«Бавария» скупила всю бундеслигу. Но раздражает не поэтому. Бавария не германия


Вы думали, Бавария — это Германия?

Филипп Лам с женой Клаудией. / Фото: © REUTERS

Во вторник 17 сентября московским армейцам предстоит сыграть первый матч Лиги чемпионов-2013/14 в столице Свободного государства Баварии вольном городе Мюнхене. Sportbox.ru рассказывает об уникальных особенностях этой самобытной земли.

В Баварии нет таких сепаратистских настроений, как в испанских Басконии или Каталонии, британской Ирландии или молдавском Приднестровье. Никто не призывает к отделению или созданию независимого государства, даже региональных националистических движений практически не существует. На последних выборах «Партия баварцев» не прошла в ландтаг. И все же Бавария — это не Германия.

Начать с того, что большинство населения Баварии по своему происхождению не германцы, а кельты. Само название Bajern происходит от этнонима bojer — «люди земли бойев». Именно так называлось одно из племен, в первом тысячелетии до нашей эры занимавшее эту территорию. Помимо бойев, там жили норики, венделики, в Альпах реции и этруски. В первых веках нашей эры при императоре Августе эти земли как отдельные провинции вошли в состав Римской империи, что существенно отразилось на уровне их жизни и культуре. По сравнению с северными соседями-германцами население Баварии считало себя весьма цивилизованным, и это соответствовало действительности: благодаря римлянам строились дороги и города, развивались ремесла и торговля.

Позднее Рим пал под ударами германских варваров, и Бавария вошла в состав Франкского государства. С тех пор судьба этой земли так или иначе связана с Германией.

Вторая отличительная черта Баварии — религия. Если большинство верующих Северной и Центральной Германии — протестанты, то в Баварии почти 60% принадлежат к римско-католической церкви. Да и сам папа Римский Бенедикт XVI (в миру Йозеф Ратцингер) — выходец из Баварии.

Если о политической независимости в Баварии не помышляют, то культурную самобытность и национальные традиции чтут свято. Ни в одной другой области Германии нет такого ярко выраженного «культурного национализма», как в Баварии. Здесь уверены, что по своему характеру баварцы совершенно не похожи на остальных немцев, которых довольно презрительно величают «пройсами», то есть пруссаками. Причем для баварца каждый, кто живет к северу от Дуная, — пруссак.

Настоящий символ Баварии — национальная одежда альпийских жителей, состоящая из коротких кожаных штанов (Lederhose), высоких гетров, шерстяной куртки и обязательной шляпы. Такими же символами считаются знаменитый фестиваль баварского пива (иные сорта не допускаются) «Октоберфест» и, конечно, мюнхенская «Бавария». А в последнем матче бундеслиги все эти символы сошлись вместе: футболисты «Баварии» вышли на поле «Альянс-Арены» в форме, стилизованной под национальный костюм и разработанной специально к начинающемуся через неделю «Октоберфесту».

Кстати, сами баварцы именуют это мероприятие «Wiesn», что на баварском диалекте означает «луг». Язык — еще одно отличие Баварии от остальной Германии. Он настолько не похож на общепринятый немецкий, что когда баварцы общаются между собой, жителю другой части Германии понятны лишь отдельные слова. И редкий приезжий немец догадается, как ему добраться до нужного места, получив на центральном вокзале Мюнхена описание на баварском.

Но не стоит думать, что Бавария так уж патриархальна. Наоборот, это один из самых промышленно развитых регионов Европы. Мировые концерны BMW, Audi, MAN, Siemens- это тоже Бавария. В середине прошлого века регион был преимущественно аграрным, но в послевоенные годы начался его бурный рост. В то же время в Баварии не забывают сельскохозяйственных традиций, особенно в том, что касается выращивания хмеля для производства пива. Хотя вино в Баварии тоже делают отменное.

Клуб «Бавария» — визитная карточка земли, ее гордость. Футбол для баварцев — одна из возможностей потешить свое национальное достоинство, поэтому на «Альянс-Арене» не бывает свободных мест. Победы «Баварии» давно перестали быть чисто спортивным делом — это уже большая политика и экономика, возможность прославить землю в мире и дополнительная реклама баварских товаров. Не случайно клуб не имеет недостатка в спонсорах как в Германии, так и в других странах. Но предпочтение отдает своим — баварским.

