Страна утренней свежести: воссоединится ли Южная Корея с Северной. Корея страна утренней свежести почему


Почему Южная Корея - страна утренней свежести?

Я ходила на курсы корейского языка культурного центра при посольстве Южной Кореи в Москве, и наш сонсэним (учитель то есть) объясняла, почему Южную Корею называют страной утренней свежести. Если в двух словах, то это просто самое красивое значение двух иероглифов, которые входят в название страны.

Многочисленные названия Южной Кореи

Корейская письменность появилась только в 15 веке и то практически не использовалась вплоть до 19-20 веков. Устный корейский язык был, а вот для письма корейцы использовали иероглифы своего глобального соседа. Название «Корея», которое используют иностранцы, происходит от древнего государства, существовавшего на территории Корейского полуострова, Корё. Однако сами корейцы называли свою страну Чосон. Теперь это название осталось за Северной Кореей, а Южная Корея стала называть себя Хангук. Тем не менее, до 20 века использовалось название «Чосон», которое когда-то в древности китайцы записали своими иероглифами, так сказать, на слух, как они расслышали от древних племен Корейского полуострова. Так что получилось, что слово, название страны есть, а что оно обозначает, непонятно.

Подбор красивого названия

Название «Чосон» состоит из 2-х иероглифов: «чо» и «сон». Не знаю, сами ли корейцы или китайцы подобрали красивые и сочетающиеся слова (вообще жители того региона любят придавать красивые значения всему), но именно оно и вошло в общее употребление. В общем, одно из значений «чо» - это утро, а «сон» - это свежесть.

Другие значения иероглифа «чо»:

  • правящая династия, царствовать,
  • суд,
  • лицо,
  • путешествие и другие.

Другие значения иероглифа «сон»:

  • картина,
  • появление,
  • взаимность и другие.

В общем, подобрать другое подходящее сочетание было нелегко. Так и стали называть Южную Корею страной утренней свежести. Но, что самое интересное, корейцы свою страну еще называют «страной с четырьмя временами года», совершенно серьезно полагая, что все четыре времени года ярко выражены именно в их стране. А вот в то, что у них самое свежее утро, они все-таки не верят.

travelask.ru

Южная Корея: чем страна утренней свежести удивляет россиян

В Южной Корее вместо «здравствуйте» при встрече интересуются «как вы поели», только что рожденный ребенок уже через пару месяцев может отмечать двухлетие, а самый главный день в жизни каждого корейца — сдача ЕГЭ. За неделю путешествия по Корее корреспондент Рамблер/Путешествий понял только одно: эта страна способна удивлять каждую минуту.

Долгое время Южная Корея для российских туристов была не самая легкая страна для путешествий: для получения визы необходимо было найти гаранта среди местных жителей или компаний. Но в 2014 году власти Южной Кореи открыли границы для россиян: сейчас въезжать в страну без визы с туристическими целями можно на срок до 60 дней.

Результат не заставил себя ждать. Этим летом сервисы по бронированию авиабилетов зафиксировали рекордный рост интереса к поездкам в Южную Корею. По данным Aviasales, рост числа бронирований билетов в Сеул составил 148 %. Больший результат показала только Франция — 181 %, но там в июне проходил чемпионат Европы по футболу.

Фото: Рамблер/Путешествия

Южная Корея

в путеводителе

Среди мест, где уже сейчас можно заглянуть в ближайшее будущее планеты, Южная Корея - один из самых предпочтительных вариантов. Судя по главным корейским городам, на дворе здесь давно уже XXII век. Под землей «летят» составы футуристического метро, мегаполисы «накрыты» повсеместным бесплатным Wi-Fi, а унитазы даже в самых дешевых кафе оснащены пультами управления.

В итоге в этом году корейская авиакомпания Korean Air к традиционным рейсам из Сеула в Москву и Владивосток также добавила полеты в Санкт‑Петербург и Иркутск.

Стремясь сделать свой сервис для пассажиров идеальным, Korean Air даже отказалась от установки wi‑fi‑роутеров на бортах своих лайнеров. Это, может, прозвучит нелепо, но в руководстве авиакомпании решили, что лучше в их самолетах не будет никакого интернета, чем будет, но плохой. Дело в том, что корейцы привыкли к почти идеальной скорости соединения — средняя пиковая скорость стране составляет 95,3 Мбит/секунду. В самолетах же пока можно добиться только 9,8 Мбит/секунду.

Фото: Рамблер/Путешествия

Свою страну корейцы называют Тэ Хан Мин Гук, что можно перевести как «республика великого народа». Слово «Корея» пошло от государства Корё, которое существовало на полуострове с 900 по 1400 года нашей эры. После 1400 года страна называлась Чосон - «страна утренней свежести».

Подлетая к сеульскому международному аэропорту Инчхон и рассматривая сверху огромное футуристическое здание главного терминала одного из самых технологически совершенных аэропортов мира, трудно поверить, что еще 50 лет назад Корея была отсталой страной с голодающим населением. После корейской войны и разделения полуострова на север и юг практически вся промышленность досталась КНДР. Юг же традиционно был сельскохозяйственным регионом.

