Прогулки по Парижу. По следам мушкетеров. Париж во времена мушкетеров


Прогулки по Парижу. По следам мушкетеров

Любите ли вы бессмертный роман Александра Дюма и его героев? Знаете ли, что многие уголки Парижа отлично сохранили дух тех романтических и прекрасных времен? Интересно ли вам взглянуть на тот Париж, который описан в романе? Если хоть на один вопрос вы ответили "да!", приглашаю вас в Париж мушкетеров. Текст, который следует ниже, построен по принципу: цитата из романа (с сохранением порядка глав) – фотографии и комментарии. Цитаты из романа даны синим цветом, а мои комментарии - черным или белым (у кого какой фон). Итак, путешествие по современному Парижу, следуя за героями ДюмаАлександр Дюма. Три мушкетера

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА,где устанавливается, что в героях повести, которую мы будем иметь честьрассказать нашим читателям, нет ничего мифологического, хотя имена их иоканчиваются на "ос" и "ис"

Несомненно, следует начать с самого автора романа – Александра Дюма-отца. Вот он сидит – сибарит, трудоголик и жизнелюб.

Автор

Тем, кому интересны его личность и творчество, рекомендую посетить сайт Дюмания (http://www.dumania.borda.ru) – найдете много для себя интересного. А пока два слова о памятнике. Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа («Три Дюма») пишет: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: "Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг". На вершине огромной гранитной глыбы – точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках». Стоит памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и его можно увидеть прямо от выхода из одноименной станции метро (M° Malesherbes - название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане Парижского метро).

Памятник Александру Дюма-отцу у метро Мальзерб

Площадь эту одно время даже хотели переименовать в Площадь трех Дюма, поскольку в центре нее стоял памятник наполеоновскому генералу Александру Дюма (деду и отцу двух других Александров), а по краям размещались памятники Александру Дюма-отцу (автору «Трех мушкетеров») и Александру Дюма-сыну, драматургу и писателю, автору «Дамы с камелиями». Однако, памятник Дюма-деду убрали, а площадь переименовали совсем по-иному – вместо имени академика Кретьена Мальзерба (защищавшего короля Людовика ХVI на процессе времен Великой французской революции и отправившегося за это на гильотину вслед за своим подзащитным по обвинению в «шпионаже в пользу Англии») она теперь носит имя безвестного генерала Карту.

Но вернемся к тексту предисловия

"Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на "Воспоминания г-на д'Артаньяна", напечатанные - как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, - в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился."

Итак, в первом же абзаце мы встречаем имя главного героя романа.

Знакомьтесь: шевалье д'Артаньян

Шевалье д'Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику от станции "Мальзерб".

Конечно, Доре изобразил здесь д'Артаньяна – героя романа "Три мушкетера", а не того д'Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. «Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе "Три мушкетера". Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д'Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д'Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста» - это цитата из статьи о жизни реального д'Артаньяна (Б. Бродский и Л. Лабезникова, " Наука и жизнь",N 10, 1964). И этого второго, а точнее - первого, д'Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.

Мемориальная доска в память о "настоящем" д'Артаньяне

Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (M° Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д'Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант, прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.

Улица Бак, д.1. Здесь когда-то жил капитан-лейтенант д'Артаньян

На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д'Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д'Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным кроме своего исторического месторасположения не отличаются.

Однако, достаточно о прототипах, вернемся к тексту романа и его героям.

I. ТРИ ДАРА Г-НА Д'АРТАНЬЯНА-ОТЦА

"…Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга."

Улица Могильшиков (ныне улица Сервандони)

Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д'Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

О доме, где поселился д'Артаньян, поговорим чуть позже, а пока стоит познакомится с географией места, на котором происходят многие события романа. Место это совсем небольшое – это бывший и нынешний Люксембургский квартал (M° St.Sulpice), где живут и служат все главные герои. Как это ни странно, но структура основных улиц квартала сохранилась и по сей день. Так что, пользоваться вот этим планом, которому более трехсот лет, можно еще и сейчас.

Люксембургский квартал на плане Парижа 17 века

Для сравнения приведу и современный план того же места.

Люксембургский квартал на карте современного Парижа

Немного забегая вперед, скажу также, что полный план всех мушкетерских мест Парижа с привязкой к тексту романа приведен здесь: http://nikolai-endegor.livejournal.com/64042.html)

________________________________

"…Внеся задаток, д'Артаньян сразу же перебрался в свою комнату и весь остаток дня занимался работой: обшивал свой камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на д'Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну. Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге."

Набережная Железного Лома (ныне Кожевенная)

Бывшая набережная Железного Лома (quai de la Ferraille) носит сейчас название Кожевенной (quai de la Megisserie), хотя ни кузнечных мастерских, ни кожевенных лавок здесь давно уже нет. Зато по утрам тут кричат петухи, весь день слышен лай собак, пахнет домашней животиной и диковинными цветами. Набережная оккупирована зоомагазинами, торговцами растениями, рыбками и другими одушевленными и неодушевленными объектами для дома и сада.

Ау, кузнецы!... Ау, кожевники...

________________________________

"…После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, - обстоятельство, истолкованное им как предзнаменование успеха."

Улица Старой Голубятни

Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному – восточному – фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильшиков), где обитал д'Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д'Артаньяну было рукой подать.

II. ПРИЕМНАЯ Г-НА ДЕ ТРЕВИЛЯ

"...Кроме утреннего приема у короля и у кардинала, в Париже происходило больше двухсот таких "утренних приемов", пользовавшихся особым вниманием. Среди них утренний прием у де Тревиля собирал наибольшее число посетителей. Двор его особняка, расположенного на улице Старой Голубятни, походил на лагерь уже с шести часов утра летом и с восьми часов зимой. Человек пятьдесят или шестьдесят мушкетеров, видимо, сменявшихся время от времени, с тем чтобы число их всегда оставалось внушительным, постоянно расхаживали по двору, вооруженные до зубов и готовые на все."

Увы, ни одного особняка достойного капитана мушкетеров на улице Старой Голубятни сейчас нет. Но представить себе двор дома де Тревиля нетрудно. Их и сейчас еще немало сохранилось в Париже – обязательных и показательных «почетных дворов» при любом уважающем себя доме. Естественным образом они выросли из традиционной городской архитектуры того времени: дом-крепость образует каре с центральными арочными воротами, выходящими на улицу, и главным входом в здание со двора, напротив ворот. Вот, например, двор особняка Сюлли (Hôtel De Sully, M° St. Paul), построенного в 1620е годы, т.е. как раз во время действия романа.

Здесь мог бы жить капитан де Тревиль

Де Тревиль вполне мог иметь подобный дом - ведь капитан королевских мушкетеров по рангу ничуть не ниже королевского суперинтенданта финансов, которым был Сюлли при Генрихе IV - отце Людовика XIII. Ну разве что возможностей строить особняки за счет казны у бедного гасконского дворянина было поменьше чем у прожженного финансиста...

IV. ПЛЕЧО АТОСА, ПЕРЕВЯЗЬ ПОРТОСА И ПЛАТОК АРАМИСА

“Портос в дикой ярости сделал движение, намереваясь броситься на обидчика.- Потом, потом! - крикнул ему д'Артаньян. - Когда на вас не будет плаща!- Значит, в час, позади Люксембургского дворца!- Прекрасно, в час! - ответил д'Артаньян, заворачивая за угол.Но ни на улице, по которой он пробежал, ни на той, которую он мог теперь охватить взглядом, не видно было ни души. Как ни медленно двигался незнакомец, он успел скрыться из виду или зайти в какой-нибудь дом. Д'Артаньян расспрашивал о нем всех встречных, спустился до перевоза, (т.е. до той самой улицы Бак, где жил его прототип – Н.Г.) вернулся по улице Сены, прошел по улице Алого Креста. Ничего, ровно ничего!”

Нынешняя улица Сены плавно перетекает в улицу Турнон: начав по ней путь от набережной, можно не сворачивая дойти до самых ворот Люксембургского дворца. А в 17-м веке было не так – улица Сены заканчивалась вот на этом перекрестке, упираясь в улицу Бюсси (rue de Buci, M° Mabillon). Перекресток, надо сказать, примечательный, на мой взгляд, это одно из самых «парижских» мест в городе. Здесь всегда оживленно, рядом масса кафе и ресторанов, летучий рынок, бульвар Сен-Жермен, за углом начинаются галереи квартала искусств...

Старая часть улицы Сены

Что касается упомянутой улицы Алого Креста – тут имеет место небольшая неточность: улицы такой в Париже не было, как нет ее и сейчас. Зато с XV века существует одноименный перекресток (Carrefour de la Croix Rouge, M° St. Sulpice), названный так потому, что стоял на нем когда-то красный крест. Сейчас вместо креста можно лицезреть кентаврообразное создание от скульптора Сезара (уж не у него ли учился Церетели?), с многочисленными мужскими достоинствами. Малая копия этого кентавра служит надгробным памятником самого скульптора на близлежащем Монпарнасском кладбище.

Кентавр Сезара на перекрестке Алого Креста

На перекресте Алого Креста (за слово «алый» отдельный респект переводчику, думаю 90% парижан ассоциируют Croix Rouge с современным обществом «Красного креста») сходятся сразу 6 улиц образующие 9 углов. Замечательно, что 5 из этих улиц сохранили свои названия с 15-16-го веков и только одна была переименована: в 1808г. улица Гроба Господня превратилась в улицу Дракона (rue du Dragon). Дракон, хоть и небольшой, обитает тут же на углу.

Еще один обитатель перекрестка Алого Креста

________________________________

“- Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя!- А я отправлю вас назад служить обедню, господин аббат! Вытаскивайте шпагу, прошу вас, и сию же минуту!- Нет-нет, милый друг, не здесь, во всяком случае. Не видите вы разве, что мы находимся против самого дома д'Эгильонов, который наполнен клевретами кардинала? Кто уверит меня, что не его высокопреосвященство поручил вам доставить ему мою голову? А я, знаете, до смешного дорожу своей головой.”

Долго пытался я понять, о каком же доме д’Эгильонов идет речь в “дуэльном” разговоре д'Артаньяна и Арамиса – ведь известно, что Дюма создавал свои романы, стараясь отслеживать географию описываемых мест, сверяясь с картами и планами. Наиболее логичная версия: здесь имеется в виду т.н. Малый Люксембург, купленный Марией Медичи, вдовой Генриха IV и матерью Людовика XIII, у герцога Люксембургского.

Дом д'Эгильонов - Малый Люксембург со стороны улицы Вожирар

После того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего  давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д’Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен – у Дюма про это сказано так:"... великий человек, которого так глубоко чтил г-н д'Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д'Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала" (тут Дюма не совсем точен: г-жа 'Эгильон и г-жа де Комбалэ – это одно и то же лицо: де Комбалэ - это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу).

Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д'Эгильонов. Правда произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д'Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 10-15 лет? Вполне допустимо...

Малый Люксембург со стороны Люксембургского сада

Как компьютерщик, не могу удержаться и не привести еще один интересный факт о Малом Люксембурге: именно здесь была продемонстрирована модель первой счетной машины, изобретенной молодым Блезом Паскалем для облегчения труда своего отца-счетовода. И это практически в то же время, когда мушкетеры и гвардейцы звенели шпагами на Парижских улицах!

V. КОРОЛЕВСКИЕ МУШКЕТЕРЫ И ГВАРДЕЙЦЫ Г-НА КАРДИНАЛА

“...в д'Артаньяне жила непоколебимая решимость, основанная на советах его отца, сущность которых сводилась к следующему: "Не покоряться никому, кроме короля, кардинала и господина де Тревиля". Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время.”

Монастырь кармелитов Дешо, где у д'Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от 17-го века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Монастырь Дешо

Название монастыря происходит от слова "Deсhaux" - разутые, поскольку монахи этого ордена не носили чулков и ходили в сандалиях на босу ногу. От «бесплодных пустырей» сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас "та самая", четырех вековой давности

Внутренний двор монастыря Дешо, место несостоявшейся дуэли д'Артаньяна и Атоса

Место это во многом также и трагичное – как истинная революция, Великая Французская успешно превращала церкви в склады и тюрьмы. Монастырь Дешо в 1792 году стал местом заключения для священников; 114 из них были здесь казнены, о чем свидетельствует мемориальная доска при входе.

________________________________

“- Если вы спешите, сударь, - произнес Д'Артаньян с той же простотой, с какой минуту назад он предложил Атосу отложить дуэль на три дня, - если вы спешите и если вам угодно покончить со мной немедленно, прошу вас – не стесняйтесь.- И эти слова также мне по душе, - сказал Атос, приветливо кивнув д'Артаньяну. - Это слова человека неглупого и, несомненно, благородного. Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами. Подождем моих друзей, прошу вас, мне некуда спешить, и так будет приличнее... Ах, вот один из них, кажется, идет!Действительно, в конце улицы Вожирар в эту минуту показалась гигантская фигура Портоса.”

Перспектива ул. Вожирар от перекрестка с ул. Бонапарта

Говорят, Вожирар самая длинная парижская улица (4360 м в пределах города по официальной статистике). Дата ее возникновения теряется в веках, поскольку образовалась она на месте одной из дорог, проложенных римлянами. Хотя вполне может быть, что дорога здесь существовала и в до-римские времена... Название же свое улица получила от исчезнувшей деревушки Валь-Жерар, через которую проходила дорога

VI. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ТРИНАДЦАТЫЙ

“История эта наделала много шума. Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их. Нельзя было, однако, терять время: следовало немедленно предупредить короля, и г-н де Тревиль поспешил в Лувр.”