Георгий Олтаржевский, Sportbox.ru

news.sportbox.ru

хватит кормить Берлин! » Военное обозрение

В предыдущем своём материале о попытках фламандских «правых» провести референдум о независимости Фландрии один из комментаторов заинтересовался судьбой Баварии. Успокою. Всё нормально – абсолютно зеркальная ситуация. Как я и писал ранее, Мариано Рахой (председатель правительства Испании) подложил ЕС свинью. Вместо того чтобы утопить каталонский референдум в бюрократической говорильне, экономических страшилках и посулах райской жизни в случае «правильного» решения, Рахой, так сказать, вдарил по Каталонии. Таким образом, он пустил по мирному чиновничьему болоту Европы столь обширные круги, что «сепаратисты» всех мастей оживились. Это дало им импульс.

Конечно, не стоит думать, что весь этот политический «движ» возник на пустом месте просто из-за мелкой вибрации строптивых каталонцев. Нет. Эти ребятки мирно (и не очень) кормились у корыта местечкового патриотизма и «деревенского» чванства достаточно длительное время. И не важно в какой части Европы эти «борцуны» обитают. Их методы агитации, аргументы, претензии к центральной власти и прочее похожи как подобные треугольники. Идёт речь о Фландрии, Каталонии или Падании (Северная Италия) - значение это не имеет, только меняется национальный колорит.

Бавария не исключение. В этой федеральной земле Германии за «сепаратистские» настроения отвечает в основном Баварская партия (Bayernpartei). Иногда она рассматривается как преемник Баварской народной партии, не пережившей правление Гитлера и Вторую Мировую войну. Кстати, вторым преемником принято считать более могущественный Христианско-социальный союз (ХСС), но он стоит на более умеренных позициях регионализма, но политика штука переменчивая. Поэтому именно Баварская партия заняла нишу независимости Баварии и выхода из состава Германии. Несмотря на свою малочисленность и отсутствие представительства в бундестаге, Баварская партия политический старожил Германии. При этом регулярно представлена в ландтагах (парламент земли) Баварии.

И, конечно, баварцы оказались не дурнее своих коллег из Фландрии. Не успели сойти синюшные шишки с каталонских голов, как глава Баварской партии Флориан Вебер сделал эмоциональное и недвусмысленное заявление: «Это (каталонский референдум) является вдохновением для Баварии!»

Однако, как я и указывал ранее, не стоит думать, что эти товарищи вышли из комы только после каталонского кризиса. Во всевозможных интернет-ресурсах (от сайтов до твиттера) баварские «сепаратисты» с поразительным постоянством чихвостят Берлин и бундестаг. При этом, как и полагается партии подобного толка, аргументация в пользу независимости региона делится на два своеобразных уровня.

Уровень первый. Чаще всего этот уровень служит удобоваримой упаковкой для истинных прозаичных причин независимости (составляющих второй уровень). На данном уровне культивируются причины самоидентификации, национального самосознания и образа жизни, т.е. область одухотворённо-нематериального. Это часто служит красивой морально-нравственной маскировкой для совершенно меркантильных оснований независимости.

Флориан Вебер с характерным плакатом - "Руки прочь от каталонского референдума"

В Баварии в этом вопросе настоящее раздолье. Возникшее примерно в 10 веке герцогство Бавария имеет немалый опыт государственности, несмотря на все исторические коллизии. Позже Бавария входит в состав Священной Римской империи, сохраняя своё герцогство, отличавшееся распрями и прочими милыми деталями. После наполеоновских войн с согласия победителей Бавария становится королевством. Конец этому независимому беспределу положил «собиратель земель немецких» Отто фон Бисмарк в 1871 году. Королевство стало частью Германской империи, а в 1918 году сам титул короля Баварии был упразднён. Пресёкся и род Виттельсбахов, правивший Баварией веками. По иронии судьбы самым известным представителем рода в современном истерично-гламурном обществе стал Людвиг II, «эксцентричный романтик», как его описывают манерные натуры. В жизни же Людвиг II между приступами вялотекущего психоза разорял страну постройкой очень красивых и абсолютно бесполезных замков, пока его наконец не отстранили от власти.

Более того, кроме небольших нюансов национальной самоидентификации, вроде местных праздников и кожаных штанов на подтяжках, монументальным аргументом баварских сторонников независимости становится «баварский язык». Несмотря на то, что этот «язык» в самом деле весьма далёк от общепринятого немецкого языка, его всё же считают диалектом. Но уж если южнорусский говор, в народе «суржик» или «балачка», можно с диким скрипом протащить в ранг «державна мова», то уж «баериш» (баварский диалект) сам Бог велел.