Экономическое возрождение Юга началось с середины 60-х годов прошлого века. Тогда южнокорейские корпорации Samsung, LG (в то время Gold Star), Hyundai и Daewoo стали мировыми брендами. Но до сих пор в память о голодных годах жители республики вместо приветствия интересуются — «как вы поели». А в ресторанах считается плохим тоном что‑то оставлять на тарелке. Но туристам запоминать достаточно сложные корейские приветствия необязательно. Поздороваться можно одним словом — анньён.

Фото: Рамблер/Путешествия

А в ответ корейцы могут спросить — «сколько вам лет». Не удивляйтесь. Это очень важно для жителей страны, так как от возраста зависит, как впоследствии к вам будут обращаться. В корейском языке существует множество разных видов обращения, которые зависят от возраста, статуса и пола собеседников. Запомнить их все не просто. Корейцы в шутку даже говорят, что так можно вычислять иностранных шпионов: выучить корейский язык не сложно, научиться писать тоже по силам многим, но запомнить все обращения можно только прожив в стране довольно долгое время.

Сеульская телебашня построена в 1971 году. Ее высота 236 метров. Расположена на горе Намсан в северной части города. Ежегодно миллионы туристов поднимаются к башне на фуникулере, чтобы посмотреть на Сеул с высоты.

Фото: Рамблер/Путешествия

Кстати, о возрасте. Если вы спросите корейца — сколько ему лет, — то можете услышать два разных ответа: по европейским меркам и по местным. В Корее возраст исчисляется не с момента рождения, а с момента зачатия. Время беременности округляется в большую сторону, и ребенок рождается уже годовалым. Более того, с начала нового года (с 1 января) ему прибавляется еще год жизни. Таким образом, например, мне, родившемуся в конце ноября и отметившему в этом году 38-летие, по корейским меркам с начала 2017 года исполнится 40 лет.

Самый важный день для корейца — сдача ЕГЭ. Здесь настолько трепетно относятся к поступлению в вуз, что на время ЕГЭ во многих учреждениях отменяют рабочий день или переносят время работы, чтобы не создавать пробки на дорогах и в метро, из‑за которых школьники могут опоздать на ЕГЭ. Но даже если ученик почувствует, что опаздывает, он может остановить полицейскую машину и она довезет его до места сдачи экзамена.

Дворец Кёнбоккун в Сеуле – бывшая резиденция корейских императоров. Построен в 1394 году, но после японского вторжения в 1592 году часть дворца была сожжена. Комплекс реконструировали в 1860-е годы. Сейчас во дворце можно увидеть много посетителей в традиционных корейских нарядах. Как правило, их берут напрокат в магазинчиках неподалеку ради фотографий внутри дворца. Кроме того, вход в таком костюме во дворец бесплатный.

Фото: Рамблер/Путешествия

Сеул

в путеводителе

Оптимальный срок для визита в Сеул - три-четыре дня. Впечатлений хватит, чтобы всю ближайшую пятилетку хвастаться: «Я уже побывал в б

travel.rambler.ru

воссоединится ли Южная Корея с Северной

Небольшое путешествие по Южной Корее

Если кто-то хочет попасть в яркую современность, где подогревается унитаз, автоматически включается свет, электроника повсюду – в душе, в замочной скважине, в кровати, то вам сюда, в Южную Корею. Дверь в гостиничном номере будет с вами разговаривать, свет сам зажигаться, вода в душе сама регулировать нагрев и мигать лампочками, причём около вашей кровати (а не в душе). Наша поездка в Республику Корея стала продолжением тура «Два мире Корё». Интересный ход – сначала одна страна, потом другая. А между ними – Владивосток, но это отдельный, не менее увлекательный разговор.

СТРАНА УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ

Слово «Корея» – иностранное, сами корейцы называют свою страну иначе. Причём и корейцы «северные», и «южные». Южная Корея, которую мы в России называем Республика Корея, именуется «Хангук» (в дословном переводе «страна Хан»»). Название Северной, или, как официально она зовётся, Корейской Народно-Демократической Республики «Чосон». Откуда же пошли эти названия «Чосон» и «Хангук»?

Как отмечает в своей книге «Быть корейцем» А.Н. Ланьков, впервые название государства, находящегося на Корейском полуострове, мы встречаем в китайских хрониках, описывающих события примерно V века до н.э. Для названия были выбраны два иероглифа, которые, как смогли установить современные лингвисты, звучали как «Тряусенх». Эти два иероглифа смысловой нагрузки не несли, а лишь были более-менее похожи, с китайской точки зрения, на название страны, которое использовали сами протокорейцы. Со временем произношение постепенно менялось, но китайское название так и закрепилось за корейским государством. Сейчас эти иероглифы китайцы читают как «Чаосянь», японцы – как «Тёсэн», а корейцы – «Чосон».

