делового квартала началось в 1958 году,  когда была создана специальная комиссия по застройке. В архитектуре присутствуют небоскребы нескольких поколений -  здания первого поколения строились  высотой около ста метров, каждое следующее поколение было, как говорится, «на голову выше» предыдущего. Кроме небоскребов, от вида которых кружится голова, район насыщен скульптурами в современном авангардном стиле – тут фантазии скульпторов ограничивались только их возможностями.

В  Ля Дефанс разграничены пешеходная и транспортная зоны – практически весь транспорт находится под землей, а сверху над ним создана широкая зона для пешеходов.

Конечно, самой главной достопримечательностью района является Большая Триумфальная Арка, торжественно открытая  в день двухсотлетия Великой французской революции. Она находится на одной линии с Триумфальной аркой на Елисейских полях и создает своеобразную парижскую архитектурную ось, протянувшуюся от Лувра и до квартала Дефанс. На арку можно подняться, на самом верху есть площадка для обозрения, в самом сооружении  расположены многочисленные офисы и государственные учреждения.

«Дефанс» в переводе французского означает оборона, и если немного потрудиться, можно отыскать на главной площади квартала виновника этого названия -  памятник солдатам, созданный еще в 1871 году. Сейчас на фоне огромных зданий этот памятник выглядит просто крохотным. 

www.turspeak.ru

Новый год в Париже. Париж знакомый и неизведанный

Новый год в Париже я уже отмечала лет 6 назад. И вот — я опять на новогодние праздники попадаю в любимый город.31 января пополудни мы прибыли в Париж. Погода радовала.Сначала была двухчасовая обзорная экскурсия на автобусе. Такими экскурсиями я, в очередной раз попадая в Париж, никогда не пренебрегаю. Это – как поздороваться с любимым городом, полюбоваться, посмотреть на перемены и в очередной раз убедиться, что лучше Парижа для меня города не существует.

Марсово поле

В пятом часу мы приехали в отель. Отель наш располагался за Венсеннским парком, в пяти минутах ходьбы от станции РЕР, и я планировала в один из парижских дней посетить Венсеннский замок.

Встреча Нового года в Париже

В отеле мы перекусили, выпили шампанского и отправились в центр города, где и прогуляли до полуночи. Накрапывал мелкий дождик.

Ближе к 12-ти мы вышли к мосту Александра III-го и пошли вдоль набережной. И мост, и набережная была полна народа, и плотность его нарастала по мере приближения к Эйфелевой башне.

Сен-Жюльен-ле-Повр

Две головы

Ночной Лувр

Большой Дворец

Полиция тоже готовится к встрече Нового года

Ровно в полночь башня засверкала (ровно так же она сверкает по вечерам в начале каждого часа), все дружно выпили, у кого что было, и после этого стали расходиться. Метро в новогоднюю ночь работало до 5 утра и было бесплатным.

Музей д’Орсе

Бесплатным вход в метро был до обеда следующего дня, в чем мы радостно убедились наутро. Надо было этим воспользоваться и выйти у Венсеннского замка, посмотреть его, а потом уже ехать в центр. Но мы уже настроились на музей д’Орсе и поехали сразу к музею. Поехали наудачу – все-таки 1 января, вдруг не работает.

Выходим из метро и сразу видим очередь. Очередь преимущественно из китайцев, японцев и русских. Сначала было ощущение, что простоим долго, но уже через пятнадцать минут мы были внутри. И здесь, в музее, вход оказался бесплатным в честь праздника. Очень приятно.

Музей д’Орсе

Два часа провели в музее, потом пообедали и на метро отправились в район Пасси, который мне хотелось исследовать в этот свой приезд в Париж.

Парижские районы Пасси и Отей

Районы Пасси и Отей прежде были соседними деревушками на высоком берегу Сены, славились своими винными складами (сейчас в Пасси находится музей виноделия). Потом деревушки вошли в черту города и стали со временем модными и респектабельными районами Парижа. Многие здешние адреса связаны с литераторами. Здесь была квартира у Мольера, Расина, Гюго. Бальзак в течение 7 лет проживал в Пасси под именем Брюньоля. Рядом с его усадьбой находилась психиатрическая клиника, в которой скончался Ги де Мопассан. В одной из местных усадеб родился Марсель Пруст, здесь проживал Андре Жид. После русской революции в Пасси обосновались русские писатели: Алексей Толстой, Бальмонт, Куприн, Бунин, Гиппиус и Мережковский, Набоков. Бунин 33 года прожил на рю Жан Оффенбах, дом 1.

Это место было облюбовано для своих экспериментов архитекторами-новаторами, такими как Гимар, Ле Корбюзье, Маллет-Стевенс. Можно сказать, каждый для своих экспериментов получил по улице. Улица, на которой творил Маллет-Стевенс (там шесть домов построены по его проектам) теперь носит его имя – рю Маллет-Стевенс.

На улице Фонтен несколько зданий построены по проекту Эктора Гимара, в том числе самое знаменитое его творение — Кастель Беранже.