Утренний Лувр от площади Карузель

“Но было уже поздно: король сидел, запершись с кардиналом. Де Тревилю было сказано, что король занят и никого сейчас принять не может. Де Тревиль явился вечером, в час, когда король играл в карты. Король был в выигрыше, и так как его величество отличался чрезвычайной скупостью, то находился по этому случаю в прекрасном расположении духа.”

Король Людовик XIII встречает нас в центре площади Вогезов (Place de Vosges, M° St.Paul), про которую мы еще будем говорить. До реалистичности этой скульптуре, конечно, далеко – изображен не реальный характер, а абстрактный «идеальный» король – и только из подписи на пьедестале можно понять, какой же по счету Людовик восседает на коне. И все же, благодаря этой статуе, мы можем пополнить галерею уличных парижских портретов героев романа.

Статуя Людовика XIII на площади Вогезов

А вот конь, на котором восседает Людовик, не совсем обычный. Когда-то он был бронзовым и нес на себе бронзового же Генриха II. Став королем, Генрих IV отправил фигуру своего августейшего предшественника в переплавку, чтобы водрузить на того же самого коня изваяние "себя любимого". Через пару десятков лет Ришелье решил, что конь под Генрихом подустал и повелел перелить фигуру отца в фигуру сына - своего патрона Людовика XIII. Людовик просидел на коне дольше всех, пока по приказу Робеспьера всадника (на этот раз вместе с конем) не переплавили в пушку. И только Наполеон восстановил статус-кво времен мушкетеров, правда уже не в бронзе, а в мраморе. Что, вообще говоря, удивительно: зная биографию императора, скорее можно было ожидать, что он не станет нарушать сложившуюся традицию и сам займет место в седле. Эта "история лошади" почерпнута мной из замечательной книги о Париже Василия Бетаки

________________________________

"- Честное слово, - произнес он (д'Артаньян), обращаясь к своему противнику, - вам повезло, хоть вы и называетесь Бернажу! Вы наскочили только на ученика мушкетера. Впрочем, не беспокойтесь: я сделаю все,что могу. Защищайтесь!- Мне кажется... - сказал гвардеец, которому д'Артаньян бросил вызов, - мне кажется, что место выбрано неудачно. Нам было бы удобнее где-нибудь за Сен-Жерменским аббатством или на Пре-о-Клер."

В предложении Бернажу можно увидеть вполне четкое указание места. Если смотреть от Люксембурга, где происходил этот разговор, то "за Сен-Жерменским аббатством" окажутся либо район улицы Пти-Огюстен, либо кварталы вдоль Сены, расположенные к востоку от стен аббатства.

Аббатство Сен-Жермен-де-Пре

Первый из этих районов в мушкетерские времена был уже основательно застроен, там располагался монастырь Малых Августинцев, ряд особняков вдоль Сены, дворец королевы Маргариты Валуа - вряд ли дуэль там была уместна. А вот кварталы вдоль Сены – это и есть тот самый Пре-о-Клер, "луг клерков", излюбленное место дуэлянтов на протяжении целых веков. Так что оба места, названные Бернажу, скорее всего, просто разные участки Пре-о-Клер. Впрочем, сам Пре-о-Клер не стоял на месте. По мере активного роста города луга постепенно застраивались, а название сдвигалось вслед за застройкой вниз по Сене. Если в 16-м веке под Пре-о-Клер понимали участок между улицами Пти-Огюстен и Перевоза (rue du Bac), то на картах 18-го века это название уже пишется гораздо дальше, в районе современной улицы Бельшас, доходя иногда чуть не до границ эспланады Инвалидов.

В современном Париже наименование Пре-о-Клер сохранилось в двух местах: так называется кафе на углу улиц Жакоб и Бонапарта (бывшей Пти-Огюстен), а также маленькая улочка, соединяющая бульвар Cен-Жермен и Университетскую улицу.

Улица Пре-о-Клер (rue du Pre-aux-Clercs) - тишайшее и спокойнейшее место в нынешнем бурном Париже

________________________________

"Но Бернажу крикнул ему, что это пустяки, и, смело ринувшись вперед, сам наскочил на острие шпаги д'Артаньяна. Тем не менее, так как он не падал и не признавал себя побежденным, а только отступал в сторону особняка г-на де Ла Тремуля, где служил один из его родственников, д'Артаньян, не имея понятия, насколько опасна последняя нанесенная им противнику рана, упорно его теснил и, возможно, прикончил бы его. ... Получилась всеобщая свалка, но перевес был на стороне мушкетеров. Гвардейцы кардинала и люди г-на де Ла Тремуля отступили во двор дома, едва успев захлопнуть за собой ворота, чтобы помешать противнику ворваться вместе с ними."

Дом де Ла Тремуля находился на месте дома №50 по улице Вожирар, прямо на углу с улицей Феру, где жил Атос. Сейчас напротив этого дома находится один из входов в Люксембургский сад, из сада же удобнее всего делать фотографию этого места.

Дом №50 по ул. Вожирар - адрес герцога де Ла Тремуля

Тремули были древним и известным родом, в Париже им принадлежало несколько особняков. Вот как выглядел один из них на Правом берегу. Сохранившийся портик дома Тремулей можно увидеть во дворе Школы изящных искусств, которая располагается на улице Бонапарта.

Особняк Тремулей (со старинного рисунка)

VII. МУШКЕТЕРЫ У СЕБЯ ДОМА

"Когда, покинув Лувр, Д'Артаньян спросил своих друзей, как лучше употребить свою часть сорока пистолей, Атос посоветовал ему заказать хороший обед в "Сосновой шишке", Портос - нанять слугу, а Арамис – обзавестись достойной любовницей

… Если они придут, расскажи им о том, что произошло. Пусть они ожидают меня в кабачке "Сосновая шишка".

…Что касается д'Артаньяна, то он поспешил в кабачок "Сосновая шишка", где его ожидали Портос и Арамис."

Кабачок "Сосновая шишка", где так любили собираться мушкетеры, место вполне историческое. Он находился на холме святой Женевьевы в доме №1 по площади Контрэскарп (Place de la Contrescarpe, метро Place Monge). Славились не только его кухня, но и вина, и такие знатоки стола и кубка как Рабле и поэты Плеяды устраивали здесь многочисленные винные дегустации. К сожалению, в настоящее время от кабачка осталась только вывеска над вторым этажом дома, а "историческое место" занято хоть и дорогой, но убого-стандартной мороженицей.

Дом на площади Контрэскарп, где находился кабачок "Сосновая шишка"

________________________________

"...Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше - так звали слугу - плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой."

Мост Ла-Турнель один из самых старых в Париже. До 17 века он был деревянным, в 1614 году было начато строительство каменной шести арочной переправы, просуществовавшей до середины 19-го века. После реконструкции 1847 года мост стал трех пролетным, каким мы его сейчас и видим.

Мост Ла-Турнель

С моста открывается великолепный вид на восточную стрелку о-ва Ситэ и Нотр-Дам, так что Планше вполне можно понять: есть здесь что созерцать, и о чем размышлять. Насчет плевать... тут, пожалуй, дело вкуса.

Вид с моста Ла-Турнель по течению Сены

Обратимся теперь к жилищам мушкетеров. Они в основном описаны в этой главе, хотя некоторые важные детали разбросаны по всему роману.

Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

“Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

...Он (д'Артаньян) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса”

Улица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, Д'Артаньян,. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут

Улица Феру, в направлении Сен-Сюльпис. В одном из здешних двориков живет Атос

Улица Феру, вид в сторону Люксембурга.

________________________________

"Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: "Вот моя об

nikolai-endegor.livejournal.com

Париж трёх мушкетёров

Был в моей гидовской практике такой не совсем гидовский эпизод: французская фирма, где я работала, решила заняться приемом русских туристов и попросила меня придумать несколько пешеходных экскурсий. Они, с одной стороны, должны были быть тематическими, а с другой, давать возможность увидеть и узнать город вообще: понятно, что знакомиться с одной темой, потом с другой, потом с третьей, ходя по десять раз по одним и тем же местам, возможности у туриста нет.

К этому моменту русские уже активно посещали Париж, и, казалось бы, все было давно придумано. Потому и возникла мысль написать что-нибудь нестандартное, интересное для наших соотечественников. Тут-то я вспомнила своего приятеля, который в детстве прочитал «Трех мушкетеров» семнадцать раз. Он был что называется часто болеющим ребенком, и когда слегал с простудой или ангиной, брал с полки заветную книгу и перечитывал ее от корки до корки. Если болезнь проходила с осложнениями, он, закончив, начинал сначала. Но однажды у него поднялась температура, запершило в горле, он в радостным предвкушении направился к полке и… не нашел книги. В отчаянии мальчик перевернул всю квартиру и наконец обнаружил ее в кладовке, завернутую в газету и перевязанную бечевкой. Под бечевкой оказалась и записка от мамы: «Саша! Если ты хоть немного меня уважаешь, не читай больше этот роман!» Саша горестно вздохнул и отложил «Трех мушкетеров» — точно из сердца вырвал. С тех пор он к ним не возвращался, но страстную любовь сохранил навеки.Я подумала: а ведь все русские увлекались этим бессмертным произведением! К тому же мне оно было особенно близко: когда я плавала на корабле, мы часто ставили по нему спектакли, в которых я играла то королеву, то герцога Бекингема.Правда, плававший с нами однажды французский журналист никак не мог взять в толк: «И что это вы так любите нашего Дюма? У вас что, своих писателей нет?»