Уровень второй. А вот на этом уровне и зиждутся самые объективные и жизненно-бытовые причины отделения, готовые задеть за живое, т.е. за карман, даже далёких от национального вопроса граждан. Так, Баварская партия не устаёт подчёркивать, что миллиарды евро ежегодно покидают федеральную землю Бавария и направляются для прокорма не столь процветающих регионов Германии в виде дотаций, в том числе и в Берлин. Не забывают баварцы напомнить Берлину и о чрезмерной расточительности средств на содержание чиновничьего аппарата.

Плакат Баварской партии с отчалившей Баварией

В прошлом месяце стало общеизвестно о повышении на 41% расходов на содержание аппарата Министерства по делам семьи, да и сам бюрократический аппарат весьма разбух. Реакция Флориана Вебера не заставила себя ждать. Он заявил, что это не просто единичный случай, а негативная политика самообслуживания Берлина.

Однако считать Баварскую партию монополистом в критике Берлина будет неверно. Вполне легитимный и далеко не маргинальный Хорст Зеехофер, премьер-министр Баварии и лидер вышеозначенной ХСС, периодически возвышает свой голос в сторону Берлина о «нечестном перераспределении средств», а также предлагает снизить поборы с его земли.

И с куда большим чувством и далекоидущими выводами выступают баварские интеллектуалы. Например, более или менее известный в России писатель Вильфрид Шарнагль, кстати, видный член ХСС, несколько лет назад выпустил объёмный труд «Бавария тоже может быть независимым государством». Название неоднозначное, словно автор пытается провести параллели и присовокупить Баварию к своеобразной семье «сепаратистских» регионов Европы, таких как Каталония, Фландрия, Падания, Венето, Шотландия и так далее.

"Федеративная республика Германия" - зачёркнуто

Официальные власти в Берлине продолжают стоически не замечать баварские процессы, лишь иногда походя бросая в сторону «сепаратистских» настроений термины вроде «несостоятельный бред». Эта практика вполне приемлема, так как раздавать пинки инакомыслящим и маргинализировать неугодные альтернативные партии Берлин дозволяет своим СМИ. Тем самым агитационным листкам типа Deutsche Welle, которые функционируют настолько стереотипно «по методичке», что создаётся впечатление - тряхни их и из-за пазухи выскочит блокнотик в стиле «цитатника Мао».

Например, уже известный нам Вильфрид Шарнагль в 2015 году выпустил книгу «Над пропастью», вышедшую в России под названием «Смена курса», в которой автор пытался объективно рассмотреть украинский кризис и взаимоотношения с Россией. Стоило книге попасть на прилавок, как та же Deutsche Welle сначала попыталась дискредитировать автора как дилетанта в этом вопросе, а потом и вовсе заполнила все материалы по этому поводу набором истеричных ярлыков про «дула автоматов».

Как долго такую политику властей и раздражающее шипение СМИ Германии будет терпеть баварский бюргер, сказать сложно. Но пока это работает, и страусиная голова в песке чувствует себя комфортно, Берлин рискует познакомиться поближе не только с «Альтернативой для Германии» (повергшей берлинских бюрократов в шок на последних выборах), но и с такими партиями как Баварская.

topwar.ru

«Бавария» скупила всю бундеслигу. Но раздражает не поэтому - Горький на вкус - Блоги

Есть обвинения помощнее.

26 мая 1999 года в небольшом баре в центре Киля (город-порт на севере Германии) местные жители провожали очередной рабочий день – пили, общались и играли в карты, изредка косясь на телевизор, по которому транслировался тот-самый-финал. Гол Марио Баслера должен был взбудоражить соотечественников, но зашел в абсолютную тишину. Когда же «МЮ» сравнял счет и затем забил победный гол, публика сошла с ума. Люди выбежали из бара на улицу, обнимались, пели и танцевали на столах. Многие разошлись по домам только под утро.

История, которую рассказал Филип Ольтерманн, шеф берлинского бюро The Guardian и уроженец тех мест, довольно типична и для других провинциальных городов из не самых богатых немецких земель, которые в ненависти к «Баварии» (где-то – в бурлящей, где-то – в тлеющей) живут уже несколько десятилетий.

В июне 1991-го лидер бундеслиги «Кайзерслаутерн» приехал в Бремен на один из последних матчей того сезона. В случае гостевой победы «Лаутерн» гарантировал бы себе чемпионство, оставляя «Баварию» позади. Хозяева не стали сильно мешать команде Калли Фельдкампа – 1:2. После финального свистка 20 тысяч бременцев выбежали на поле и разделили с приезжими фанатами их радость. 