Итак, мы сели на метро и отправились в Пасси. Перед Сеной поезд выходит на поверхность и мчится высоко над землей, примерно на уровне крыш. Сену переезжает по мосту Бир-Акем. Под мостом посреди реки начинается длинный и узкий Лебединый остров, он тянется до следующего моста, и на мысу его установлена Статуя Свободы. Когда мы проносились над Сеной, были видны одинокие гуляющие, идущие по тропе на другой конец острова.

Выйдя из метро, мы оказались на высоком берегу. Высоту и крутизну можно было оценить по узкой улице-лестнице, ныряющей вниз между домов.

Улицы в Пасси

Сделав буквально несколько шагов от площади Коста-Рико, мы остановились перед домом Бальзака, точней, над ним. За домом начиналась узкая улочка Бертон, уводящая вниз. Вид у улочки – совсем деревенский, по сторонам – глухие каменные стены. Сохранился межевой камень на границе владений Пасси и Отей.

Улица Бертон разделяет Пасси и Отей

Напротив дома Бальзака как раз находилась пресловутая психиатрическая больница. Теперь в этом здании размещено турецкое посольство.

Как мы стали узниками Кастель Беранже

По верхней улице (рю Ренуар) мы дошли до монументального цилиндрического Дома Радио и вскоре оказались на улице Фонтен. А вот и консерватория Пуленка и напротив него — Кастель Беранже. Однако окинуть дом взглядом разом как цельное произведение совершенно невозможно: часть дома расположена вдоль узкого переулка, к тому же стемнело.

Напрасно мы вглядывались в шедевр Гимара — его изысканность и красота ускользала от нас, оставалось недоумение и легкая разочарованность. Самая красивая деталь дома, как нам показалось, – полукруглый портик с двумя короткими колоннами и причудливой металлической дверью.

Кастель Беранже, дверь

Читаю в путеводителе: «Обязательно зайдите во внутренний двор, посмотрите на великолепный фонтан. Хотя здание частное, вы можете войти в вестибюль и полюбоваться изысканными украшениями стен, потолка и пола».

Темнота, накрапывает дождь. На улице – ни души. И вдруг шикарная дверь Кастель Беранже приоткрывается, и оттуда выходит девушка. Она выходит, а мы – шмыг – и внутрь.

Дверь закрывается, и мы оказываемся запертыми в вестибюле, и даже полюбоваться «изысканными украшениями стен, потолка и пола» не очень получается, потому что — темно, они только угадываются – в слабом свете уличного фонаря.

С другой стороны вестибюля – тоже решетка, за которой начинается внутренний дворик.

Стучали мы и в дверь на улицу, и в дверь во дворик – ну, совсем никого. Искали в стене волшебную кнопку. И вдруг дверь со стороны улицы открылась, и вошел мужчина с собачкой.

Кинулись мы к нему с радостью, хотели, говорим, посмотреть внутренний дворик и великолепный фонтан.

Повел он нас во дворик, показал на малюсенький фонтан и поднимается к себе на крыльцо. Уйти хочет.

Мы – ему: а выйти-то нам как? Подвел он нас к решетке и показал кнопку. Находилась она слева от решетки, чуть ниже, чем обычно. В общем, если кто надумает полюбоваться замком изнутри, имейте в виду.

Это маленькое происшествие нас встряхнуло и даже как-то повысило настроение.

А дождь, меж тем, усиливался. Прошлись мы еще по рю Фонтен, посмотрели на другие дома Гимара – красивые. Завернули в садик Сиротского приюта, где в местном храме выставлены трогательные вертепы, сделанные детскими руками.

И как-то неожиданно оказались перед высоким угловым домом с табличкой. А на табличке было написано, что здесь с 1920 по 1953 года проживал Иван Бунин, русский писатель, Нобелевский лауреат.

Здесь жил Иван Бунин

Вскоре мы вышли на широкую авеню Моцарта (уф, наконец-то появились какие-то люди). В маленьком магазинчике купили еды и вина и отправились домой, потому что ноги уже промокли и гулять под дождем и в темноте невесело даже по Парижу.

2-го января мы после завтрака освободили номера в отеле и загрузили вещи в наш автобус. Выезд из Парижа намечался во второй половине дня.

В этот день мы вдвоем с утра планировали погулять по Венсеннскому лесу и посмотреть замок, но – увы – шел проливной дождь, и мы вместе со всей группой запрыгнули в автобус и отправились в центр.

У нашей группы стояло в планах: экскурсия по кварталу Маре, потом плавание на кораблике по Сене и подъем на башню Монпарнас.

До центра ехали полчаса, и за это время погода чудесным образом переменилась. Дождь перестал, облака истаяли, открылось голубое небо, и засияло солнце.

Париж с галереи химер Нотр-Дам

Мы вылезли из автобуса около Нотр-Дам, зашли в пустынный собор. Очереди не было ни на вход в собор, ни на галерею химер. Подъем на галерею химер открывался в 10 часов утра. До этого времени мы решили сходить в Сен-Шапель.

Внутри Нотр-Дам

В Сен-Шапель

Часовня Сен-Шапель открывалась в 9 утра. На вход туда уже стояла очередь минут на десять. В начале десятого мы уже входили под сияющие голубые своды. А после часовни вернулись опять к Нотр-Дам, где на галерею химер уже выстроилась изрядная очередь.