Словом, так родилась идея экскурсии «Париж «Трех мушкетеров» – город, знакомый с детства». Конечно же, я, хоть и не по семнадцатому разу, перечитала роман: сколько же в нем блеска и юмора! А чтобы произвести рекогносцировку на местности, я отправилась во французскую столицу.Сразу хочу сделать отступление и заранее извиниться перед читателем за иллюстрации: во-первых, у меня есть лишь открытки и бумажные фото того времени; во-вторых, на многих из них фигурирую я собственной персоной, а порой и не одна. Но может, последнее не так страшно? Представьте себе, что смотрите телепередачу, и назойливый ведущий то и дело лезет в кадр – к тому же сейчас модно наполнять простыми людьми фильмы и передачи по культуре. В общем, suivez le guide – следуйте за гидом!В результате своих исследований я могу предложить вам прогулку, во время которой мы побываем на левом берегу Сены: на улицах, где жили друзья-мушкетеры, в монастыре Дешои и прочих интересных местах. А начнем мы ее на правом берегу, в самом центре города — на площади Пале-Руаяль (Королевского дворца).Но перед любой экскурсией положено дать вступление. Каким же был Париж времен «Трех мушкетеров»? Действие романа начинается в первый понедельник апреля 1625 года. К моменту появления д’Артаньяна в Париже в этом месте дворца еще не было, здесь перпендикулярно Сене проходила крепостная стена XIV века. Город имел две стены: первая была построена при короле Филиппе-Августе в конце XII – начале XIII веков и охватывала территорию на правом и левом берегах Сены. До Филиппа-Августа в Париже было всего четыре квартала. Со строительством стены их стало восемь. Вторая стена была воздвигнута в XIV веке и называлась стеной Карла V. Она окружала гораздо бОльшую по сравнению со стеной Филиппа-Августа территорию на правом берегу, расширяя город к северо-западу, проходя по линии нынешних Больших Бульваров и затем поворачивая к Сене. К городу прибавилось еще восемь кварталов. При этом предыдущая стена не была разрушена, но пришла в запущенное состояние. К началу XVII века в городе было тринадцать въездных ворот: восемь на правом и пять на левом берегу. Ворота Сент-Антуан находились в районе современной площади Бастилии.Именно через них д’Артаньян вошел в Париж, там же продав свою желто-рыжую лошадь за три экю. (В порядке сравнения цен, когда в самом начале романа раненый д’Артаньян попал в гостиницу, он должен был заплатить по одному экю за каждый день постоя.)Рядом с Пале-Руаяль, на месте нынешней Комеди-Франсэз, находились ворота Сент-Оноре. Там видели Портоса с дамой под вуалью.Ворота Сен-Дени, через которые мушкетеры выехали в Лондон, располагались в ста метрах к югу от того места, где сейчас арка Сен-Дени на Больших Бульварах. («В два часа ночи наши четыре искателя приключений выехали из Парижа через ворота Сен-Дени.»)Позднее, в 1633-36 годах герой книги Людовик XIII построил новую стену, еще больше расширив город к западу и частично разрушив укрепления Карла V (в том числе на этом месте). Стена Карла V была окончательно разобрана в конце XVI – начале XVII веков. На ее месте были проложены Большие Бульвары.Стена Людовика XIII простояла до 1754 года.Посмотрим теперь на Королевский дворец.Пусть вас не смущает египетская статуя перед ним: она не имеет к дворцу никакого отношения. Видно, просто не отпускает современных французов египетская тема, не дают покоя лавры Наполеона с его египетским обелиском на площади Согласия.А статуя к тому же живая – её или ей подобную можно встретить и в других местах.Так что поговорим о дворце: он был построен архитектором Лемерсье по заказу другого героя книги — кардинала Ришелье.Арман-Жан дю Плесси, кардинал Ришелье родился в Париже в 1585 году. В начале своей карьеры он был епископом в городе Люсоне, в 1615 стал священником Марии Медичи, в 1622 — кардиналом. Жил на Королевской площади — ныне это площадь Вогезов, в центре ее высится конный памятник Людовику III.В 1624 году Ришелье стал министром, вошел в Королевский Совет и вскоре сделался его главой. Тогда же он решил перенести свою резиденцию поближе к Лувру. Во время ее строительства жил в Малом Люксембургском дворце, а пятью годами позже переехал во вновь отстроенный у ворот Сент-Оноре особняк – Отель Ришелье. Еще через пять лет кардинал увеличил его, присовокупив пространство, освободившееся после разборки части стены Карла V – с этого момента он стал называться Кардинальским Дворцом. А еще через пять это уже был колоссальный дворцовый ансамбль с огромным садом. В 1648 площадь перед дворцом была очищена от находившихся там ранее построек. Позднее она дважды увеличивалась – в 1769 и в 1854.Еще в 1636 году кардинал завещал дворец Людовику XIII и его прямым наследникам. Умер он здесь же 4 декабря 1642 и перед смертью подтвердил завещание. Дворец получил название Королевского, когда в 1643 году, после смерти Людовика XIII, в него из Лувра переехала Анна Австрийская с детьми – Людовиком XIV и Филиппом Орлеанским, пяти и трех лет.Год спустя кардинал Мазарини поселился рядом с дворцом и часто ходил к королеве, пользуясь маленькой калиткой, специально сделанной в ограде сада. Позже Мазарини переехал во дворец, где для него были устроены покои, находившиеся между покоями Анны Австрийской и покоями маленького короля. Именно в это время Людовик XIV, которым никто особо не занимался, чуть не утонул в пруду дворцового сада. Его подругой по играм была дочь служанки – он звал ее “королева Мария” и играл с ней на кухне в короля и королеву.В 1650 во время Фронды королевская семья была вынуждена покинуть Париж, а вернувшись в 1652 поселилась в более безопасном Лувре. Людовик XIV подарил Пале-Руаяль брату, и в дальнейшем он переходил по наследству к потомкам Герцога Орлеанского. После пожара в мае 1871 дворец был восстановлен и отреставрирован. Единственная его часть, сохранившаяся со времен Ришелье – фасад левого крыла.В мае 1717 года Петр I в сопровождении князя Куракина имел в Пале-Руаяль длинную беседу с регентом Филиппом Орлеанским о ситуации в Европе и отношениях между Россией и Францией.А в первой половине XIX века, когда во дворце жил еще не ставший королем Луи-Филипп, Александр Дюма служил в дворцовой библиотеке.В саду Пале-Руаяль любил гулять Герцен.Однажды он встретил там вернувшегося из ссылки декабриста Волконского. Тургенев также имел привычку приходить в сад – пить кофе и читать газеты.На площади Пале-Руаяль, в доме под №2 в XIX веке находилась гостиница «Три Императора».Как-то июньской ночью 1858 года в апартаментах первого этажа граф и графиня Кушелевы-Безбородко предложили Александру Дюма, с которым познакомились в библиотеке, поехать с ними в Петербург. Дюма согласился и провел в России семь месяцев. Результатом явился внушительный фолиант «Путешествие в Россию», где он описал свой путь от Петербурга до Астрахани. Позднее гостиница стала называться «Гранд отель Лувр», в 1867-69 годах в ней несколько раз останавливался Герцен.Перед дворцом проходит улица Сент-Оноре, неоднократно упоминаемая в “Трех мушкетерах”. Например, Арамис как-то сказал: “Мне придется зайти на улицу Сент-Оноре, чтобы купить румян для госпожи де Шеврез.” А когда арестованного галантерейщика Бонасье везли из Бастилии к кардиналу, “карета… миновала улицу Сент-Оноре, повернула на улицу Добрых детей и остановилась у невысокого подъезда.” Улица Добрых детей также существует и находится рядом, но все равно это исторически неверно: как мы знаем, в это время дворца еще не было, а кардинал жил в другом месте.Поблизости от Пале-Руаяль пролегает и улица Эшель. Напротив нее находилась калитка, через которую д’Артаньян, Констанция Бонасье и герцог Бекингем тайно проникали в Лувр. Последуем же за ними и подойдем к Лувру.Подобно самому Парижу, сложный дворцовый комплекс Лувра складывался на протяжении многих столетий. В начале XIII века Филипп-Август построил замок, защищавший подступы к острову Ситэ с северо-запада. Когда в XIV веке при Карле V были возведены новые крепостные стены, замок утратил свою оборонительную функцию. Он был перестроен и превращен в королевскую резиденцию. Средневековый замок не сохранился до наших дней: в XVI веке значительная часть его была снесена, и на ее месте начали строить новый дворец. Остатки средневекового замка можно видеть только внутри Лувра.Новое здание возводилось по проекту архитектора Леско. В настоящее время здание Леско — наиболее древняя часть всего комплекса, оно образует юго-западный угол Квадратного двора. В конце XVI – начале XVII веков вдоль Сены была построена Большая Галерея, соединившая Лувр с дворцом Тюильри. Нижний этаж галереи был занят лавками и мастерскими, затем на их месте Ришелье разместил королевскую типографию и монетный двор. В 1624 году при Людовике XIII архитектор Лемерсье пристроил к зданию Леско Павильон часов (Сюлли), а также возвел новый корпус, симметрично повторяющий старое здание Лувра. План Лемерсье предусматривал увеличение площади внутреннего двора вчетверо. При осуществлении проекта множество старых зданий, окружавших Лувр, было снесено, а с севера и востока пристроены новые корпуса, замкнувшие квадрат внутреннего двора.В 1680 году королевская резиденция была перенесена в Версаль,после чего многие помещения Лувра опустели и постепенно пришли в упадок. В галереях со времени правления Людовика XIV жили художники, скульпторы и архитекторы, работавшие при дворе.Оживление строительства наступило в начале XIX века, когда Наполеон избрал своей резиденцией близлежащий дворец Тюильри: были возведены корпуса на севере вдоль улицы Риволи. Наконец, в годы Второй империи было достроено северное крыло и возведены две галереи, присоединенные к северному и южному крылу.Крепостная стена Филиппа-Августа проходила как раз там, где сейчас находится Квадратный двор Лувра. Здесь мушкетеры стояли в карауле. В Квадратном дворе можно видеть места, где были стена и круглая башня – эти места вымощены особым образом.Во время своего пребывания во Франции в 1717 году Петр Первый посетил монетный двор в Лувре — в его присутствии была отчеканена золотая медаль с его изображением. Каждый член его свиты тоже получил медаль – серебряную или бронзовую. Петр внимательно следил за процессом изготовления медалей.В XVII и XVIII веках в Лувре, в королевских апартаментах помещалась основанная Ришелье в 1635 году Французская академия. Петр посетил и ее и даже получил звание почетного члена. 30 июня 1778 Фонвизин присутствовал на торжественном заседании Академии, посвященном Вольтеру.Позже Французская академия переедет в Институт Франции – к нему мы и направим свои стопы. Для этого нам нужно перейти через Сену по мосту Искусств.Во времена д’Артаньяна никакого моста здесь не было, а был перевоз. Ближайшим был Новый мост – на самом деле самый старый в Париже (на фото в глубине слева), по нему д’Артаньян и ходил в Лувр, когда у него не было денег на паром. А мост Искусств – первый железный мост через Сену – построили лишь в 1804 году. Назван он так потому, что соединяет Лувр с Академией искусств, входящей в состав Института Франции. Но и в эпоху мушкетеров через Сену было переброшено немало мостов: например, шестой отсюда, за островом Ситэ – мост Ла-Турнель, соединяющий левый берег с островом Сен-Луи.На этом мосту Портос нашел для д’Артаньяна слугу — пикардийца Планше. «Славный мушкетер… увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше… плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой.»Возле моста на левом берегу находится самый дорогой ресторан Парижа «Серебряная башня» (“La Tour d’Argent”), основанный в 1582 году при короле Генрихе II. В этом ресторане часто бывал Дюма в период работы над «Тремя мушкетерами». Считается, что именно там, в перерыве между двумя блюдами, он придумал сцену взятия Ла Рошели.И этому же ресторану мы обязаны появлением привычных для нас сегодня вещей: вилки и кофейной чашечки; он всегда пользовался успехом, во все времена его посещали знаменитые парижане, в том числе литераторы. Сам Генрих II бывал в нем и именно там впервые воспользовался вилкой.Известен и другой ужин, состоявшийся в конце XVII века. В нем принимал участие маршал Ришелье, внучатый племянник кардинала. Ужин продолжался четыре часа, было подано тридцать блюд из говядины. В конце маршалу принесли кофе – впервые в специальной кофейной чашечке, изобретенной владельцем ресторана. «Серебряная башня» была также первым местом, где в середина XVII столетия стали подавать жидкий шоколад. С XIX века там сервировали блюда, названные именами знаменитостей: суп «Анатоль Франс», пирог с семгой «Сара Бернар». В ресторане бывал Виктор Гюго, там часто ужинали в разгар своего романа Жорж Санд и Альфред Мюссе.А справа от моста Искусств, на левом берегу, на углу набережной Вольтера и улицы Бак в XVII веке стоял дом. В 1659 году историческое лицо, прототип героя Дюма – кавалер Шарль де Батс-Кастельмор д’Артаньян, лейтенант королевских мушкетеров – въехал в него после женитьбы на богатой вдове г-же Дама де ла Клэсс. В 1672 д’Артаньян был произведен в маршалы, а в 1673 убит при Маастрихте в Голландии.В глубине квартала находился рынок Пре-о-Клерк, часто упоминаемый в романе как излюбленное место дуэлянтов. Близ рынка Пре-о-Клерк в 1643 году нашли тело реального Атоса, по всей видимости убитого на дуэли.Итак, наш путь лежит на левый берег Сены…Продолжение экскурсии следует.

Каталог статей Марины Кедреновской

kraeved1147.ru

Достопримечательности Парижа. По следам мушкетеров

Париж. Об этом городе нельзя рассказывать, как любом другом городе. Сегодня я расскажу Вам о Париже, который Вы знаете с детства, но который Вы вряд ли видели, о Париже «Трех мушкетеров».

У этого романа необычная судьба. Слава мушкетеров родилась прежде, чем роман вышел отдельной книгой в 1844 году. Его главы печатались в одной из самых популярных парижских газет. И говорят, что сам премьер-министр не начинал заседание правительства, не прочитав очередную главу.

Многие достопримечательности Парижа, как очень многие другие интересные достопримечательности Франции, так или иначе связаны с мушкетерами. Мушкетеры  — это такая же часть культуры Франции, как вино или сыр.

Итак, в путь по следам мушкетеров.

Площадь Сен-Сюльпис.

Отсюда начинается улица Старой голубятни, где жил Исаак де Порто (Портос). Он поступи в роту королевских мушкетеров в 1643 году, как раз в тот год, когда умер Арман де Силлег (Атос). Портос был гасконцем и мог быть другом реального Д’Артаньяна, но никаких сведений в истории об их отношениях не сохранилось.

Здесь, на улице Старой голубятни, находилась не только роскошная квартира Портоса, но и особняк господина Де Тревиля, капитана королевских мушкетеров, к которому Д’Артаньян явился сразу по прибытии в Париж.

А вот улица Феру. Здесь жил Атос. Правда никакого графа Де ла Фер, к сожалению, не было, как не было и никаких воспоминаний графа, на которые Дюма ссылается в предисловии к «Трем мушкетерам». Был Арман де Силлег, выходец из купеческой семьи, получивший дворянство и приехавший во Францию из Греции. Он умер в 1643 году и никак не мог знать Д’Артаньяна. Но это не помешало Дюма «поселить» их на соседних улицах и не только познакомить, но и сделать друзьями.

А вот кто действительно жил и кто действительно был другом Д’Артаньяна, так это Анри де Арамис, который в романе стал Арамисом. Правда в жизни он сначала был мушкетером, а уж потом стал аббатом.  Но какая в общем-то разница? В романе он живет буквально в двух шагах от Д’Артаньяна и Атоса на улице Вожирар.

А вот здесь, на улице Сервандони, одно время она называлась «Улицей могильщиков» Дюма поселил всеобщего любимца Д’Артаньяна. Где-то здесь был и особняк господина Бонасье. А без госпожи Бонасье, конечно, не было бы и романа.

А на площади Вогезов Дюма поселил Миледи. И это отсюда, покинув покои красавицы, Д’Артаньян бежал к своему другу Атосу на улицу Феру. Миледи Дюма выдумал, но исследователи полагают, что в ее образе отразились черты леди Люси Карлайл, которая частенько приезжала в Париж, чтобы устроить брак принца Уэльского и Генриэты Французской. Была ли у нее на плече лилия и на самом ли деле она была такой коварной, какой изобразил ее Дюма, история умалчивает. Зато точно известно, что на площади Вогезов в 19 веке жил другой гений Виктор Гюго.

И вот, наконец, Лувр – главная из достопримечательностей Парижа, где разворачивалась главная интрига романа – история с подвесками.

А вот это, так называемый, Новый мост — одно из самых старых сооружений Парижа. Где-то здесь Д’Артаньян догнал Констанцию, направлявшуюся в Лувр с неким спутником, которого он принял за Арамиса.  В действительности он оказался всесильным фаворитом английского короля Карла I герцогом Бэкингемом.

Достопримечательности Парижа – это не только исторические памятники и старинные улицы.

Давайте заглянем в ресторан под названием «Стол Д’Артаньяна». Здесь есть меню Атоса, меню Портоса, маню Арамиса и конечно же меню Д’Артаньяна.

Найти сегодня в Париже мушкетеров короля тоже несложно. Шпаги по-прежнему звенят довольно громко. Здесь существует ассоциация «Клинки Сены».  Современные мушкетеры пользуются большой популярностью во всем мире.

А наше путешествие по Франции по следам мушкетеров продолжим………..

lady-uspech.ru

По следам Трех мушкетеров - места из книги Александра Дюма

Париж

«Три мушкетера» - это известный роман Александра Дюма, по мотивам которого снято уже несколько фильмов. Действия «Трех мушкетеров» происходят во Франции, в городе Париже, во вполне реальных местах.