В Германии говорят, что идентифицировать фаната «Баварии» очень легко. Если после 10-минутного задушевного разговора о немецком футболе, собеседник ни разу не приложил рекордмайстера крепким словом – бинго. Вы взломали его Fan-ID. Но не подавайте виду, а лучше так, между делом признайтесь, что подвиг Дидье Дрогба в финале ЛЧ-2012 стал для вас настоящим откровением, и наслаждайтесь его реакцией.

Если попытаться как-то сократить взаимные претензии баварцев и тех, кто их недолюбливает (то есть всех остальных жителей Германии), до двух генеральных реплик, то получится следующее:

– Вы – заносчивые снобы

– Вы нам завидуете

Как видите, такое фехтование может длиться вечно. 

Для начала сразу оговоримся – в этом тексте не будет ни слова про трансферную политику мюнхенцев. Не потому что это слишком очевидная претензия, а потому что пора перестать обвинять «Баварию» в том, что она грабит конкурентов, и взглянуть на ситуацию по-другому. Все, что делает рекордмайстер, – только лишь предлагает сотрудничество лучшим мастерам лиги. Это футболисты рвутся именно в «Баварию», и все больше это напоминает какую-то больную навязчивую идею.

Свежайший пример – Леон Горетцка. «Шальке» впервые за долгое время идет в лидерах и метит в Лигу чемпионов. Генменеджер Кристиан Хайдель выбивает для Горетцки рекордное жалование – 10 млн евро в год плюс бонусы. Никому и никогда «Гельзенкирхен» не платил так много (для сравнения столько же сейчас получает Роберт Левандовски). Место в основном составе гарантировано, что в преддверии чемпионата мира крайне важно.

Леон все равно выбирает Мюнхен, он переберется туда летом.  

Объяснение ситуации простое – игроки вообще не верят в якобы долгосрочные проекты под условным названием «Вторая сила». (Это когда клубы уровня «Дортмунда», «Шальке», «Гладбаха» или «Вольфсбурга» неожиданно добились успеха в чемпионате и решили, что это начало чего-то большего). Не было до сих пор ни одного примера, где бы амбициозный проект просуществовал дольше трех лет. Дальше либо стагнация, либо вообще вылет из элиты.

Непонятно только, где во всем этом вина «Баварии»? Наверное, только в том, что последний кризис, сравнимый с недавним дортмундским или текущим бременским, у нее был 40 с лишним лет назад. Это действительно раздражает.

Я не живу в Германии. Мне по большому счету все равно на то, что Бавария – самый богатый регион этой страны, и на якобы улетевшее в стратосферу самомнение баварцев мне тоже наплевать. Но это не значит, что у меня нет вопросов к самому успешному футбольному клубу Германии.

«Бавария» не умеет признавать поражения

Редкий вылет «Баварии» из Лиги чемпионов обходится без жалоб на судейство.

«Судья сломал нас психологически. «Реал» не заслуживал того, чтобы идти дальше. Все, кто разбираются в футболе, со мной согласятся», – Артуро Видаль и его экспресс-итоги прошлогоднего четвертьфинала.

«Ты можешь выиграть, можешь проиграть, но когда матч ломает судья своими неверными решениями, меня это бесит», – типичный Арьен Роббен после любого неудачного матча.

«Целый год усердной работы коту под хвост. Спасибо, судья, бравоооо», – Рибери негодует через инстаграм.

Объясните уже кто-нибудь «Баварии», что поражения – часть игры, и не существует никакого заговора против нее.

Когда «Боруссия» завоевала золотой дубль, то многие менеджеры и руководители клубов через прессу охотно поздравляли дортмундцев с историческим достижением. Боссы мюнхенцев ожидаемо отмалчивались, но Ули Хенесса надолго не хватило: «Дортмунд» получит от меня респект только тогда, когда будет успешен не только на внутренней арене, но и в еврокубках. А пока этого не видно. Акции «Дортмунда» можно вешать на стену вместо обоев – все равно им не найдется лучшего применения. Свой пакет я, пожалуй, продам (президент «Баварии» через супругу несколько лет назад вложился в ценные бумаги главного конкурента), так как после победы над нами акции «Боруссии Дортмунд» не только не выросли в цене, а наоборот обвалились».