Решили постоять. И совершенно не пожалели о потраченном времени, потому что вид на Париж с башни Нотр-Дам открывался великолепный. До этого я видела Париж с Триумфальной Арки, Эйфелевой башни, галереи Лафайет, центра Помпиду, смотровой площадки магазина Принтамр, холмов Монмарт и Бют-Шамон. Но вид с Нотр-Дам все же самый выигрышный – оптимальная высота, самый центр города.

С собой у нас был бинокль, и мы с пристрастием разглядывали окрестности. Ну, и солнечная погода очень была на руку. Поразили меня размеры церкви Сен-Жерве-Сен-Протэ (которая стоит сразу за Ратушей) – кажется, что окружающие дома ей по колено. На другой стороне сильно выделялась Сен-Сюльпис. Очень мило смотрелся сквер Рене Вивиани – одно из самых прелестных мест Парижа.

Вид с галереи химер на Париж. Выделяется Сен-Жерве-Сен-Протэ

Сквер Рене Вивиани

Заказать трансфер из аэропорта

Экскурсии на русском языке для небольших компаний и индивидуалов

Отели в Париже

Археологическая крипта на острове Сите

С вершин собора мы спустились под землю, а именно — в археологическую крипту, вход в которую находится перед префектурой полиции и Отелем Дье (старинной больницей). В крипте находятся руины древней Лютеции, планы и схемы города разных периодов, этапы строения собора Парижской богоматери. Воссоздан участок набережной. На экране в 3 D -формате можно увидеть, как выглядел римский город Лютеция, ее форум, арену, строения и храмы.

Музей был открыт в 1980 году, после того как в ходе раскопок на острове Сите были обнаружены многочисленные остатки прежних строений.

Поднявшись из подземелья на поверхность, мы перешли Сену и устроились в кафе сразу у моста, за столиком с видом на Нотр-Дам.

Париж купался в солнце. Настроение было весенним, обслужили нас быстро, принесли луковый суп, утиный паштет, улиток и графинчик вина. Мы любовались Парижем, весенней сумятицей, потоком жизни, несущейся мимо нас за окном, и наслаждались обжигающе вкусным луковым супом. Такие моменты откладываются в памяти как крупицы рафинированного счастья.

А потом просто гуляли по городу. Зашли в церковь Сен-Жермен Л’Оксеруа, прошлись по сувенирным лавкам, заглянули во внутренний двор Пале-Рояль, закупили вина в «Николя» на рю Опера, завернули в церковь святой Мадлен и к назначенному часу были на площади Согласия, у нашего автобуса.

Ша-Ки-Пеш, самая узкая улица Парижа

Вид на Сену и Нотр-Дам

В пятом часу мы покинули Париж и направились в сторону Швейцарии. Переезд был долгим. Ночевали мы в Мюлузе, в тридцати километрах перед франко-швейцарской границей.

Наутро мы въехали в Швейцарию недалеко от Базеля и покатили вглубь страны, на юг.

Продолжение

Поиск дешевых авиабилетов

Готовые туры

Отели

Туристическая страховка

Чтобы не пропустить ничего интересного, вы можете оформить е-мейл подписку. Тогда вы будете получать сообщения о появлении новых рассказов. ПОДПИСАТЬСЯ

putevye-istorii.ru

современная архитектура — Look At Me

   Пожалуй, у каждого человека есть представление о Париже даже если он там никогда не бывал. Фильмы, фотографии, репортажи - все они показывают так бережно охраняемый французами город. Сохранять не просто здания с их историей, но и целостный образ города - нелегкая задача. Здесь даже заменить оконные рамы у окна, выходящего во внутренний двор, можно только на выглядящие точно так же, что уж говорить о постройке современных зданий - сложно представить, скольких усилий и согласований стоит утверждение и воплощение в жизнь любого архитектурного проекта. Исключения, конечно же, есть: ненавистная парижанами башня Монпарнасс, Институт Арабского Мира и Библиотека Франсуа Миттерана.  Многочисленные офисы невозможно было вместить в черте города, так что они вынуждены были обосноваться в ближайших пригородах. Так образовался один из любимых моих районов -  Дефанс, маленький Нью-Йорк.

Мне всегда нравилось начинать прогулку по Дефансу от станции Esplanade de la Defense, не доезжая до самой арки. Самым пустынным этот район бывает в пасмурные или морозные воскресные утра, хотя, с другой стороны, понаблюдать за толпами одинаковых клерков тоже может быть приятно.

В Дефанс я приезжаю отдохнуть от тесноты парижских улиц. Огромность пространства нигде не ощущается так хорошо, как там, где оно чем-то ограничено. Что в этом районе лучше всего? Это то, что район - не просто группа небоскребов, а органичное и продуманное пространство. Скверы и статуи, мостики и сады, смягчающие холодность стеклянных зданий - нет ни одного необустроенного уголка между ними.

Стоит всего лишь отойти на несколько метров вбок от главной аллеи, чтобы попасть в один из скверов, найти булочную, цветочный магазин или тихое кафе. Например, Matsuri на предыдущей фотографии - моя любимая сеть японских ресторанчиков со свежайшей рыбой, японским пивом, лентами-транспортерами и разумными ценами.