Во-первых, стоит сказать (и это видно из предисловия книги) что своего главного героя, Д’Артаньяна, Дюма списал со вполне реального человека, чьи мемуары он нашел в Королевской библиотеке. Впрочем, со временем стало известно, что мемуары тоже были частично выдуманы Гатьеном Кртильсде Сандрой.

На доме, стоящем на углу набережной Вольтера и улицы Бак, висит мемориальная доска, гласящая, что в этом доме жил Шарль де Батц- Кастельмор Д’Артаньян.

Впрочем, прототип имеет все же довольно слабое отношение к роману Дюма, так что стоит завершить рассказ о реальном Д'Артаньяне и рассказать о местах, где происходили события, описанные Дюма.

Д’Артаньян и его место жительства

Из начала романа мы знаем, что Д’Артаньян снял себе комнату на улице Могильщиков, «соответствующую его скудным средствам». Улица Могильщиков, а теперь улица Сервандони, ведет от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Сегодня эта улица находится в центре Парижа, но раньше она была в предместье за городскими стенами.

Из романа известно, что Д’Артаньян поселился в доме 11, однако сейчас под этим номером располагается новая безликая пятиэтажка. Впрочем, дома в XIX веке все равно перенумеровали, так что есть основания подозревать, что упомянутый Дюма дом – это дом №16, двухэтажный, с мансардой и двумя отдельными входами, как и описано в романе.

После внесения задатка за комнату, Д’Артаньян отправился на Набережную Железного Лома, чтобы приделать к шпаге новый клинок. Сегодня она называется Кожевенной набережной – на ней не осталось мастерских, зато очень много зоомагазинов и магазинчиков с предметами для сада и дома.

Улица Сервадони

Дом господина де Тревиля

Еще один важный персонаж романа, с которым мы знакомимся после Д’Артаньяна – капитан мушкетеров де Тревиль. Он, судя по роману, жил на улице Старой Голубятни, которая располагается совсем недалеко от улицы Сервандони.

К сожалению, сегодня на этой улице нет особняков, которые были бы достойны капитана мушкетеров, однако мы можем предположить, как он выглядел, если посмотрим на другие подобные дома, сохранившиеся в Париже, например, на особняк Сюлли.

Улица Старой Голубятни

Три вызова на дуэль

В погоне за незнакомцем, с которым он подрался еще по пути в Париж, Д’Артаньян, как мы знаем, назначил три дуэли. Как раз в это время мы и знакомимся еще с тремя будущими главными героями – мушкетерами Атосом, Портосом и Арамисом.

Столкнувшись с Портосом, Д’Артаньян побежал на улицу Сены. Сегодня улица Сены тянется Люксембургского дворца, а раньше она завершалась на перекрестке с улицей Бюсси. Кстати, этот перекресток – весьма живописное место. За углом начинается квартал искусств, неподалеку расположен бульвар Сен-Жермен, а также здесь очень много ресторанов и кафе.

Следующее столкновение, с Арамисом, произошло напротив дома Д`Эгильонов. Домов у этой семьи в городе было много, но, скорее всего, Дюма имел в виду Малый Люксембург, расположенный как раз неподалеку от описываемых улиц.

По поводу места конфликта Д’Артаньяна с Атосом ничего точно не известно, однако можно предположить, что это произошло где-то поблизости. Сегодня маршрут, по которому Д’Артаньян преследовал Рошфора – это весьма живописная часть Парижа, и по нему обязательно стоит прогуляться.

Несостоявшиеся дуэли

Дуэли Д’Артаньяна с Атосом, Портосом и Араисом должны были состояться у монастыря Дешо. Возможно, в XVII веке он и представлял собой «заброшенное здание с выбитыми стеклами», однако сейчас он имеет вполне приличный вид и даже является исторической достопримечательностью – здесь в 1792 году держали и казнили 114 священников, о чем можно узнать из надписи на мемориальной доске.

Монастырь Дешо

Любимое место и дома мушкетеров

Кабак «Сосновая шишка»

Это заведение несколько раз упоминается в романе – там очень любили посидеть главные герои. Как ни странно, «Сосновая шишка» - это вполне реальный кабак, расположенный на холме св. Женевьевы в первом доме по площади Контрэскарп. В прежние времена этот кабак был известен не только кухней, но и винами. К сожалению, сегодня от кабака осталась только вывеска – теперь в здании подают мороженое.

Дом Атоса

Про дом этого мушкетера известно совсем немного – только что он располагался на улице Феру. Эта улица располагается всего в 50-ти метрах от улицы Могильщиков, так что Д’Артаньяну не требовалось много времени, чтобы навестить друга.

Дом Портоса

Портос, как и де Тревиль, жил на улице Старой Голубятни. Квартиры здесь были достаточно роскошные, некоторые старые дома можно увидеть до сих пор.

Дом Арамиса

Про дом Арамиса мы знаем намного больше – можно определить не только улицу, но и конкретное место. Согласно книге Арамис жил в доме между улицами Сервандони и Кассет, был третьим от угла по Вожирар и имел номер 25. Такой дом действительно существует – правда, он совсем не похож на дом, описанный Дюма, и даже не имеет окон на первом этаже, но, по крайней мере, место определено точно.

Дом Арамиса

Места вне Парижа

«Три мушкетера» - это достаточно большой роман, и действие в нем происходит не только в Париже. Есть еще несколько городов, сыгравших важную роль в развитии сюжета.

Шантильи

Во время путешествия за подвесками в Лондон в этом пикардийском городке у реки Нонет мушкетеры потеряли Портоса. И здесь же Д'Артаньян находит его на обратном пути, в гостинице Гран Сен-Мартен после неудачной дуэли. Кстати, в этом городке находился замок принца Конде, - в его лесах Мушкетон, слуга Портоса, занимался браконьерством, чтобы прокормить хозяина. Этот замок сохранился до наших дней, и является весьма интересной достопримечательностью.

Замок принца Конде

Кревкёр-ле-Гран

В этом пикардийском городке друзья потеряли Арамиса. Мушкетер после дуэли с гвардейцами в этом городе впал в меланхолию и начал работу над диссертацией в городской гостинице. Впрочем, с визитом Д’Артаньяна Арамис вернулся к мирской жизни, обрадованный известием друга. Посетить Кревкёр-ле-Гран стоит еще и потому, что здесь располагается один из красивейших во Франции замков.

Амьен

В этом городе Д’Артаньян оставил Атоса, чтобы тот разобрался с обвинением в подделке монет. И именно здесь на обратном пути в Париж Д’Артаньян узнал историю Атоса и его страшный секрет из прошлого.

Город известен не только этим. Во-первых, на него много раз нападали, сначала норманны, а потом немцы. Во-вторых, здесь жил и писал свои романы Жюль Верн – в городе даже есть музей имени этого писателя.

Амьен

Сен-Клу

Сен-Клу – это практически часть Парижа, его западный пригород, расположенный на берегу Сены. У Сен-Клу богатая история – здесь когда-то располагался королевский дворец, в котором был убит король Генрих III. В XVII веке Сен-Клу был очень популярен – благодаря близости к столице и милой атмосфере парижские кокетки, желающие скрыть свои похождения от мужей, любили назначать здесь свидания. Именно в Сен-Клу, неподалеку от существующего до сих пор павильона д'Эстре, должно было состояться свидание Констанции и Д'Артаньяна. И именно здесь Д’Артаньян узнал, что его возлюбленная похищена.

Парк Сен-Клу

Бетюн

Бетюн – это город, где происходили наиболее мрачные события «Трех мушкетеров». Именно здесь, в местном монастыре Королева спрятала Констанцию, и здесь же Миледи отравила ее. В городе действительно был монастырь, а точнее, обитель кармелиток, которая сейчас перепрофилирована в тюрьму у центра города. Этот тихий городок, помимо этого, гордится колокольней-беффруа, охраняемой ЮНЕСКО.

Ла-Рошель

Этот город в свое время сыграл очень важную роль в жизни Франции – армия Людовика XIII осаждала его во время противостояния Франции и Англии. Город упоминается во многих исторических романах, так что неудивительно, что он фигурировал в романе Дюма.

Мушкетеры, разумеется, участвовали в осаде Ла-Рошели. Здесь произошли многие важные события романа: здесь Миледи пыталась отравить Д’Артаньяна, здесь же она встретилась с Атосом, и во время битве мушкетеры завтракали в бастионе Сен-Жерве. Кстати, именно во время осады Д’Артаньян наконец стал мушкетером, а затем и лейтенантом мушкетеров.

Ла-Рошель

www.vipgeo.ru

Париж мушкетеров | Paris10.ru: все про Париж!

Кто из нас не зачитывался романами о трех мушкетерах? Герои, созданные Александром Дюма, покорили не одно поколение читателей: невозможно сосчитать, сколько бессонных ночей провели люди по всему миру, следя за приключениями отважных мушкетеров на улицах Парижа!

Предлагаем вам прогуляться вместе с paris10.ru по самым главным мушкетерским местам Парижа: после прочтения статьи вы будете знать, где найти дома д’Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса, и без труда сможете побывать на местах знаменитых книжных дуэлей мушкетеров и гвардейцев кардинала. Ну а если же боитесь заблудиться и не найти их, советуем вам пройтись по следам мушкетеров вместе с русскоговорящим экскурсоводом, заказать экскурсию можно по этой ссылке.

Упомянутые в статье адреса можно также найти на интерактивной карте современного Парижа.

Прежде чем приступить к осмотру «мушкетерских точек» Парижа, предлагаем вам посетить места, имеющие непосредственное отношение к Александру Дюма-отцу: например, его особняк в пригороде Парижа и площадь «трех Дюма» в 17-ом округе города.

Замок Монте-Кристо

Дом-музей Александра Дюма-отца (Chateau de Monte-Cristo) находится в пригороде Парижа Порт-Марли, и, по словам Бальзака, этот особняк – «одно из самых прелестных безумств». На гигантские гонорары, полученные от продажи романов о мушкетерах и графе Монте-Кристо, Алесандр Дюма построил себе настоящий дворец с прекрасным садом и назвал свое владение просто: «Замок Монте-Кристо». Этот красивый комплекс стоит посетить не только поклонникам творчества писателя, но и всем любителям эклектики в архитектуре.

Как добраться: на поезде RER A до станции Saint Germain en Laye, затем на автобусе номер 10 в направлении les lampes до остановки Avenue Kennedy.

Время работы: в зимнее время комплекс открыт по воскресеньям с 14:00 до 17:00, в теплое время года музей открыт со вторника по воскресенье с 10:00 до 12:30 и с 14:00 до 18:00 часов. Точное время и программу мероприятий лучше уточнить на официальном сайте.

Цены: взрослый билет во дворец и парк – 7 евро, только парк – 4 евро, дети до 10 лет – бесплатно.

Сайт: http://www.chateau-monte-cristo.com/main/

Площадь «трех Дюма»

В честь Александра Дюма названы улица в 11-ом и 20-ом округах Парижа, Rue Alexandre Dumas, и станция метро, Alexandre Dumas (2-ая ветка), но эти места не удивят вас. Что обязательно стоит увидеть – это памятник писателю на площади генерала Катру (La place du general Catroux). Это место также именуется площадью трех Дюма: деда (который был генералом), отца (автора мушкетеров и графа Монте-Кристо) и сына (автора знаменитой «Дамы с камелиями»). На этой площади в 1883 году появился памятник Дюма-отцу: улыбающийся писатель сидит на каменной глыбе, а внизу, у его ног расположился д’Артаньян, герой знаменитого романа «Три мушкетера». Позднее по соседству появились памятники и другим Дюма, отсюда и пошло народное название места. Кстати, у отважного мушкетера из романов существовал реальный прототип, которого звали Шарль Ожье́ де Батц де Кастельмо́р, граф д’Артанья́н.

Дом реального д’Артаньяна

Капитан-лейтенант мушкетеров д’Артанья́н проживал в угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера, по крайней мере, так написано на мемориальной доске, на стене здания. Нужно признать, что отважный гасконец выбрал идеальное место жительства: рядом Королевский мост через Сену, на другой стороне реки – Лувр, королевская резиденция, а еще в 17 веке на улице Бак располагались казармы мушкетеров, которые, к сожалению, не сохранились. Зато в Париже по-прежнему есть улицы, площади, дворцы и церкви, по которым ходили мушкетеры Дюма и ниже вы найдете цитаты из романа и их сопоставление с современными адресами.

Мушкетерские места Парижа

Улица Могильщиков – дом д'Артаньяна

Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга.

В 17 веке улица Могильщиков была небольшой улочкой в предместье за городскими стенами, неудивительно, что молодому гасконцу хватило денег снять здесь жилье. А сегодня Rue Servandoni, расположенная в двух шагах от Люксембургского сада, находится в самом сердце Парижа.

Набережная Железного Лома

Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге.

Сегодня вы не найдете набережной Железного Лома (quai de la Ferraille) на карте города, теперь она носит имя Кожевенной (quai de la Megisserie). Кузнецов и кожевенников вы там не найдете, зато зоомагазинов и торговцев растениями – хоть отбавляй.

Улица Старой Голубятни – дома Портоса и де Тревиля

...После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, – обстоятельство, истолкованное им, как предзнаменование успеха.

Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: «Вот моя обитель». Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью.

К сожалению, сегодня на улице Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) нет особняка, достойного капитана королевских мушкетеров.