Мюнхенцы на каждом углу кричат о том, что им не хватает конкурентной борьбы в чемпионате, но когда у них все же появляется достойный соперник, они демонстративно его игнорируют.

«Баварией» руководит шумный и склочный президент

После известных событий Ули Хенесс, конечно, не такой языкастый как раньше, но в 60 лет люди редко меняются. «Бавария» и Хенесс так давно вместе, что клуб перенял все повадки хозяина и синхронизировался с ним на всех уровнях. Бесполезно убеждать Хенесса, что футболист N жизненно необходим клубу. Если Ули он по каким-то причинам не нравится, в команде его не будет. За вольнодумство тут пока не высылают в другие чемпионаты, но выговор получить можно легко (Левандовскому пришлось устраивать декодинг своего скандального интервью, чтобы Ули немного поостыл).

Ули Хенесс против всех:

«Насколько я помню, в Вольфсбурге у ратуши нет балкона. Где они собираются праздновать чемпионство в таком случае? Если нужно, мы можем выступить в качестве спонсора и послать туда бригаду строителей» (2009 год, тут нужно пояснить, что отмечать победу в чемпионате на балконе городской ратуши – давняя немецкая традиция).

«Матчи выигрывают футболисты мирового класса. У нас они есть. Конечно, мы лучше «Хоффенхайма» (накануне очной встречи с деревенскими выскочками в 2008 году).

«С таким количеством долгов, как у «Шальке», они вряд ли когда-либо смогут нас догнать по финансовым показателям» (2010 год).

«Я бы настоятельно рекомендовал Маттиасу Заммеру на его новой работе поменьше говорить о «Баварии» и ее игроках. Он напрасно думает, что хорошо разбирается в этом вопросе. До меня дошли обрывки его интервью на Eurosport и аналитика, касающаяся бесполезного, на его взгляд, трансфера Хамеса. За деньги, которые он там получает, можно было обойтись без подобных провокационных тем» (отравленные стрелы Ули пускает даже в тех, с кем еще недавно вместе работал).

«Бавария» делает бундеслигу непопулярной 

Представьте, сколько юных футбольных неофитов проехало мимо чемпионата Германии только потому, что выбирать здесь любимую команду на всю жизнь – самое глупое занятие на свете. Ты в любом случае будешь в проигрыше.

Болея за мюнхенский суперклуб, ты приговариваешь себя к дежурным салатницам, добытым преимущественно без борьбы. Поначалу это заводит, и первым трем серебряным посудинам ты радуешься вполне искренне. Пятую уже принимаешь как должное, радость от шестой симулируешь, на седьмой приходит смирение, а все остальные просто падают в твою фанатскую копилку, как эсэмэски от банка о зачислении зарплаты. Приятно, но не более.  

Лига чемпионов остается единственной отдушиной. Здесь вроде и соперники зубастее, и турнир статуснее, но нельзя отделаться от ощущения, что ты в этой ситуации для любимого клуба как воскресный папа; пришел раз в две недели, неплохо провел время и попрощался до следующего раунда.

Выбирая клубы второго эшелона, ты вынужденно принимаешь варварские условия фанатского соглашения, согласно которому клуб ничего тебе не должен. Средний класс в бундеслиге трясет так, что положиться здесь вообще не на кого. С очень большой вероятностью чемпионский автобус избранной вами команды так никогда и не выйдет из гаража.

У «Баварии» пластмассовые фанаты

С тем, что с чувством юмора у мюнхенских болельщиков проблемы (так встречали Месута Озила на «Алльянц-Арене» в 2014 году), мы смирились. С топорным и вялым копированием чужих идей – тоже. Ведь невозможно тонко подколоть соперника без ироничного отношения к самому себе, а так как самоирония чаще всего приходит через страдания и лишения, в Мюнхен она последний раз заглядывала очень давно.

Вы можете считать себя цельными и преданными фанатами, быть частью шипящего монстра, который собирает кучу трофеев каждый сезон, пробивать лигочемпионские выезды, иметь членство в официальном фан-клубе и регулярно набивать шкаф разным мерчем, но вы – никто до тех пор пока не участвовали в борьбе за выживание и не теряли от нервов голос, празднуя спасение любимой команды от вылета в последнем туре.

Баварцы любят прикинуться великомучениками (как после провала в 2012-м, например), но трудно воспринимать их стоны и причитания всерьез, когда перед глазами есть казус с «Падерборном» и его болельщиками. Если вам вдруг захочется кого-то пожалеть, посочувствуйте лучше этим парням, которые еще в 2015-м играли в высшей лиге, а в прошлом сезоне чуть не вылетели в регионалку и почти потеряли профессиональный статус.  