На мой вкус, лучший кофе здесь, как ни банально, в Старбаксе. Эта сеть захватила Париж, победив, кажется, даже МакДо - как французы, со своей привычкой всё сокращать, его называют. В Дефансе Старбаксов два - один практически у подножия арки в торговом центре, из него отличный вид, но свободных столиков нет практически никогда, и второй, тот, что на фото - куда более уютный и свободный.

Дефанс - первый и самый крупный в Европе бизнес-район, и вынесение его за пределы города было отличной идеей. Попробуйте из любопытства приехать туда к началу рабочего дня, или, скажем, ровно в полдень, к началу обеденного перерыва. Сложно поверить, какое количество людей ежедневно приезжает туда на своих машинах. Если представить и без того загруженные пробками узкие парижские улицы и автомобили всех этих клерков, становится понятно, что иного варианта местоположения для Дефанса просто не было.

15-метровый  стабиль Кальдера является официальным местом встреч, хотя на деле точка встреч и ожиданий - ступени самой Арки Дефанс.

Площади и эспланада - вся пешеходная зона - как бы подвешены над сложным переплетением дорог, развязок и паркингов. Сюда надежнее всего добираться на машине - ведь люди в Дефансе не только работают, но и живут. Какое-то время я даже подумывала снять там квартиру, очень уж хотелось получше исследовать эти бесконечные потайные дворики и магазины - но, опять же, без машины было бы сложновато выбираться куда-то еще, а жить без лесов и парков я еще не готова.

Это, кстати, выход из одного из паркингов, еще раз доказывающий, что без внимания при планировке района не оставили ничего. И именно это, наверное, будит во мне азарт - обнаружить как можно больше спрятанных, но тщательно обдуманных уголков.

Quatre Temps - самый большой в Европе торговый центр - тоже отличается небанальностью: приятный комплекс, в котором, однако, проще простого заблудиться.

Обычно лестницы арки усыпаны людьми: кто-то ждет встречи, кто-то обедает, остальные просто смотрят. Смотреть есть на что - именно с этой точки, по-моему, лучше всего наслаждаться впечатляющими размерами окружающего пространства.

И, хотя можно подняться в прозрачном капсуле-лифте на крышу и посмотреть на триумфальный путь сверху, мне больше нравится оставаться внизу.

Мало кто уходит дальше арки, хотя Дефанс ею не заканчивается. Можно, например, прогуляться по мосту, никуда не ведущему, и посмотреть на аккуратное кладбище справа от него.

И обязательный пункт моих прогулок здесь - это дождаться сумерек, когда все вокруг преобразится и можно пройтись, никуда больше не сворачивая, прямо по эспланаде, отразиться во всех небоскребах и в некоторых статуях, и со спокойной душой ехать домой.

Отчего-то каждый раз, когда мне нужно остановиться и подумать, просто нажать на паузу, чтобы выйти из заезженного круга мыслей, мне необходимы большие пространства, воздух. В черте города в таких случаях приезжаю в Институт Арабского Мира.

По пути останавливаюсь возле одной из уличных блинных, или покупаю отличный сэндвич с козьим сыром в Eric Kayser (14 Rue Monge) и паркуюсь в одном из подземных паркингов неподалеку от набережной.

Институт Арабского мира - дорогущее творение Жана Нувеля, отличный музей и огромная библиотека, но обычно я их пропускаю, отправляясь сразу на крышу.

Южная сторона здания покрыта титановыми диафрагмами, которые должны измерять уровень дневного освещения и поддерживать постоянный уровень освещения внутри, но, судя по всему, выполняют исключительно декоративную функцию, повторяя орнамент «мушарабье».

И еще один отличный претендент для дня-"отдышки" от привычного Парижа – библиотека Франсуа Миттерана. Иногда я приезжаю туда на метро: 14 ветка, по которой туда удобнее всего добираться, - первая и пока что единственная полностью автоматизированная в парижском метро, а это значит, что можно осуществить детскую мечту и проехаться на месте машиниста. Я с Соней, которой еще нет года, предпочитаю добираться туда на машине. К счастью, в этой части города пробок обычно не бывает. Удобнее всего парковка под дворцом спорта Берси: если только не приехать во время концерта или соревнований, паркинг обычно пустует, а к пустым парковкам у меня как и у любого, наверное, парижанина, особая любовь.

Выход из паркинга находится в самом парке Берси, постоянном месте тусовски роллеров и скейтеров, ну и стандартных пожилых парижанок, молодых бегунов и семейств, выгуливающих собак. 

Но главная приятность этого парка - Французская Синематека, в которую, на мой взгляд, каждый хоть раз должен сходить.

Посмотрев, несомненно, отличный фильм и прогулявшись по парку, можно переходить по волнистому мосту через Сену к самой библиотке. Четыре здания в виде раскрытых книг - башни Законов, Чисел, Времен, Букв; этой библиотекой французы особенно гордятся. Кстати, они одними из первых начали сканировать свои архивы и сейчас их можно найти на сайте.