Дом Арамиса на улице Вожирар

Уже два часа, как Париж погрузился во мрак, и улицы его начинали пустеть. Все часы Сен-Жерменского предместья пробили одиннадцать. Было тепло и тихо. Д'Артаньян шел переулком, находившимся в том месте, где сейчас пролегает улица Асса. Воздух был напоен благоуханием, которое ветер доносил с улицы Вожирар, из садов, освеженных вечерней росой и прохладой ночи. Издали, хоть и заглушенные плотными ставнями, доносились песни гуляк, веселившихся в каком-то кабачке. Дойдя до конца переулка, Д'Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

Если отследить путь д'Артаньяна по карте, то выходит, что Арамис обитал по адресу Rue de Vaugirard, 25.

Улица Феру, где жил Атос

Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

Улица Феру идет параллельно улице Могильщиков, где поселился гасконец.

Монастырь Кармелиток – место дуэли д’Артаньяна и трех мушкетеров

Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время.

Монастырь расположен на улице Вожирар (Rue de Vaugirard, 72), чуть ниже дома Арамиса. Кстати, улица Вожирар – самая длинная в Париже.

Дружба, связывающая этих четырех людей, и постоянная потребность видеться ежедневно по нескольку раз – то по поводу какого-нибудь поединка, то по делу, то ради какого-нибудь развлечения – заставляли их по целым дням гоняться друг за другом. Всегда можно было встретить этих неразлучных, рыщущих в поисках друг друга от Люксембурга до площади Сен-Сюльпис или от улицы Старой Голубятни до Люксембурга.

Посмотрите внимательнее на карту мушкетерских мест – получается, что великолепная четверка жила в двух шагах друг от друга.

Дом де Ла Тремуля – место дуэли мушкетеров с Бернажу

Гвардейцы кардинала и люди г-на де Ла Тремуля отступили во двор дома, едва успев захлопнуть за собой ворота, чтобы помешать противнику ворваться вместе с ними.

В 17 веке дом де Ла Тремуля находился на месте дома №50 по улице Вожирар. Сегодня напротив этого дома расположен один из входов в Люксембургский сад.

Кабачок «Сосновая шишка» на площади Контрэскарп

Когда, покинув Лувр, Д'Артаньян спросил своих друзей, как лучше употребить свою часть сорока пистолей, Атос посоветовал ему заказать хороший обед в «Сосновой шишке», Портос – нанять слугу, а Арамис – обзавестись достойной любовницей.

Кабачок «Сосновая шишка» находился в доме №1 на площади Контрэскарп (place de la Contrescarpe). К сожалению, от него осталась только вывеска над вторым этажом дома.

Мост Ла-Турнель и Планше

Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше – так звали слугу – плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой.

В начале 17 века мост Ла-Турнель (Pont de la Tournelle) был деревянным, с тех пор его несколько раз реконструировали. С моста открывается прекрасный вид на Нотр-Дам, Планше выбрал отличное место для созерцания, пусть даже кругов от плевков на воде...

Дома Ришелье и Миледи

На площади Вогезов (Place des Vosges) в квартале Маре стоит конная статуя Людовика XIII. Статуя появилась стараньями кардинала Ришелье, проживавшего в доме номер 21. А в доме номер 6, согласно Александру Дюма, проживала Миледи. Д’Артаньяну явно повезло, что он не столкнулся с гвардейцами кардинала, выбегая полуголым из ее апартаментов.

Еще больше интересных мест в Париже вы найдете в нашем приложении для iphone (узнайте здесь, как бесплатно получить приложение от Paris10.ru).

Приятной прогулки по следам трех мушкетеров!

Автор: Анастасия Сергиевская

paris10.ru

Прогулки по Парижу. По следам мушкетеров / Travel.Ru / Страны и регионы

Любите ли вы бессмертный роман Александра Дюма "Три мушкетера" и его героев? Знаете ли, что многие уголки Парижа отлично сохранили дух тех романтических и прекрасных времен? Интересно ли вам взглянуть на тот Париж, который описан в романе? Если хоть на один вопрос вы ответили "да!", приглашаю вас в Париж мушкетеров. Текст, который следует ниже, построен по принципу: цитата из романа (с сохранением порядка глав) - фотографии и комментарии. Цитаты из романа даны синим цветом, а мои комментарии - черным. Итак, путешествие по современному Парижу, следуя за героями Дюма.

Предисловие автора

где устанавливается, что в героях повести, которую мы будем иметь честь рассказать нашим читателям, нет ничего мифологического, хотя имена их и оканчиваются на "ос" и "ис"

Несомненно, следует начать с самого автора романа - Александра Дюма-отца. Вот он восседает в бронзе - сибарит, трудоголик и жизнелюб.

Автор

Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа ("Три Дюма") пишет: "Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: "Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг". На вершине огромной гранитной глыбы - точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках". Стоит памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и его можно увидеть прямо от выхода из одноименной станции метро (M° Malesherbes - название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане Парижского метро).

Памятник Александру Дюма-отцу у метро Мальзерб

Площадь эту одно время даже хотели переименовать в Площадь трех Дюма, поскольку в центре нее стоял памятник наполеоновскому генералу Александру Дюма (деду и отцу двух других Александров), а по краям размещались памятники Александру Дюма-отцу (автору "Трех мушкетеров") и Александру Дюма-сыну, драматургу и писателю, автору "Дамы с камелиями". Однако, памятник Дюма-деду убрали, а площадь переименовали совсем по-иному - вместо имени академика Кретьена Мальзерба (защищавшего короля Людовика ХVI на процессе времен Великой французской революции и отправившегося за это на гильотину вслед за своим подзащитным по обвинению в "шпионаже в пользу Англии") она теперь носит имя безвестного генерала Карту.

Но вернемся к тексту предисловия

"Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на "Воспоминания г-на д'Артаньяна", напечатанные - как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, - в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился."

Итак, в первом же абзаце мы встречаем имя главного героя романа.

Знакомьтесь: шевалье д'Артаньян

Шевалье д'Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику от станции "Мальзерб".

Конечно, Доре изобразил здесь д'Артаньяна - героя романа "Три мушкетера", а не того д'Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. "Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе "Три мушкетера". Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д'Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д'Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста" - это цитата из статьи о жизни реального д'Артаньяна (Б. Бродский и Л. Лабезникова, " Наука и жизнь",N 10, 1964). И этого второго, а точнее - первого, д'Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.

Мемориальная доска в память о "настоящем" д'Артаньяне

Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (M° Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д'Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант, прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.

Улица Бак, д.1. Здесь когда-то жил капитан-лейтенант д'Артаньян

На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д'Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д'Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным кроме своего исторического месторасположения не отличаются.

Однако, достаточно о прототипах, вернемся к тексту романа и его героям.

I. Три дара г-на Д'Артаньяна-отца

"...Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга."

Улица Могильшиков (ныне улица Сервандони)

Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д'Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

О доме, где поселился д'Артаньян, поговорим чуть позже, а пока стоит познакомится с географией места, на котором происходят многие события романа. Место это совсем небольшое - это бывший и нынешний Люксембургский квартал (M° St.Sulpice), где живут и служат все главные герои. Как это ни странно, но структура основных улиц квартала сохранилась и по сей день. Так что, пользоваться вот этим планом, которому более трехсот лет, можно еще и сейчас.

"Мушкетерские места" на плане Парижа 17 века

Для сравнения приведу и современный план окружающих мест.

"...Внеся задаток, д'Артаньян сразу же перебрался в свою комнату и весь остаток дня занимался работой: обшивал свой камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на д'Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну. Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге."

Набережная Железного Лома (ныне Кожевенная)

Бывшая набережная Железного Лома (quai de la Ferraille) носит сейчас название Кожевенной (quai de la Megisserie), хотя ни кузнечных мастерских, ни кожевенных лавок здесь давно уже нет. Зато по утрам тут кричат петухи, весь день слышен лай собак, пахнет домашней животиной и диковинными цветами. Набережная оккупирована зоомагазинами, торговцами растениями, рыбками и другими одушевленными и неодушевленными объектами для дома и сада.

Ау, кузнецы!... Ау, кожевники...

"...После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, - обстоятельство, истолкованное им как предзнаменование успеха."

Улица Старой Голубятни

Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному - восточному - фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильшиков), где обитал д'Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д'Артаньяну было рукой подать.

II. Приемная г-на Де Тревиля

"...Кроме утреннего приема у короля и у кардинала, в Париже происходило больше двухсот таких "утренних приемов", пользовавшихся особым вниманием. Среди них утренний прием у де Тревиля собирал наибольшее число посетителей. Двор его особняка, расположенного на улице Старой Голубятни, походил на лагерь уже с шести часов утра летом и с восьми часов зимой. Человек пятьдесят или шестьдесят мушкетеров, видимо, сменявшихся время от времени, с тем чтобы число их всегда оставалось внушительным, постоянно расхаживали по двору, вооруженные до зубов и готовые на все."

Увы, ни одного особняка достойного капитана мушкетеров на улице Старой Голубятни сейчас нет. Но представить себе двор дома де Тревиля нетрудно. Их и сейчас еще немало сохранилось в Париже - обязательных и показательных "почетных дворов" при любом уважающем себя доме. Естественным образом они выросли из традиционной городской архитектуры того времени: дом-крепость образует каре с центральными арочными воротами, выходящими на улицу, и главным входом в здание со двора, напротив ворот. Вот, например, двор особняка Сюлли (Hotel De Sully, M° St. Paul), построенного в 1620е годы, т.е. как раз во время действия романа.

Здесь мог бы жить капитан де Тревиль

Де Тревиль вполне мог иметь подобный дом - ведь капитан королевских мушкетеров по рангу ничуть не ниже королевского суперинтенданта финансов, которым был Сюлли при Генрихе IV - отце Людовика XIII. Ну разве что возможностей строить особняки за счет казны у бедного гасконского дворянина было поменьше чем у прожженного финансиста...

IV. Плечо Атоса, перевязь Портоса и платок Арамиса

"Портос в дикой ярости сделал движение, намереваясь броситься на обидчика.- Потом, потом! - крикнул ему д'Артаньян. - Когда на вас не будет плаща!- Значит, в час, позади Люксембургского дворца!- Прекрасно, в час! - ответил д'Артаньян, заворачивая за угол.Но ни на улице, по которой он пробежал, ни на той, которую он мог теперь охватить взглядом, не видно было ни души. Как ни медленно двигался незнакомец, он успел скрыться из виду или зайти в какой-нибудь дом. Д'Артаньян расспрашивал о нем всех встречных, спустился до перевоза, (т.е. до той самой улицы Бак, где жил его прототип - Н.Г.) вернулся по улице Сены, прошел по улице Алого Креста. Ничего, ровно ничего!"

Нынешняя улица Сены плавно перетекает в улицу Турнон: начав по ней путь от набережной, можно не сворачивая дойти до самых ворот Люксембургского дворца. А в 17-м веке было не так - улица Сены заканчивалась вот на этом перекрестке, упираясь в улицу Бюсси (rue de Buci, M° Mabillon). Перекресток, надо сказать, примечательный, на мой взгляд, это одно из самых "парижских" мест в городе. Здесь всегда оживленно, рядом масса кафе и ресторанов, летучий рынок, бульвар Сен-Жермен, за углом начинаются галереи квартала искусств...

Старая часть улицы Сены

Что касается упомянутой улицы Алого Креста - тут имеет место небольшая неточность: улицы такой в Париже не было, как нет ее и сейчас. Зато с XV века существует одноименный перекресток (Carrefour de la Croix Rouge, M° St. Sulpice), названный так потому, что стоял на нем когда-то красный крест. Сейчас вместо креста можно лицезреть кентаврообразное создание от скульптора Сезара (уж не у него ли учился Церетели?), с многочисленными мужскими достоинствами. Малая копия этого кентавра служит надгробным памятником самого скульптора на близлежащем Монпарнасском кладбище.

Кентавр Сезара на перекрестке Алого Креста

На перекресте Алого Креста (за слово "алый" отдельный респект переводчику, думаю 90% парижан ассоциируют Croix Rouge с современным обществом "Красного креста") сходятся сразу 6 улиц образующие 9 углов. Замечательно, что 5 из этих улиц сохранили свои названия с 15-16-го веков и только одна была переименована: в 1808г. улица Гроба Господня превратилась в улицу Дракона (rue du Dragon). Дракон, хоть и небольшой, обитает тут же на углу.

Еще один обитатель перекрестка Алого Креста

"- Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя!- А я отправлю вас назад служить обедню, господин аббат! Вытаскивайте шпагу, прошу вас, и сию же минуту!- Нет-нет, милый друг, не здесь, во всяком случае. Не видите вы разве, что мы находимся против самого дома д'Эгильонов, который наполнен клевретами кардинала? Кто уверит меня, что не его высокопреосвященство поручил вам доставить ему мою голову? А я, знаете, до смешного дорожу своей головой."

Долго пытался я понять, о каком же доме д'Эгильонов идет речь в "дуэльном" разговоре д'Артаньяна и Арамиса - ведь известно, что Дюма создавал свои романы, стараясь отслеживать географию описываемых мест, сверяясь с картами и планами. Наиболее логичная версия: здесь имеется в виду т.н. Малый Люксембург, купленный Марией Медичи, вдовой Генриха IV и матерью Людовика XIII, у герцога Люксембургского.

Дом д'Эгильонов - Малый Люксембург со стороны улицы Вожирар

После того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего  давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д'Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен - у Дюма про это сказано так: "... великий человек, которого так глубоко чтил г-н д'Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д'Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала"(тут Дюма не совсем точен: г-жа 'Эгильон и г-жа де Комбалэ - это одно и то же лицо: де Комбалэ - это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу)

Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д'Эгильонов. Правда произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д'Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 10-15 лет? Вполне допустимо...