«Бавария» отняла чемпионство у «Шальке» в 2001-м

Пожалуй, самая эпичная развязка за всю истории бундеслиги. Это могла быть первая для «Гельзенкирхена» победа в бундеслиге, к которой клуб шел более 40 лет. Лучший сезон в карьере Эббе Санда (26 голов), молодые Джеральд Асамоа и Эмиль Мпенза на подхвате, стареющий, но все еще полезный Анди Меллер – это не была чемпионская команда, но по ходу сезона она ей стала. «Meister der Herzen» («Чемпион сердец») – под таким именем «Шальке»-2001 вошел в историю.

«Скамейки, двери, стулья, телевизоры – все летало по раздевалке, – вспоминает голландский защитник Марко ван Хогдалем. – Хорошо, что нам не выставили счет за порчу имущества. Сумма была бы приличная. Менеджер Руди Ассауэр и главный тренер Хуб Стевенс ходили между игроков и по очереди их успокаивали. Йорг Беме достал пачку сигарет и курил одну за одной». 

Ассауэр позже удалится в комнату для пресс-конференций и скажет журналистам: «Больше не смейте говорить мне, что футболисты – бездушные личности и расчетливые спекулянты. Я только что заглянул в глаза каждому из них и не пожелаю никому пережить такое».  

«Шальке» был чемпионом ровно 4 минуты и 38 секунд.

«Бавария» через четыре дня стала лучшей командой Европы.

Посещаемость главных чемпионатов. Бундеслига в огне

Герои-2018. Киммих заставит всех забыть Филиппа Лама

Фото: Global Look Press/imago sportfotodienst, Peter Schatz, Frank Hoermann/SVEN SIMON; Gettyimages.ru/Alexandra Beier/Bongarts, Matthias Hangst/Bongarts, Lars Baron/Bongarts; REUTERS/Michael Dalder, Kai Pfaffenbach

ua.tribuna.com

Основная информация о Баварии – народности, религия, герб

Официальное наименование - Свободное государство Бавария (Freistaat Bayern) - было закреплено в 1949 г. в Конституции Баварии, когда Бавария стала одной из земель ФРГ.

загрузка

Площадь - 70 552 км2. Население - 12,5 млн. чел. Столица - Мюнхен

Бавария - самая большая федеральная земля Германии. Она разделена на семь административных округов (Regierungsbezirke): Верхняя Бавария, Нижняя Бавария, Верхний Пфальц, Средняя Франкония, Нижняя Франкония, Верхняя Франкония и Швабия.

Основу населения составляют три народности - баварцы, франконцы и швабы.

Язык - диалекты немецкого языка, которые сильно отличаются от литературного немецкого: баварский, швабский и франконский. Официальный язык в Баварии - немецкий. Нередко на улице можно услышать и русскую речь. Немцев не оскорбляет, когда к ним обращаются на ломаном немецком. Поэтому, отправляясь в Баварию, неплохо выучить с десяток необходимых выражений.

загрузка

Религия - преимущественно католическая (около 70% населения). В 2005 г. папой Бенидиктом XVI стал кардинал из Баварии доктор Йозеф Ратцингер.

загрузка

Большой Баварский герб. Раньше являлся гербом графства Пфальц. После присоединения к гербу в 1214 г. баварского герцога Людвига он стал символом старо-баварской и пфальцской династий Виттельсбахов. Сейчас лев - это символ округа Верхний Пфальц в Баварии.

Малый Баварский герб исторически был гербом графов фон Боген. Позднее (с 1247 г.) его стала использовать династия Виттельсбахов.

Читайте также:

Немецкий онлайн или 5 способов выучить язык в пижаме

Баварские стереотипы

История Баварии

География Баварии

Баварско-немецко-русский словарь

«Мама Германии» Ангела Меркель

 

deutsch-online.ru

Почему немецкий Фюрт, не бомбили союзники во времена Второй мировой войны?: kitv

Город Фюрт расположен всего в 7 км от центра Нюрнберга, поэтому доехать сюда можно прямо на метро линии U1.  Город интересен прежде всего сохранившейся исторической застройкой, практически не пострадавшей бомбежками союзников в годы Второй мировой войны. 

01. Выйдя из метро, первое здание попавшееся на глаза - Ратуша города. Построенная в период с 1840 по 1850 годы. Башня Ратуши, высотою в 54 метра - является естественной доминантой города. Говорят,  здание очень похоже на Palazzo Vecchio во Флоренции.