Библиотека на самом деле располагается не только в башнях, но и на всей территории между ними, точнее под этой территорией. Между башнями  в центре площади, покрытой деревянными брусками,  можно увидеть, что библиотека уходит еще и на 7 этажей вниз, и на этом "втором дне" растут  сосны, как раз доходящие верхушками до "дна" первого. Это самая большая библиотека из всех, где я бывала, и иногда я приезжаю туда просто для того, чтобы побродить внутри. К тому же, библиотека использует свое пространсво и для выставок. К сожалению, съемка в библиотеке запрещена и следят за этим строго, так что фотографий оттуда нет, но лично я бы отправила желающих понять Париж скорее туда, чем на Эйфелеву Башню.

Сосны привлекают не только взгляды посетителей и перекусывающих сэндвичами между башен студентов, но и птиц, которые иногда прилетают огромными стаями и долго кружат между башен, прежде чем плотными рядами расположиться на ветках.

На улице справа от библиотеки, если стоять спиной  к Сене, есть отличный магазинчик уменьшенных моделей поездов и машинок. И хотя они вовсе не входят в список моих интересов, я каждый раз оказываюсь в этом магазинчике и еще ни разу не ушла без совершенно ненужной мне, но совершенно идеальной модели паровоза.

Строящийся район жилых и офисных зданий вокруг башен называется Paris Rive Gauche, и это один из самых больших архитектурных проектов в Париже на данный момент. Гуляя по этому району, сложно поверить, что ты находишься в Париже.

И среди всей этой стеклянно-бетонной красоты стоит Les frigos (http://les-frigos.com), бывший гигантский холодильник, заселенный теперь художниками и артистами, в французском смысле этого слова. Официально попасть в него можно только на конкретные выставки, расписание которых висит на их сайте, но на деле я не раз совершенно спокойно заходила туда. В обычные дни все мастерские закрыты и смотреть особо не на что, зато раз в неделю там проводятся совершенно немыслимые закрытые вечеринки, от одних рассказов о которых становится слегка не по себе.

На avenue de France я захожу в био-кафе EXK,  съедаю шпинатный суп с инжирным хлебом и один из их отличнейших десертов, или же захожу в любимый, но более дорогой Le Notre, про ассортимент которого даже говорить бессмысленно - у них вкусно всё. К тому же они продают свои блюда навынос, так что если очень хочется поразить кого-нибудь своими кулинарными способностями, а готовить совсем лень, можно сжульничать и разогреть купленное в Le Notre блюдо.

На rue Neuve Tolbiac находится рай любителей сыра, ресторан и сырная лавка Fil'O'Fromage, хозяин которой в совершенстве разбирается в сырах и в винах, к ним подходящим.

На набережной перед библиотекой пришвартован Батофар, старинный корабль-маяк, ставший клубом и концертной площадкой, а летом еще и кафе.

А по другую сторону моста пришвартован плавучий бассейн Joséphine Baker с открывающейся крышей. Поплавать в нём можно всего за 3 евро, а один урок обучения плаванию стоит 13 евро. По вторникам и четвергам бассейн работает на пару часов дольше, чем обычно, так что можно устроить ночное купание после долгого прогулочного дня -  до 23 часов.

www.lookatme.ru

Современный Париж

О Париже сказано столько, что все написанное после, похоже на плагиат и скопированные строки. Но каждый познает этот город по-своему, и сегодня я расскажу вам о современном Париже, с которым я познакомилась в рамках проекта Fairmont Baku при участии Azal и Yarat - #TheArtOfTravel.

Наша необычная программа была тщательно спланирована одним из новых направлений современного пространства Yarat - Friends of Yarat. Основной целью стало знакомство абсолютно разных людей с современным искусством, представленным в Париже.

Путь любого туриста, приехавшего в самый романтичный город на Земле, лежит в одни и те же места: Нотр-Дам Де Пари, Эйфелева башня, Триумфальная арка, Лувр… Наше же знакомство началось с галереи Chantal Crousel, которая сама по себе представляет обычный белый лист в одном из типичных французских двориков. Экспозиция в ней была подстать: американский современный художник Оскар Туазон в характерном ему минимализме представил серию «Убежище» («Shelters»), каждое из которых создает лишь иллюзорный эффект защищенности. Скорее всего, это - вид защиты от вездесущих технологий и современного ритма, где нет места для уединения с собой и, например, книгой. А эти «бункеры» позволяют сделать паузу, остановиться, углубиться в себя и поразмышлять.

К слову, второе художественное пространство (Marian Goodman Gallery) тоже встретило нас минимализмом, но совсем в другом его проявлении. Ниле Торони, современный швейцарский художник-концептуалист, работающий в области аналитической живописи, всю свою жизнь потратил на подтверждение существования живописи как таковой. Его работы - это белые полотна, на которых в строгом порядке, на расстоянии в 30 см расположены одноцветные точки, названные художником «отпечатками» («empreintes»).

Они не рассказывают никакой истории, не передают настроение, не говорят с тобой, они представляют тебе абсолютное пространство для новых идеи и личного смысла. Именно этот вид осмысленной абстракции, втягивающей зрителя в глубь живописного поля, избрал для себя Торони при создании в 1967 году группы BMPT (Buren, Mosset, Parnamentier и Toroni). Но наибольшую известность после распада творческой группы получил все же Бюрен со своими вертикальными полосами.