Малый Люксембург со стороны Люксембургского сада

Как компьютерщик, не могу удержаться и не привести еще один интересный факт о Малом Люксембурге: именно здесь была продемонстрирована модель первой счетной машины, изобретенной молодым Блезом Паскалем для облегчения труда своего отца-счетовода. И это практически в то же время, когда мушкетеры и гвардейцы звенели шпагами на Парижских улицах!

V. Королевские мушкетеры и гвардейцы г-на Кардинала

"...в д'Артаньяне жила непоколебимая решимость, основанная на советах его отца, сущность которых сводилась к следующему: "Не покоряться никому, кроме короля, кардинала и господина де Тревиля". Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время."

Монастырь кармелитов Дешо, где у д'Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от 17-го века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Монастырь Дешо

Название монастыря происходит от слова "дешоссе" - разутый, поскольку монахи при входе снимали обувь. От "бесплодных пустырей" сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас "та самая", четырех вековой давности

Внутренний двор монастыря Дешо, место несостоявшейся дуэли д'Артаньяна и Атоса

Место это во многом также и трагичное - как истинная революция, Великая Французская успешно превращала церкви в склады и тюрьмы. Монастырь Дешо в 1792 году стал местом заключения для священников; 114 из них были здесь казнены, о чем свидетельствует мемориальная доска при входе.

"- Если вы спешите, сударь, - произнес Д'Артаньян с той же простотой, с какой минуту назад он предложил Атосу отложить дуэль на три дня, - если вы спешите и если вам угодно покончить со мной немедленно, прошу вас - не стесняйтесь.- И эти слова также мне по душе, - сказал Атос, приветливо кивнув д'Артаньяну. - Это слова человека неглупого и, несомненно, благородного. Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами. Подождем моих друзей, прошу вас, мне некуда спешить, и так будет приличнее... Ах, вот один из них, кажется, идет!Действительно, в конце улицы Вожирар в эту минуту показалась гигантская фигура Портоса."

Перспектива ул. Вожирар от перекрестка с ул. Бонапарта

Говорят, Вожирар самая длинная парижская улица (4360 м в пределах города по официальной статистике). Дата ее возникновения теряется в веках, поскольку образовалась она на месте одной из дорог, проложенных римлянами. Хотя вполне может быть, что дорога здесь существовала и в до-римские времена... Название же свое улица получила от исчезнувшей деревушки Валь-Жерар, через которую проходила дорога

VI. Его Величество Король Людовик Тринадцатый

"История эта наделала много шума. Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их. Нельзя было, однако, терять время: следовало немедленно предупредить короля, и г-н де Тревиль поспешил в Лувр."

Утренний Лувр от площади Карузель

"Но было уже поздно: король сидел, запершись с кардиналом. Де Тревилю было сказано, что король занят и никого сейчас принять не может. Де Тревиль явился вечером, в час, когда король играл в карты. Король был в выигрыше, и так как его величество отличался чрезвычайной скупостью, то находился по этому случаю в прекрасном расположении духа."

Король Людовик XIII встречает нас в центре площади Вогезов (Place de Vosges, M° St.Paul), про которую мы еще будем говорить. До реалистичности этой скульптуре, конечно, далеко - изображен не реальный характер, а абстрактный "идеальный" король - и только из подписи на пьедестале можно понять, какой же по счету Людовик восседает на коне. И все же, благодаря этой статуе, мы можем пополнить галерею уличных парижских портретов героев романа.

Статуя Людовика XIII на площади Вогезов

А вот конь, на котором восседает Людовик, не совсем обычный. Когда-то он был бронзовым и нес на себе бронзового же Генриха II. Став королем, Генрих IV отправил фигуру своего августейшего предшественника в переплавку, чтобы водрузить на того же самого коня изваяние "себя любимого". Через пару десятков лет Ришелье решил, что конь под Генрихом подустал и повелел перелить фигуру отца в фигуру сына - своего патрона Людовика XIII. Людовик просидел на коне дольше всех, пока по приказу Робеспьера всадника (на этот раз вместе с конем) не переплавили в пушку. И только Наполеон восстановил статус-кво времен мушкетеров, правда уже не в бронзе, а в мраморе. Что, вообще говоря, удивительно: зная биографию императора, скорее можно было ожидать, что он не станет нарушать сложившуюся традицию и сам займет место в седле. Эта "история лошади" почерпнута мной из замечательной книги о Париже Василия Бетаки

"- Честное слово, - произнес он (д'Артаньян), обращаясь к своему противнику, - вам повезло, хоть вы и называетесь Бернажу! Вы наскочили только на ученика мушкетера. Впрочем, не беспокойтесь: я сделаю все, что могу. Защищайтесь!- Мне кажется... - сказал гвардеец, которому д'Артаньян бросил вызов, - мне кажется, что место выбрано неудачно. Нам было бы удобнее где-нибудь за Сен-Жерменским аббатством или на Пре-о-Клер."

В предложении Беранжу можно увидеть вполне четкое указание места. Если смотреть от Люксембурга, где происходил этот разговор, то "за Сен-Жерменским аббатством" окажутся либо район улицы Пти-Огюстен, либо кварталы вдоль Сены, расположенные к востоку от стен аббатства.

Аббатство Сен-Жермен-де-Пре

Первый из этих районов в мушкетерские времена был уже основательно застроен, там располагался монастырь Малых Августинцев, ряд особняков вдоль Сены, дворец королевы Маргариты Валуа - вряд ли дуэль там была уместна. А вот кварталы вдоль Сены - это и есть тот самый Пре-о-Клер, "луг клерков", излюбленное место дуэлянтов на протяжении целых веков. Так что оба места, названные Беранжу, скорее всего, просто разные участки Пре-о-Клер. Впрочем, сам Пре-о-Клер не стоял на месте. По мере активного роста города луга постепенно застраивались, а название сдвигалось вслед за застройкой вниз по Сене. Если в 16-м веке под Пре-о-Клер понимали участок между улицами Пти-Огюстен и Перевоза (rue du Bac), то на картах 18-го века это название уже пишется гораздо дальше, в районе современной улицы Бельшас, доходя иногда чуть не до границ эспланады Инвалидов.

В современном Париже наименование Пре-о-Клер сохранилось в двух местах: так называется кафе на углу улиц Жакоб и Бонапарта (бывшей Пти-Огюстен), а также маленькая улочка, соединяющая бульвар Cен-Жермен и Университетскую улицу.

Улица Пре-о-Клер (rue du Pre-aux-Clercs)

"Но Бернажу крикнул ему, что это пустяки, и, смело ринувшись вперед, сам наскочил на острие шпаги д'Артаньяна. Тем не менее, так как он не падал и не признавал себя побежденным, а только отступал в сторону особняка г-на де Ла Тремуля, где служил один из его родственников, д'Артаньян, не имея понятия, насколько опасна последняя нанесенная им противнику рана, упорно его теснил и, возможно, прикончил бы его. ... Получилась всеобщая свалка, но перевес был на стороне мушкетеров. Гвардейцы кардинала и люди г-на де Ла Тремуля отступили во двор дома, едва успев захлопнуть за собой ворота, чтобы помешать противнику ворваться вместе с ними."

Дом де Ла Тремуля находился на месте дома №50 по улице Вожирар, прямо на углу с улицей Феру, где жил Атос. Сейчас напротив этого дома находится один из входов в Люксембургский сад, из сада же удобнее всего делать фотографию этого места.

Дом №50 по ул. Вожирар - адрес герцога де Ла Тремуля

Тремули были древним и известным родом, в Париже им принадлежало несколько особняков. Вот как выглядел один из них на Правом берегу. Сохранившийся портик дома Тремулей можно увидеть во дворе Школы изящных искусств, которая располагается на улице Бонапарта.

Особняк Тремулей (со старинного рисунка)

VII. Мушкетеры у себя дома

"Когда, покинув Лувр, Д'Артаньян спросил своих друзей, как лучше употребить свою часть сорока пистолей, Атос посоветовал ему заказать хороший обед в "Сосновой шишке", Портос - нанять слугу, а Арамис - обзавестись достойной любовницей

... Если они придут, расскажи им о том, что произошло. Пусть они ожидают меня в кабачке "Сосновая шишка".

...Что касается д'Артаньяна, то он поспешил в кабачок "Сосновая шишка", где его ожидали Портос и Арамис."

Кабачок "Сосновая шишка", где так любили собираться мушкетеры, место вполне историческое. Он находился на холме святой Женевьевы в доме №1 по площади Контрэскарп (Place de la Contrescarpe, метро Place Monge). Славились не только его кухня, но и вина, и такие знатоки стола и кубка как Рабле и поэты Плеяды устраивали здесь многочисленные винные дегустации. К сожалению, в настоящее время от кабачка осталась только вывеска над вторым этажом дома, а "историческое место" занято хоть и дорогой, но убого-стандартной мороженицей.

Дом на площади Контрэскарп, где находился кабачок "Сосновая шишка"

"...Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше - так звали слугу - плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой."

Мост Ла-Турнель один из самых старых в Париже. До 17 века он был деревянным, в 1614 году было начато строительство каменной шести арочной переправы, просуществовавшей до середины 19-го века. После реконструкции 1847 года мост стал трех пролетным, каким мы его сейчас и видим.

Мост Ла-Турнель

С моста открывается великолепный вид на восточную стрелку о-ва Ситэ и Нотр-Дам, так что Планше вполне можно понять: есть здесь что созерцать, и о чем размышлять. Насчет плевать... тут, пожалуй, дело вкуса.

Вид с моста Ла-Турнель по течению Сены

Обратимся теперь к жилищам мушкетеров. Они в основном описаны в этой главе, хотя некоторые важные детали разбросаны по всему роману.

Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

"Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

...Он (д'Артаньян) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса"

Улица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, Д'Артаньян,. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут

Улица Феру, в направлении Сен-Сюльпис. В одном из здешних двориков живет Атос Улица Феру, вид в сторону Люксембурга

"Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: "Вот моя обитель". Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью."

Ул. Старой Голубятни ныне весьма зажиточна, так что домов, которые подошли бы Портосу, по крайней мере по внешнему виду, на ней предостаточно. Внутри, конечно, всякое встречается и в этом квартале, так что Портос не был оригинален в нежелании приглашать гостей.

Дом для Портоса

Про жилище Арамиса известно больше. По нескольким фразам из разных глав можно даже точно определить место в котором он жил.

"Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз.

...Дойдя до конца переулка, Д'Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

...Молодая женщина (г-жа Бонасье между тем продвигалась вперед, отсчитывая дома и окна. Это, впрочем, не требовало ни особого труда, ни времени. В той части улицы было только три дома, и всего два окна выходило на эту улицу. Одно из них было окно небольшой пристройки, параллельной флигелю, который занимал Арамис, второе было окно самого Арамиса.

...- Вы очень покладистый муж, любезный мой господин Бонасье! - сказал кардинал. - Могли бы вы узнать двери, куда она (г-жа Бонасье) входила? - Да. - Помните ли вы номера?- Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп."

Действительно, и сейчас третий дом от угла по улице Вожирар (если считать от Люксембургского сада) имеет номер 25 и раположен по диагонали от перекрестка с улицей Кассет. Конечно, на дом Арамиса в описании Дюма он не очень-то похож, да и окна на первом этаже ни одного нет, но место, очевидно, то самое.

Вожирар, 25 - адрес Арамиса

Интересно, что недалеко от этого дома, у перекрестка улиц Вожирар и Ренн находится отель, носящий имя Арамиса. Это единственное известное мне в Париже место, названное именем этого мушкетера

Отель "Арамис" на улице Ренн

Теперь попробуем собрать воедино то, что Дюма говорит о доме д'Артаньяна

"Как устроился д'Артаньян, нам уже известно... Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга.

...В квартире г-на Бонасье устроили именно такую мышеловку, и всех, кто туда показывался, задерживали и допрашивали люди г-на кардинала. Так как в помещение, занимаемое д'Артаньяном во втором этаже, вел особый ход, то его гости никаким неприятностям не подвергались.

...- Молчи, осел! - крикнул д'Артаньян. И, ухватившись рукой за подоконник, он соскочил со второго этажа, к счастью не очень высокого; он даже не ушибся.

...Допрашиваемый ответил, что зовут его Жак-Мишель Бонасье, что ему пятьдесят один год, что он бывший владелец галантерейной лавки, ныне оставивший торговлю, и живет на улице Могильщиков, в доме номер одиннадцать."