02. Традиционно, иду "куда глаза глядят"... Так что считайте город мы изучаем вместе.  Кенингштрассе. Воскресное утро, людей на улице совсем мало.

03. Иду, смотрю по сторонам и читаю посредством телефона об истории Фюрта.

04. Судя по всему город возник на земле рейнских франков, приблизительно в 800 году. Первое же письменное упоминание о городе относится к 1007 году, когда император Генрих II пожаловал его во владение епископу Бамбергскому.

05. Так что, официально в 2007 город отметил 1000-летний юбилей. Конечно с тех времен, в архитектуре ничего не сохранилось, так как в годы Тридцатилетней войны - Фюрт был полностью разрушен.  

06. В конце XIV века в Фюрте обосновались евреи, бежавшие от погромов в соседнем Нюрнберге. Возможно они и способствовали восстановлению города после Тридцатилетней войны.

07.  К моменту своего расцвета еврейская община насчитывала около четверти населения местечка (приблизительно до 500 человек). 

08.В городе работали многочисленные синагоги, талмудические школы, издавались книги и газеты на идише.  

09.Центром проживания еврейской общины был как раз этот район, - площади Marktplatz

10. Отсюда хорошо видна еще одна достопримечательность Фюрта - лютеранская церковь Архангела Михаила (конец XIV века). Одно из немногих зданий, переживших Тридцатилетнюю войну.

11. Как следует из названия Marktplatz - прежде всего торговая площадь. Но в наши дни, она стала также центром культурной жизни города. Пытаюсь разобраться в композиции фонтана - памятника, раскиданного по всей площади, посвященного не то музыкантам, не то артистам, шутам или арлекинам - подсказывает телефон. 

12. Возвращаюсь к истории развития города. Толчек к бурному развитию Фюрт получил в 1792 году когда перешел к Пруссии, которая сильно способствовала развитию промышленности тогдашнего местечка. 

13. Наконец в 1806 году Фюрт перешел к Баварии, и получил к 1818 году городское управление. И пошло-поехало. Индустриализация города в определенные периоды времени конкурирующего с соседним Нюрнбергом достигла своего апогея в 1835 году. Когда, первая в Германии (!) железная дорога была проложена ни в Мюнхене, и не в Берлине, а между Нюрнбергом и Фюртом!

14.Как я уже упоминал, в годы Второй мировой войны, Фюрт союзники не бомбили. Именно поэтому все здания в центре города - довоенной постройки, а точнее периода конца XVIII - начала XIX веков. 

15. Этот факт тем более удивителен, если учесть что соседний Нюрнберг - как оплот III Рейха, был разрушен практически до основания.  

16. Сегодня 1160 старинных зданий украшает центр города. Такого большого количества архитектурных памятников, сохранивших  свой первозданный облик, больше нигде не встретить в Германии. 

17. Свернув с уютной Густавштрассе, попадаю в какой-то тихий, привлекательный переулок. И вдруг понимаю что это не декорации, и не культурный квартал в центре города, -  здесь просто живут люди...

18. Говорят, что чудесным спасением от разрушения во время Второй мировой войны, город обязан беженцам еврейской общины, выжившей, во времена погромов, гетто, и прочих притеснений конечной целью которых было тотальное уничтожение евреев.   

19.После войны, Фюрт был обойден международными программами восстановления культурного наследия. Какая ирония!? К концу 80-х, город сильно обветшал, и выглядел примерно так (слева). 

20. Только к празднованию 1000-летия в 2007 году Фюрт был капитально отремонтирован. 

21. Сегодняшний Фюрт известен как крупный промышленный центр Баварии. Здесь  развита электротехническая промышленность, особенно в области солнечных технологий; Производство игрушек, продуктов питания;  Развито газетно-издательское дело.

22. Можно сказать, что город развивается и растет. Здесь проживает около 115 тысяч человек. Больше чем когда-либо в истории Фюрта.

23. К знаменитым горожанам внесшим свой весомый вклад в мировое наследие можно отнести Генри Киссинджера  (56-й Госсекретарь США, лауреат Нобелевской премии мира), Людвиг Эрхард (министр экономики ФРГ), актриса Сандра Буллок  и другие.

24. Незаметно для себя, забрел в дворовую часть жилого квартала.

25.Все чистенько, комфортно и уютно, в принципе как везде в Германии.

26. Ну вот опять Кенингштрассе. Круг нашей прогулки по историческому центру города замкнулся. 