После небольшого отдыха для мозга и обеда мы отправились в одно из самых значимых мест не только французской столицы, но и во всем мире искусства - Лувр. 60 000 кв.м. (а это приблизительно 22 футбольных поля) ежегодно посещает более 5 миллионов человек, и каждый идет за своими фаворитами: будь то Рафаэль, Тициан, Да Винчи, Древний Египет или Восток, но мало кто из присутствующих обратил внимание на вкрапления в постоянные экспозиции современного искусства. Именно за ним мы и пришли сюда.

Как утверждает руководство музея, они «просто продолжают королевскую традицию Франциска I, который украшал дворец творениями современников». Следуя принципу диалога между прошлым и настоящим, каждый художник сам искал место для своего произведения, которые создавались специально для выставки. К примеру, синими птицами один из самых известных французских художников Жорж Брак оформил потолок в русском зале.

Американец Сай Твомбли стал еще одним современным художником, чье произведение выставлено в Лувре на постоянной основе. Его роспись в жанре экспрессионизма на 350 кв.м. потолка в зале бронзового века перекликается с античностью, но в то же время чувствуется какая-то недосказанность и загадочность, которая проходит сквозь все творчество Твомбли.

А проходя мимо витражей Франсуа Морелле, вы вряд ли сможете себе представить, что они появились здесь недавно: так органично вписаны эти простые линии и формы в роскошное убранство музея. Выверенные связи с архитектурой и монументальная форма всегда были визитной карточкой Морелле. Задержавшись здесь ненадолго, можно попытаться понять все правила игры разума, руководящие художником на момент создания этого строго произведения.

Задуматься было о чем и во второй день нашего путешествия, который начался со знакомства с Fondation Louis Vuitton. Невероятно красивое и современное выставочное пространство в этот раз представляло зрителю экспозицию, состоящую из работ китайских художников. Стоит отметить, что мы попали на первую за последние 10 лет во Франции выставку, посвященную современному искусству Китая.

Музыка, поэзия, перформансы и кино, продиктованные сочетанием аллюзий культур Востока и Запада друг к другу - так кратко можно охарактеризовать несколько часов, проведенных там. Одна из самых запомнившихся композиций - Мой Идеал (My Ideal) Чжан Сяогана. Я бы не удивилась, если подобный семейно-социальный портрет был бы создан одним из наших современных авторов, так отчетливо для меня он перекликается с нашей страной: желание доказать свою состоятельность, стереотипы и судьба молодого человека, которая с младенчества решена за него.

В этот же день мы отправились на международную ярмарку модернизма и современного искусства Art Paris Art Fair, где впервые была представлена наша страна. На стенде YAY Gallery были представлены Аида Махмудова, Реза Хазаре, Алмагуль Менлибаева.

Однако не только их произведениями нам удалось насладиться, но и работой hypnotica. Именно наша команда во главе с Джавидом Гулиевым вошла в пятерку для показа видеомэппинга в рамках фестиваля на фасаде Grand Palais.

https://vimeo.com/164326552

Подводя итог, могу сказать, что проект #TheArtOfTravel открыл для меня новый мир переосмысления и поиска смысла в современном искусстве, которое всегда сталкивалось с непониманием и неприятием. Ведь оно далеко от традиционной живописи и бросает вызов художественным догматам. Но проходят десятилетия и столетия, и вот Ван Гог, Малевич, Поль Гоген, Ян Вермеер - великое наследие всего человечества. Безусловно, не весь ворох нынешних экспозиций достанется нашим потомкам. Но то, что проживет несколько десятков лет, и по-прежнему будет вызывать вопросы, то и останется после нас. А если ответ дан сразу, то тогда зачем все это?

 

Текст: Sabbi Mingthein/фото: пресс-материалы

 

nargismagazine.az

3. Париж — современный миф

Рож е_^^^аМ и^ич^юв^^

глаза, и перед нами предстанет героизм наших современников»1. Это пристрастие ксовременности заходило столь далеко, что Бодлер, как и Бальзак, распространял его на самые легковесные детали моды и одеж­ ды. Оба изучали моду как специальный предмет и задавались нравст­ венно-философскимивопросами .по ее поводу2, ибо модная одежда в их глазах представляла собой непосредственную реальность в самом резком, агрессивном проявлении—бытьможет, раздражающем, но за­ то переживаемом всеми3. Сверх того, как сильно отметилЭ.-Р.Курциус, в этих мелочах модной одежды «транспонировалась в ряд легкомыс­ ленных прихотей таяростно-патетическаяборьба, которую вели меж­ ду собой силы новой эпохи»4.

Нетрудно заметить, что такое систематическое внимание к со­ временной жизни означало прежде всего отказ от внешних черт ро­ мантизма —местногоколорита, живописной экзотики, готики, руин и призраков. На более же глубинном уровне оно предполагало ради­ кальный разрыв с «болезнью века», во всяком случае, пересмотр поня­ тий оболезненно-мечтательном,не приспособленном к жизни герое. Действительно,городу-мифу,этомутиглю, где плавятся страсти, где то возносятся, то дробятся самые закаленные характеры, нужен герой, одушевленный волей к власти, чтобы не сказать цезаризмом. «Участь сильного человека — деспотизм», — писал Бальзак, и один из лучших его аналитиков замечает, что он изображал «людей, которые, преодо­ лев волнения и смуту сентиментальной жизни, избавившись от пара­ лизующего отвращения от жизни, нашли дорогу к нравственной от­ ветственности, к эффективной деятельности, к вере, превозмогающей все препятствия»5. В этом смысле некоторые из его романов представ­

1Salon de 1846,chap. XVIII. [Ш. Бодлер, Об искусстве,с. 128. — Примеч. пер.]