Итак, улица Могильщиков 11, невысокий двухэтажный дом с двумя входами. По-видимому, во времена Дюма дом  №11 был именно таким. Увы, нынче под этим номером стоит безликий 5-ти этажный новодел. Но стоит  вспомнить, что нумерация домов появилась в Париже лишь в 18-м веке, причем нумеровались тогда не дома, а двери, а сама нумерация шла "по кругу": сначала по одной стороне, а потом по другой. В 19-м веке приняли другую - современную - систему и все дома перенумеровали. Какой системой пользовался Дюма при написании романа скзать трудно, поэтому просто посмотрим на старые дома по улице Сервандони и подумаем, в каком из них мог жить д'Артаньян? Легко обнаруживается идеальный кандидатат: под №16 приютился маленький двухэтажный домик с "подобием мансарды", как раз имеющий два отдельных входа, один из которых явно ведет на второй этаж. Вот сюда и поселим д'Артаньяна. *)

Дом д'Артаньяна

*) Во франкоязычной Википедии указывается, что д'Артаньян жил в нынешнем доме №12 по улице Сервандони: В качестве обоснования этого утверждения приводится аргумент, что в доме №11 обитала семья Бонасье, а сам д'Артаньян жил в №12, поскольку в романе "20 лет спустя" говорится: "Увы, с тех пор, как мы в нашем романе "Три мушкетера" расстались с д'Артаньяном на улице Могильщиков, N 12, произошло много событий, а главное - прошло много лет." Заметим, что такая ситуация возможна только при использовании старой нумерации домов, применявшейся до 1806 года, когда последовательные номера 11 и 12 располагались рядом и на одной стороне улицы. Отсюда следует, что нынешний дом №12 никак не может быть домом д'Артаньяна - ведь по старой нумерации он был №7, о чем говорит та же Википедия. Прежний дом с номерами 11-12 должен был располагаться на несколько домов ближе к ул. Вожирар, чем дом №7, а значит скорее всего иметь новый (нынешний) номер 16-20. Поэтому моя версия о том, что дом д'Артаньяна - это нынешний №16 представляется мне более убедительной.

nikolai_endegor

14.01.2014

Источник: ru_travel

Адрес статьи: http://ru-travel.livejournal.com/27070035.html

guide.travel.ru

Париж "Трех мушкетеров"

Многие уголки Парижа отлично сохранили дух тех романтических и прекрасных мушкетерских времен. Интересно ли вам взглянуть на тот Париж, который описан в романе Александра Дюма?

Текст, который следует ниже, построен по принципу: цитата из романа (с сохранением порядка глав) - фотографии и комментарии. Цитаты из романа даны синим цветом, а мои комментарии - черным. Итак, путешествие по современному Парижу, следуя за героями Дюма.

Несомненно, следует начать с самого автора романа - Александра Дюма-отца. Вот он восседает в бронзе - сибарит, трудоголик и жизнелюб.

Автор

Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа («Три Дюма») пишет: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: "Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг". На вершине огромной гранитной глыбы - точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках». Стоит памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и его можно увидеть прямо от выхода из одноименной станции метро (M° Malesherbes - название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане Парижского метро).

Памятник Александру Дюма-отцу у метро Мальзерб

Площадь эту одно время даже хотели переименовать в Площадь трех Дюма, поскольку в центре нее стоял памятник наполеоновскому генералу Александру Дюма (деду и отцу двух других Александров), а по краям размещались памятники Александру Дюма-отцу (автору «Трех мушкетеров») и Александру Дюма-сыну, драматургу и писателю, автору «Дамы с камелиями». Однако, памятник Дюма-деду убрали, а площадь переименовали совсем по-иному - вместо имени академика Кретьена Мальзерба (защищавшего короля Людовика ХVI на процессе времен Великой французской революции и отправившегося за это на гильотину вслед за своим подзащитным по обвинению в «шпионаже в пользу Англии») она теперь носит имя безвестного генерала Карту.

Но вернемся к тексту: 

"Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на "Воспоминания г-на д'Артаньяна", напечатанные - как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, - в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился."

Итак, в первом же абзаце мы встречаем имя главного героя романа.

Знакомьтесь: шевалье д'Артаньян 

Шевалье д'Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику от станции "Мальзерб".

Конечно, Доре изобразил здесь д'Артаньяна - героя романа "Три мушкетера", а не того д'Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. «Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе "Три мушкетера". Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д'Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д'Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста» - это цитата из статьи о жизни реального д'Артаньяна (Б. Бродский и Л. Лабезникова, " Наука и жизнь",N 10, 1964). И этого второго, а точнее - первого, д'Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.

Мемориальная доска в память о "настоящем" д'Артаньяне

Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (M° Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д'Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант, прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.

Улица Бак, д.1. Здесь когда-то жил капитан-лейтенант д'Артаньян 

На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д'Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д'Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным кроме своего исторического месторасположения не отличаются.

Однако, достаточно о прототипах, вернемся к тексту романа и его героям.

I. ТРИ ДАРА Г-НА Д'АРТАНЬЯНА-ОТЦА

"…Итак, д'Артаньян вступил в Париж пешком, неся под мышкой свой узелок, и бродил по улицам до тех пор, пока ему не удалось снять комнату, соответствующую его скудным средствам. Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга."

Улица Могильшиков (ныне улица Сервандони)

Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д'Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

О доме, где поселился д'Артаньян, поговорим чуть позже, а пока стоит познакомится с географией места, на котором происходят многие события романа. Место это совсем небольшое - это бывший и нынешний Люксембургский квартал (M° St.Sulpice), где живут и служат все главные герои. Как это ни странно, но структура основных улиц квартала сохранилась и по сей день. Так что, пользоваться вот этим планом, которому более трехсот лет, можно еще и сейчас.

"Мушкетерские места" на плане Парижа 17 века 

Для сравнения приведу и современный план окружающих мест.

________________________________

"…Внеся задаток, д'Артаньян сразу же перебрался в свою комнату и весь остаток дня занимался работой: обшивал свой камзол и штаны галуном, который мать спорола с почти совершенно нового камзола г-на д'Артаньяна-отца и потихоньку отдала сыну. Затем он сходил на набережную Железного Лома и дал приделать новый клинок к своей шпаге."

Набережная Железного Лома (ныне Кожевенная)

Бывшая набережная Железного Лома (quai de la Ferraille) носит сейчас название Кожевенной (quai de la Megisserie), хотя ни кузнечных мастерских, ни кожевенных лавок здесь давно уже нет. Зато по утрам тут кричат петухи, весь день слышен лай собак, пахнет домашней животиной и диковинными цветами. Набережная оккупирована зоомагазинами, торговцами растениями, рыбками и другими одушевленными и неодушевленными объектами для дома и сада.

Ау, кузнецы!... Ау, кожевники... 

________________________________

"…После этого он дошел до Лувра и у первого встретившегося мушкетера справился, где находится дом г-на де Тревиля. Оказалось, что дом этот расположен на улице Старой Голубятни, то есть совсем близко от места, где поселился д'Артаньян, - обстоятельство, истолкованное им как предзнаменование успеха."

Улица Старой Голубятни

Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному - восточному - фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильшиков), где обитал д'Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д'Артаньяну было рукой подать.

II. ПРИЕМНАЯ Г-НА ДЕ ТРЕВИЛЯ

"...Кроме утреннего приема у короля и у кардинала, в Париже происходило больше двухсот таких "утренних приемов", пользовавшихся особым вниманием. Среди них утренний прием у де Тревиля собирал наибольшее число посетителей. Двор его особняка, расположенного на улице Старой Голубятни, походил на лагерь уже с шести часов утра летом и с восьми часов зимой. Человек пятьдесят или шестьдесят мушкетеров, видимо, сменявшихся время от времени, с тем чтобы число их всегда оставалось внушительным, постоянно расхаживали по двору, вооруженные до зубов и готовые на все." 

Увы, ни одного особняка достойного капитана мушкетеров на улице Старой Голубятни сейчас нет. Но представить себе двор дома де Тревиля нетрудно. Их и сейчас еще немало сохранилось в Париже - обязательных и показательных «почетных дворов» при любом уважающем себя доме. Естественным образом они выросли из традиционной городской архитектуры того времени: дом-крепость образует каре с центральными арочными воротами, выходящими на улицу, и главным входом в здание со двора, напротив ворот. Вот, например, двор особняка Сюлли (Hotel De Sully, M° St. Paul), построенного в 1620е годы, т.е. как раз во время действия романа.

Здесь мог бы жить капитан де Тревиль

Де Тревиль вполне мог иметь подобный дом - ведь капитан королевских мушкетеров по рангу ничуть не ниже королевского суперинтенданта финансов, которым был Сюлли при Генрихе IV - отце Людовика XIII. Ну разве что возможностей строить особняки за счет казны у бедного гасконского дворянина было поменьше чем у прожженного финансиста...

IV. ПЛЕЧО АТОСА, ПЕРЕВЯЗЬ ПОРТОСА И ПЛАТОК АРАМИСА

“Портос в дикой ярости сделал движение, намереваясь броситься на обидчика.- Потом, потом! - крикнул ему д'Артаньян. - Когда на вас не будет плаща!- Значит, в час, позади Люксембургского дворца!- Прекрасно, в час! - ответил д'Артаньян, заворачивая за угол.Но ни на улице, по которой он пробежал, ни на той, которую он мог теперь охватить взглядом, не видно было ни души. Как ни медленно двигался незнакомец, он успел скрыться из виду или зайти в какой-нибудь дом. Д'Артаньян расспрашивал о нем всех встречных, спустился до перевоза, (т.е. до той самой улицы Бак, где жил его прототип - Н.Г.) вернулся по улице Сены, прошел по улице Алого Креста. Ничего, ровно ничего!”

Нынешняя улица Сены плавно перетекает в улицу Турнон: начав по ней путь от набережной, можно не сворачивая дойти до самых ворот Люксембургского дворца. А в 17-м веке было не так - улица Сены заканчивалась вот на этом перекрестке, упираясь в улицу Бюсси (rue de Buci, M° Mabillon). Перекресток, надо сказать, примечательный, на мой взгляд, это одно из самых «парижских» мест в городе. Здесь всегда оживленно, рядом масса кафе и ресторанов, летучий рынок, бульвар Сен-Жермен, за углом начинаются галереи квартала искусств...

Старая часть улицы Сены

Что касается упомянутой улицы Алого Креста - тут имеет место небольшая неточность: улицы такой в Париже не было, как нет ее и сейчас. Зато с XV века существует одноименный перекресток (Carrefour de la Croix Rouge, M° St. Sulpice), названный так потому, что стоял на нем когда-то красный крест. Сейчас вместо креста можно лицезреть кентаврообразное создание от скульптора Сезара (уж не у него ли учился Церетели?), с многочисленными мужскими достоинствами. Малая копия этого кентавра служит надгробным памятником самого скульптора на близлежащем Монпарнасском кладбище.

Кентавр Сезара на перекрестке Алого Креста

На перекресте Алого Креста (за слово «алый» отдельный респект переводчику, думаю 90% парижан ассоциируют Croix Rouge с современным обществом «Красного креста») сходятся сразу 6 улиц образующие 9 углов. Замечательно, что 5 из этих улиц сохранили свои названия с 15-16-го веков и только одна была переименована: в 1808г. улица Гроба Господня превратилась в улицу Дракона (rue du Dragon). Дракон, хоть и небольшой, обитает тут же на углу.

Еще один обитатель перекрестка Алого Креста 

________________________________

“- Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя!- А я отправлю вас назад служить обедню, господин аббат! Вытаскивайте шпагу, прошу вас, и сию же минуту!- Нет-нет, милый друг, не здесь, во всяком случае. Не видите вы разве, что мы находимся против самого дома д'Эгильонов, который наполнен клевретами кардинала? Кто уверит меня, что не его высокопреосвященство поручил вам доставить ему мою голову? А я, знаете, до смешного дорожу своей головой.”

Долго пытался я понять, о каком же доме д'Эгильонов идет речь в “дуэльном” разговоре д'Артаньяна и Арамиса - ведь известно, что Дюма создавал свои романы, стараясь отслеживать географию описываемых мест, сверяясь с картами и планами. Наиболее логичная версия: здесь имеется в виду т.н. Малый Люксембург, купленный Марией Медичи, вдовой Генриха IV и матерью Людовика XIII, у герцога Люксембургского.

Дом д'Эгильонов - Малый Люксембург со стороны улицы Вожирар

После того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего  давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д'Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен - у Дюма про это сказано так:"... великий человек, которого так глубоко чтил г-н д'Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д'Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала" (тут Дюма не совсем точен: г-жа 'Эгильон и г-жа де Комбалэ - это одно и то же лицо: де Комбалэ - это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу).

Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д'Эгильонов. Правда произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д'Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 10-15 лет? Вполне допустимо...

Малый Люксембург со стороны Люксембургского сада

Как компьютерщик, не могу удержаться и не привести еще один интересный факт о Малом Люксембурге: именно здесь была продемонстрирована модель первой счетной машины, изобретенной молодым Блезом Паскалем для облегчения труда своего отца-счетовода. И это практически в то же время, когда мушкетеры и гвардейцы звенели шпагами на Парижских улицах!

V. КОРОЛЕВСКИЕ МУШКЕТЕРЫ И ГВАРДЕЙЦЫ Г-НА КАРДИНАЛА

“...в д'Артаньяне жила непоколебимая решимость, основанная на советах его отца, сущность которых сводилась к следующему: "Не покоряться никому, кроме короля, кардинала и господина де Тревиля". Вот почему д'Артаньян не шел, а летел по направлению к монастырю Дешо. Это было заброшенное здание с выбитыми стеклами, окруженное бесплодными пустырями, в случае надобности служившими тому же назначению, что и Пре-о-Клер; там обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время.”

Монастырь кармелитов Дешо, где у д'Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от 17-го века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Монастырь Дешо

Название монастыря происходит от слова «дешоссе» - разутый, поскольку монахи при входе снимали обувь. От «бесплодных пустырей» сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас “та самая”, четырех вековой давности

Внутренний двор монастыря Дешо, место несостоявшейся дуэли д'Артаньяна и Атоса

Место это во многом также и трагичное - как истинная революция, Великая Французская успешно превращала церкви в склады и тюрьмы. Монастырь Дешо в 1792 году стал местом заключения для священников; 114 из них были здесь казнены, о чем свидетельствует мемориальная доска при входе.

________________________________

“- Если вы спешите, сударь, - произнес Д'Артаньян с той же простотой, с какой минуту назад он предложил Атосу отложить дуэль на три дня, - если вы спешите и если вам угодно покончить со мной немедленно, прошу вас - не стесняйтесь.- И эти слова также мне по душе, - сказал Атос, приветливо кивнув д'Артаньяну. - Это слова человека неглупого и, несомненно, благородного. Сударь, я очень люблю людей вашего склада и вижу: если мы не убьем друг друга, мне впоследствии будет весьма приятно беседовать с вами. Подождем моих друзей, прошу вас, мне некуда спешить, и так будет приличнее... Ах, вот один из них, кажется, идет!Действительно, в конце улицы Вожирар в эту минуту показалась гигантская фигура Портоса.”