27. Можно сесть в метро и через 20 минут оказаться в центре Нюрнберга.

28.

29.Или прогуляться по городу до одного из самых старых железнодорожных вокзалов Германии, решаю я для себя.

30. Главная пешеходная артерия города  Schwabacher strasse, является практически супермаркетом города, из-за огромного количества бутиков, торговых галерей и ресторанов быстрого питания. Скорее в переулок!     

31.Hallplatz, на котором стоит католическая церковь Богоматери (1824 год)  с одной стороны, 

32. и городской театр Stadttheater, построенный в 1901-1902 годах венскими архитекторами. Хитрые архитекторы продали проект двум городам одновременно, так что Черновицкий драмтеатр точная копия здешнему Stadttheater. 

33. А вот наконец и Hauptbahnhof Furth - железнодорожный вокзал Фюрта, 1835 год.

34. Прощай Фюрт, через 10 минут Нюрнберг.

35. Здравствуй Нюрнберг. Вот он самый первый вокзал в Германии. 

Но, это уже другая история, о которой я расскажу отдельно.

kitv.livejournal.com

Мюнхен - это не Германия: это - Бавария!

Мюнхен — это не Германия: это — Бавария!

В Мюнхенском аэропорту ничего не предвещает, что вы сейчас увидите один из самых странных и удивительных городов Европы — такое же стерильное и стильное постмодернистское сооружение, как во многих других местах, только очень большое, очень чистое и очень функциональное. Hапример, станция скоростного метро (S-Bahh) находится в непосредственной близости от пропускных воротец, и через полчаса вы попадаете в самый центр города. Аэропорт построен совсем недавно в расчете на то, что Мюнхен, благодаря своему центральному положению в Европе, станет важнейшим узлом, соперником Франкфурта и Амстердама. А пока этого не произошло, он производит впечатление именно тишиной и пустынностью.

О Мюнхене можно услышать: «А это не Германия, это Бавария». Hа самом деле, в Мюнхене не встретишь желто-черно-красный флаг и немецкого орла, но — стяги в бело-голубую шашечку и баварские львы в изобилии. Даже ХДС, партия баварца Штрауса, здесь называется «Баварский ХДС». И говорят в Баварии на наречии, весьма на немецкий не похожем.

Мюнхен — какая-то театральная стилизация под Италию, декоративная супер-Флоренция. Город пересекают широченные прямые проспекты, заставленные чем-то вроде ренессансных палаццо охристого цвета, с бесконечными аркадами и помпезными порталами. Повсюду похожие на торты конные монументы Виттельсбахам, баварским королям, и триумфальные арки, прославляющие их деяния. Город был сильно разрушен во время последней войны, но восстановлен с немецкой (извините, баварской) тщательностью. Поэтому полюбоваться можно и средневековыми, и невероятно пышными барочными памятниками, и эклектикой прошлого века, и «сецессией», которая здесь не менее извилиста, чем в Вене, и, что нынче редкость, — монстрами времен Третьего рейха. Кстати, в одном из них, жутковатом, тяжелом «Доме Искусства», именно там, где Гитлер устроил когда-то «Выставку дегенеративного искусства», демонстрировавшую «еврейско-большевистский абстракционизм и экспрессионизм», сейчас происходит выставка «Диктатура прекрасного», посвященная советской архитектуре сталинской эпохи.

В Мюнхене чинно, мягко, почти расслабленно. Люди не торопятся. Даже сверкающие «BMW», «мерседесы» и «ягуары» последних моделей (а из старых машин чаще, чем развалюхи, можно увидеть коллекционный антиквариат) катятся по безукоризненному асфальту с какой-то ленцой. Нищих встретить фактически невозможно, что невероятно для большого города, редко попадаются хулиганы и панки, и очень мало иммигрантов. Впрочем, возможно, последние не отходят от конвейеров автозаводов?

Постепенно начинаешь проникаться жизнью города, врастать в его атмосферу. Безусловно, за гладким и милым фасадом кроются напряжения и страсти, но сами мюнхенцы говорят, что им трудно было бы жить в Берлине, Кельне или Франкфурте: уж очень там суматошно. А Гамбург для них — почти Северный полюс. Про свою страну они говорят иногда, что Бавария — это немецкая Калифорния. Русские, живущие здесь, нашли другое сравнение: немецкая Украина. Hапоминают «неньку» склонность к самостийности, почти тотальная незаинтересованнос

valiza.com.ua