Следует помнить, что «Парижские тайны» вышли в 1843 году, и отметить, что «беспорядочное существование тысяч обитателей городскогодна» пред­ ставляет собой для столь критичного ума, как Бодлер, предмет веры. Одно уже это доказывает мифический характер его представления о Париже. Оно оставалось таким на протяжении всей жизни поэта: вспомним раздел «Па­ рижские картины» в «Цветах Зла», а еще более «Салон 1859 года», где Бодлер долго сетует на то, что никто из живописцев не изображает естественную торжественность огромного города, «зловещее величие беспокойнейшей из столиц» [LU. Бодлер,Об искусстве, с. 230. —Примеч. пер], передать кото­ рое удалось лишькакому-томорскому офицеру (гл. VIII).

2Бодлер ратовал за черный фрак (см. выше), а Бальзак написал «Физиоло­ гию галстука и сигары», «Теорию перчатки», «Трактат об элегантной жизни».

3Кроме того, для Бодлера эти интересы смыкались с важной для него теориейДендизма, превращенного им именно водин из вопросов нравствен­ ности и современности.

4E.R. Curtius, Balzac, trad, franç., p.194-195.

5E.R. Curtius, op. cit, p. ЗОЗ.

studfiles.net

Современный Париж

О Париже сказано столько, что все написанное после, похоже на плагиат и скопированные строки. Но каждый познает этот город по-своему, и сегодня я расскажу вам о современном Париже, с которым я познакомилась в рамках проекта Fairmont Baku при участии Azal и Yarat - #TheArtOfTravel.

Наша необычная программа была тщательно спланирована одним из новых направлений современного пространства Yarat - Friends of Yarat. Основной целью стало знакомство абсолютно разных людей с современным искусством, представленным в Париже.

Путь любого туриста, приехавшего в самый романтичный город на Земле, лежит в одни и те же места: Нотр-Дам Де Пари, Эйфелева башня, Триумфальная арка, Лувр… Наше же знакомство началось с галереи Chantal Crousel, которая сама по себе представляет обычный белый лист в одном из типичных французских двориков. Экспозиция в ней была подстать: американский современный художник Оскар Туазон в характерном ему минимализме представил серию «Убежище» («Shelters»), каждое из которых создает лишь иллюзорный эффект защищенности. Скорее всего, это - вид защиты от вездесущих технологий и современного ритма, где нет места для уединения с собой и, например, книгой. А эти «бункеры» позволяют сделать паузу, остановиться, углубиться в себя и поразмышлять.

К слову, второе художественное пространство (Marian Goodman Gallery) тоже встретило нас минимализмом, но совсем в другом его проявлении. Ниле Торони, современный швейцарский художник-концептуалист, работающий в области аналитической живописи, всю свою жизнь потратил на подтверждение существования живописи как таковой. Его работы - это белые полотна, на которых в строгом порядке, на расстоянии в 30 см расположены одноцветные точки, названные художником «отпечатками» («empreintes»).

Они не рассказывают никакой истории, не передают настроение, не говорят с тобой, они представляют тебе абсолютное пространство для новых идеи и личного смысла. Именно этот вид осмысленной абстракции, втягивающей зрителя в глубь живописного поля, избрал для себя Торони при создании в 1967 году группы BMPT (Buren, Mosset, Parnamentier и Toroni). Но наибольшую известность после распада творческой группы получил все же Бюрен со своими вертикальными полосами.

После небольшого отдыха для мозга и обеда мы отправились в одно из самых значимых мест не только французской столицы, но и во всем мире искусства - Лувр. 60 000 кв.м. (а это приблизительно 22 футбольных поля) ежегодно посещает более 5 миллионов человек, и каждый идет за своими фаворитами: будь то Рафаэль, Тициан, Да Винчи, Древний Египет или Восток, но мало кто из присутствующих обратил внимание на вкрапления в постоянные экспозиции современного искусства. Именно за ним мы и пришли сюда.

Как утверждает руководство музея, они «просто продолжают королевскую традицию Франциска I, который украшал дворец творениями современников». Следуя принципу диалога между прошлым и настоящим, каждый художник сам искал место для своего произведения, которые создавались специально для выставки. К примеру, синими птицами один из самых известных французских художников Жорж Брак оформил потолок в русском зале.

Американец Сай Твомбли стал еще одним современным художником, чье произведение выставлено в Лувре на постоянной основе. Его роспись в жанре экспрессионизма на 350 кв.м. потолка в зале бронзового века перекликается с античностью, но в то же время чувствуется какая-то недосказанность и загадочность, которая проходит сквозь все творчество Твомбли.