Перспектива ул. Вожирар от перекрестка с ул. Бонапарта

Говорят, Вожирар самая длинная парижская улица (4360 м в пределах города по официальной статистике). Дата ее возникновения теряется в веках, поскольку образовалась она на месте одной из дорог, проложенных римлянами. Хотя вполне может быть, что дорога здесь существовала и в до-римские времена... Название же свое улица получила от исчезнувшей деревушки Валь-Жерар, через которую проходила дорога

VI. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ТРИНАДЦАТЫЙ

“История эта наделала много шума. Г-н де Тревиль вслух бранил своих мушкетеров и втихомолку поздравлял их. Нельзя было, однако, терять время: следовало немедленно предупредить короля, и г-н де Тревиль поспешил в Лувр.”

Утренний Лувр от площади Карузель

“Но было уже поздно: король сидел, запершись с кардиналом. Де Тревилю было сказано, что король занят и никого сейчас принять не может. Де Тревиль явился вечером, в час, когда король играл в карты. Король был в выигрыше, и так как его величество отличался чрезвычайной скупостью, то находился по этому случаю в прекрасном расположении духа.”

Король Людовик XIII встречает нас в центре площади Вогезов (Place de Vosges, M° St.Paul), про которую мы еще будем говорить. До реалистичности этой скульптуре, конечно, далеко - изображен не реальный характер, а абстрактный «идеальный» король - и только из подписи на пьедестале можно понять, какой же по счету Людовик восседает на коне. И все же, благодаря этой статуе, мы можем пополнить галерею уличных парижских портретов героев романа.

Статуя Людовика XIII на площади Вогезов

А вот конь, на котором восседает Людовик, не совсем обычный. Когда-то он был бронзовым и нес на себе бронзового же Генриха II. Став королем, Генрих IV отправил фигуру своего августейшего предшественника в переплавку, чтобы водрузить на того же самого коня изваяние "себя любимого". Через пару десятков лет Ришелье решил, что конь под Генрихом подустал и повелел перелить фигуру отца в фигуру сына - своего патрона Людовика XIII. Людовик просидел на коне дольше всех, пока по приказу Робеспьера всадника (на этот раз вместе с конем) не переплавили в пушку. И только Наполеон восстановил статус-кво времен мушкетеров, правда уже не в бронзе, а в мраморе. Что, вообще говоря, удивительно: зная биографию императора, скорее можно было ожидать, что он не станет нарушать сложившуюся традицию и сам займет место в седле. Эта "история лошади" почерпнута мной из замечательной книги о Париже Василия Бетаки

________________________________

"- Честное слово, - произнес он (д'Артаньян), обращаясь к своему противнику, - вам повезло, хоть вы и называетесь Бернажу! Вы наскочили только на ученика мушкетера. Впрочем, не беспокойтесь: я сделаю все,что могу. Защищайтесь!- Мне кажется... - сказал гвардеец, которому д'Артаньян бросил вызов, - мне кажется, что место выбрано неудачно. Нам было бы удобнее где-нибудь за Сен-Жерменским аббатством или на Пре-о-Клер."

В предложении Беранжу можно увидеть вполне четкое указание места. Если смотреть от Люксембурга, где происходил этот разговор, то "за Сен-Жерменским аббатством" окажутся либо район улицы Пти-Огюстен, либо кварталы вдоль Сены, расположенные к востоку от стен аббатства.

Аббатство Сен-Жермен-де-Пре

Первый из этих районов в мушкетерские времена был уже основательно застроен, там располагался монастырь Малых Августинцев, ряд особняков вдоль Сены, дворец королевы Маргариты Валуа - вряд ли дуэль там была уместна. А вот кварталы вдоль Сены - это и есть тот самый Пре-о-Клер, "луг клерков", излюбленное место дуэлянтов на протяжении целых веков. Так что оба места, названные Беранжу, скорее всего, просто разные участки Пре-о-Клер. Впрочем, сам Пре-о-Клер не стоял на месте. По мере активного роста города луга постепенно застраивались, а название сдвигалось вслед за застройкой вниз по Сене. Если в 16-м веке под Пре-о-Клер понимали участок между улицами Пти-Огюстен и Перевоза (rue du Bac), то на картах 18-го века это название уже пишется гораздо дальше, в районе современной улицы Бельшас, доходя иногда чуть не до границ эспланады Инвалидов.

В современном Париже наименование Пре-о-Клер сохранилось в двух местах: так называется кафе на углу улиц Жакоб и Бонапарта (бывшей Пти-Огюстен), а также маленькая улочка, соединяющая бульвар Cен-Жермен и Университетскую улицу.

Улица Пре-о-Клер (rue du Pre-aux-Clercs) - тишайшее и спокойнейшее место в нынешнем бурном Париже

________________________________

"Но Бернажу крикнул ему, что это пустяки, и, смело ринувшись вперед, сам наскочил на острие шпаги д'Артаньяна. Тем не менее, так как он не падал и не признавал себя побежденным, а только отступал в сторону особняка г-на де Ла Тремуля, где служил один из его родственников, д'Артаньян, не имея понятия, насколько опасна последняя нанесенная им противнику рана, упорно его теснил и, возможно, прикончил бы его. ... Получилась всеобщая свалка, но перевес был на стороне мушкетеров. Гвардейцы кардинала и люди г-на де Ла Тремуля отступили во двор дома, едва успев захлопнуть за собой ворота, чтобы помешать противнику ворваться вместе с ними."

Дом де Ла Тремуля находился на месте дома №50 по улице Вожирар, прямо на углу с улицей Феру, где жил Атос. Сейчас напротив этого дома находится один из входов в Люксембургский сад, из сада же удобнее всего делать фотографию этого места.

Дом №50 по ул. Вожирар - адрес герцога де Ла Тремуля 

Тремули были древним и известным родом, в Париже им принадлежало несколько особняков. Вот как выглядел один из них на Правом берегу. Сохранившийся портик дома Тремулей можно увидеть во дворе Школы изящных искусств, которая располагается на улице Бонапарта.

Особняк Тремулей (со старинного рисунка)

VII. МУШКЕТЕРЫ У СЕБЯ ДОМА

"Когда, покинув Лувр, Д'Артаньян спросил своих друзей, как лучше употребить свою часть сорока пистолей, Атос посоветовал ему заказать хороший обед в "Сосновой шишке", Портос - нанять слугу, а Арамис - обзавестись достойной любовницей

… Если они придут, расскажи им о том, что произошло. Пусть они ожидают меня в кабачке "Сосновая шишка".

…Что касается д'Артаньяна, то он поспешил в кабачок "Сосновая шишка", где его ожидали Портос и Арамис."

Кабачок "Сосновая шишка", где так любили собираться мушкетеры, место вполне историческое. Он находился на холме святой Женевьевы в доме №1 по площади Контрэскарп (Place de la Contrescarpe, метро Place Monge). Славились не только его кухня, но и вина, и такие знатоки стола и кубка как Рабле и поэты Плеяды устраивали здесь многочисленные винные дегустации. К сожалению, в настоящее время от кабачка осталась только вывеска над вторым этажом дома, а "историческое место" занято хоть и дорогой, но убого-стандартной мороженицей.

Дом на площади Контрэскарп, где находился кабачок "Сосновая шишка" 

________________________________

"...Обед состоялся в тот же день, и новый слуга подавал к столу. Обед был заказан Атосом, а лакей рекомендован Портосом. То был пикардиец, которого славный мушкетер нанял в тот самый день по случаю этого самого обеда; он увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше - так звали слугу - плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его ссобой."

Мост Ла-Турнель один из самых старых в Париже. До 17 века он был деревянным, в 1614 году было начато строительство каменной шести арочной переправы, просуществовавшей до середины 19-го века. После реконструкции 1847 года мост стал трех пролетным, каким мы его сейчас и видим.

Мост Ла-Турнель 

С моста открывается великолепный вид на восточную стрелку о-ва Ситэ и Нотр-Дам, так что Планше вполне можно понять: есть здесь что созерцать, и о чем размышлять. Насчет плевать... тут, пожалуй, дело вкуса.

Вид с моста Ла-Турнель по течению Сены

Обратимся теперь к жилищам мушкетеров. Они в основном описаны в этой главе, хотя некоторые важные детали разбросаны по всему роману.

Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

“Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

...Он (д'Артаньян) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса”

Улица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, Д'Артаньян,. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут

Улица Феру, в направлении Сен-Сюльпис. В одном из здешних двориков живет Атос 

Улица Феру, вид в сторону Люксембурга.

________________________________

"Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: "Вот моя обитель". Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью."

Ул. Старой Голубятни ныне весьма зажиточна, так что домов, которые подошли бы Портосу, по крайней мере по внешнему виду, на ней предостаточно. Внутри, конечно, всякое встречается и в этом квартале, так что Портос не был оригинален в нежелании приглашать гостей.

Дом для Портоса 

Про жилище Арамиса известно больше. По нескольким фразам из разных глав можно даже точно определить место в котором он жил.

“Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз.

...Дойдя до конца переулка, Д'Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

...Молодая женщина (г-жа Бонасье) между тем продвигалась вперед, отсчитывая дома и окна. Это, впрочем, не требовало ни особого труда, ни времени. В той части улицы было только три дома, и всего два окна выходило на эту улицу. Одно из них было окно небольшой пристройки, параллельной флигелю, который занимал Арамис, второе было окно самого Арамиса.

...- Вы очень покладистый муж, любезный мой господин Бонасье! - сказал кардинал. - Могли бы вы узнать двери, куда она (г-жа Бонасье) входила? - Да. - Помните ли вы номера?- Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп.”

Действительно, и сейчас третий дом от угла по улице Вожирар (если считать от Люксембургского сада) имеет номер 25 и раположен по диагонали от перекрестка с улицей Кассет. Конечно, на дом Арамиса в описании Дюма он не очень-то похож, да и окна на первом этаже ни одного нет, но место, очевидно, то самое.

Вожирар, 25 - адрес Арамиса 

Интересно, что недалеко от этого дома, у перекрестка улиц Вожирар и Ренн находится отель, носящий имя Арамиса. Это единственное известное мне в Париже место, названное именем этого мушкетера

Отель "Арамис" на улице Ренн 

Теперь попробуем собрать воедино то, что Дюма говорит о доме д'Артаньяна

“Как устроился д'Артаньян, нам уже известно... Эта комната представляла собой подобие мансарды и находилась на улице Могильщиков, вблизи Люксембурга.

…В квартире г-на Бонасье устроили именно такую мышеловку, и всех, кто туда показывался, задерживали и допрашивали люди г-на кардинала. Так как в помещение, занимаемое д'Артаньяном во втором этаже, вел особый ход, то его гости никаким неприятностям не подвергались.

…- Молчи, осел! - крикнул д'Артаньян. И, ухватившись рукой за подоконник, он соскочил со второго этажа, к счастью не очень высокого; он даже не ушибся.

...Допрашиваемый ответил, что зовут его Жак-Мишель Бонасье, что ему пятьдесят один год, что он бывший владелец галантерейной лавки, ныне оставивший торговлю, и живет на улице Могильщиков, в доме номер одиннадцать.” 

Итак, улица Могильщиков 11, невысокий двухэтажный дом с двумя входами. По-видимому, во времена Дюма дом  №11 был именно таким. Увы, нынче под этим номером стоит безликий 5-ти этажный новодел. Но стоит  вспомнить, что нумерация домов появилась в Париже лишь в 18-м веке, причем нумеровались тогда не дома, а двери, а сама нумерация шла "по кругу": сначала по одной стороне, а потом по другой. В 19-м веке приняли другую - современную - систему и все дома перенумеровали. Какой системой пользовался Дюма при написании романа скзать трудно, поэтому просто посмотрим на старые дома по улице Сервандони и подумаем, в каком из них мог жить д'Артаньян? Легко обнаруживается идеальный кандидатат: под №16 приютился маленький двухэтажный домик с «подобием мансарды», как раз имеющий два отдельных входа, один из которых явно ведет на второй этаж. Вот сюда и поселим д'Артаньяна. *)

Дом д'Артаньяна

______________________________________

*) Во франкоязычной Википедии указывается, что д'Артаньян жил в нынешнем доме №12 по улице Сервандони: В качестве обоснования этого утверждения приводится аргумент, что в доме №11 обитала семья Бонасье, а сам д'Артаньян жил в №12, поскольку в романе "20 лет спустя" говорится: "Увы, с тех пор, как мы в нашем романе "Три мушкетера" расстались с д'Артаньяном на улице Могильщиков, N 12, произошло много событий, а главное - прошло много лет." Заметим, что такая ситуация возможна только при использовании старой нумерации домов, применявшейся до 1806 года, когда последовательные номера 11 и 12 располагались рядом и на одной стороне улицы. Отсюда следует, что нынешний дом №12 никак не может быть домом д'Артаньяна - ведь по старой нумерации он был №7, о чем говорит та же Википедия. Прежний дом с номерами 11-12 должен был располагаться на несколько домов ближе к ул. Вожирар, чем дом №7, а значит скорее всего иметь новый (нынешний) номер 16-20. Поэтому моя версия о том, что дом д'Артаньяна - это нынешний №16 представляется мне более убедительной.

(Продолжение следует)

Источник: ru_travel

mosmonitor.ru