А проходя мимо витражей Франсуа Морелле, вы вряд ли сможете себе представить, что они появились здесь недавно: так органично вписаны эти простые линии и формы в роскошное убранство музея. Выверенные связи с архитектурой и монументальная форма всегда были визитной карточкой Морелле. Задержавшись здесь ненадолго, можно попытаться понять все правила игры разума, руководящие художником на момент создания этого строго произведения.

Задуматься было о чем и во второй день нашего путешествия, который начался со знакомства с Fondation Louis Vuitton. Невероятно красивое и современное выставочное пространство в этот раз представляло зрителю экспозицию, состоящую из работ китайских художников. Стоит отметить, что мы попали на первую за последние 10 лет во Франции выставку, посвященную современному искусству Китая.

Музыка, поэзия, перформансы и кино, продиктованные сочетанием аллюзий культур Востока и Запада друг к другу - так кратко можно охарактеризовать несколько часов, проведенных там. Одна из самых запомнившихся композиций - Мой Идеал (My Ideal) Чжан Сяогана. Я бы не удивилась, если подобный семейно-социальный портрет был бы создан одним из наших современных авторов, так отчетливо для меня он перекликается с нашей страной: желание доказать свою состоятельность, стереотипы и судьба молодого человека, которая с младенчества решена за него.

В этот же день мы отправились на международную ярмарку модернизма и современного искусства Art Paris Art Fair, где впервые была представлена наша страна. На стенде YAY Gallery были представлены Аида Махмудова, Реза Хазаре, Алмагуль Менлибаева.

Однако не только их произведениями нам удалось насладиться, но и работой hypnotica. Именно наша команда во главе с Джавидом Гулиевым вошла в пятерку для показа видеомэппинга в рамках фестиваля на фасаде Grand Palais.

https://vimeo.com/164326552

Подводя итог, могу сказать, что проект #TheArtOfTravel открыл для меня новый мир переосмысления и поиска смысла в современном искусстве, которое всегда сталкивалось с непониманием и неприятием. Ведь оно далеко от традиционной живописи и бросает вызов художественным догматам. Но проходят десятилетия и столетия, и вот Ван Гог, Малевич, Поль Гоген, Ян Вермеер - великое наследие всего человечества. Безусловно, не весь ворох нынешних экспозиций достанется нашим потомкам. Но то, что проживет несколько десятков лет, и по-прежнему будет вызывать вопросы, то и останется после нас. А если ответ дан сразу, то тогда зачем все это?

 

Текст: Sabbi Mingthein/фото: пресс-материалы

 

nargismagazine.az

Париж современный - деловой район La Defense

Мы уже немало написали в наших статьях о различных парижских достопримечательностях, история многих из которых уходит в далекие времена. Сегодня же хотелось бы рассказать о Париже новом, ярчайшим примером которого можно смело назвать деловой район города, который на первый взгляд чем-то напоминает футуристические зарисовки из фантастических кинофильмов.

Деловой район французской столицы поражает своей дневной активностью, которая мало чем отличается от аналогичной на Уолл-стрит, яркостью и живостью. И точно так же удивительно выглядит эта часть Парижа в своем ночном безмолвии.

La Defense (именно такое название носит этот парижский район) — это не просто скопление небоскребов и расположенных в них многочисленных офисов, вы всегда сможете отыскать здесь массу интересного. В районе, с завидной регулярностью, проводятся концерты, театральные представления, художественные выставки. Для того, чтобы принять в этом непосредственное участие, достаточно просто посетить в соответствующие часы Выставочный центр или крышу Большой арки.

В любое время вы можете порадовать себя посещением многочисленных баров, кафе и ресторанов, магазинов. Прогуливаясь по улицам этого «района будущего», вам поднимут настроение местные мимы, музыканты или фокусники, выступающими практически на каждом шагу. А если вам повезет, и вы окажетесь в Париже 21-го июня, тогда настоятельно рекомендуем посетить ежегодный музыкальный фестиваль «Fute de la Musique», проходящий в деловом районе.

Что касается архитектурных особенностей La Defense, то здесь вы сможете увидеть группы башенных сооружений высотой в тридцать с лишним этажей, фасады которых имеют весьма оригинальное оформление. Здесь идеально переплетаются как современные направления архитектуры, так и старые мозаики, скульптуры, оригинальные фонтаны.

Наиболее значимым и привлекающим тысячи туристов сооружением здесь является упоминавшаяся уже выше Большая арка, которая представляет собой огромный куб. Это сооружение весит триста тысяч тонн, ширина его составляет семьдесят метров, а высота — сто десять. Автором этого поистине монументального памятника современной архитектуры стал Йохан-Отто фон Спрекельсон, выигравший конкурс, проводимый в свое время президентом Франции Франсуа Миттераном. Согласно мыслям архитектора, эта массивная конструкция должна была стать своеобразной Триумфальной аркой нового времени, олицетворяющей гуманистические идеи. В этом здании находятся отдельные министерства и  ведомства страны, а также штаб-квартиры крупных международных компаний.

С верхней террасы открывается замечательный вид на многочисленные парижские достопримечательности, среди которых Лувр, Елисейские поля, сад Тюильри, Триумфальная арка и другие.

 

03.06.2010 11:24

Glamour Apartments

blog.glamourapartments.ru