То самое государство, которое впервые хоть как-то назвали китайцы, сейчас именуется «древний Чосон». Оно успешно просуществовало до II века до н. э. и было поглощено Китаем. Но память о нем, а особенно о тех двух иероглифах, которые сейчас звучат как «Чосон», осталась. Со временем на территории Маньчжурии и современной Северной Кореи возникло мощное воинственное княжество, чьё название на современный лад звучит как «Когурё». На юго-востоке современной Южной Кореи было княжество Силла, а вдоль южной оконечности Корейского полуострова жили племена хан.

Опять же, все это современные названия, и соотношение между произношением того времени и нынешним примерно как между «Тряусенх» и «Чосон», но для удобства будем говорить именно так. Естественно, эти племена да княжества регулярно дрались между собой и ещё успевали с китайцами периодически разборки устраивать. Силла сначала взяла под контроль всю современную Южную Корею, включая и земли племён хан. Когурё, хотя и было самым мощным княжеством на полуострове, в итоге не выдержало союзного натиска Силлы и Китая и пало.

За «дружескую помощь» Силла вынуждена была отдать Китаю чуть ли не всю территорию Когурё, но в итоге стала единственным корейским государством на полуострове. Но жить спокойно они не стали, а продолжали воевать. В Китае начались междоусобицы, и его правительство забыло про экс-Когурё, Силла же потихоньку зачахла.

Так в X веке н. э. возникло новое общекорейское государство – Коре. Основатели Корё считали себя наследниками славного Когурё, потому и взяли себе то же название – вот только по прошествии нескольких веков иероглифы звучали уже несколько иначе.

Короче говоря, стали они Корё.

Очень похоже: Корё – Корея? Примерно в то же время жители полуострова начали активнее налаживаться контакты с внешним миром, Корё обрёл широкую известность в Восточной Азии, с ним познакомилась Европа. В конце концов иностранцы стали звать государство на полуострове Кореей. Однако и в самой Корее жизнь кипела, там менялись короли, династии. В конце XIV века н. э. династия, создавшая Корё, пала, на смену ей пришли новые монархи, которые решили переименовать страну, реанимировав древнее название «Чосон». Под таким названием («Чосон») Корея просуществовала для корейцев пятьсот лет, вплоть до конца XIX века. В конце позапрошлого века корейцы, во многом под давлением японцев, нарекли короля императором, а название страны поменяли с «Чосон» на «Хан». Так, в память о древних племенах, возникла империя Хан.

Но, оккупировав в 1910 году Корейский полуостров, японцы принесли сюда привычное им название – те самые два иероглифа, которые звучат по-японски «Тёсэн», а по-корейски – «Чосон». Правда, некоторые борцы за независимость Кореи, вынужденные эмигрировать за границу, называли страну «Республикой Хан», то есть «Хангук», не признав «Чосон», ассоциировавшийся с японской оккупацией.

С 1945 года в северной части полуострова возникла коммунистическая Корея. И снова встал вопрос о названии страны. Северяне, как ни странно, проигнорировали связь слова «Чосон» с японцами, но вспомнили, что на протяжении пяти с лишним веков страну так называли сами корейцы, да и пару тысяч лет назад она носила то же (или почти то же) имя.

В итоге Северная Корея выбрала себе название «Чосон». Капиталистическая Южная Корея предпочла «Республику Хан», то есть «Хангук».

Вот так и возникли разногласия между корейцами по поводу названия своих стран. И – любопытно, что Южную Корею северяне называют «Нам-Чосон», то есть «Южный Чосон», а южане Северную Корею – «Пук-Хан», то есть «Северный Хан».

Иностранцы же остались при своём – «Корея», и все тут.

О. Кирьянов в своей книге «Корея без вранья» пишет: «Ладно, для граждан РК и КНДР название собственных стран – это, как говорится, личное дело. Однако как же быть проживающим в других странах корейцам, а их насчитывается несколько миллионов? Им-то как называть общую родину? Или как называть по-корейски кафедры корейских языков в зарубежных вузах? Кто ориентируется на КНДР, те говорят «Чосон», кто на Юг – «Хангук». Достаточно мудро поступили корейцы бывшего СССР, которые оказались в затруднительном положении, когда дипломатические отношения Москвой были установлены как с Югом, так и Севером. Они, чтобы дистанцироваться от политических дебатов, назвали себя «Корёин», то есть люди из «Корё», вспомнив название, которое и за рубежом привычно, и не несёт в себе намёка на разделение Севера и Юга. А кафедры все чаще и чаще называют «Хангук», указывая на возрастающее в мире влияние Южной Кореи. Некоторые же, если хотят показать свою политкорректность, используют в данном случае оба названия. Не исключено, что очередное изменение названия страны произойдёт, когда (или если) Север и Юг наконец-то объединятся. Поживем – увидим».

Но меня лично больше интересует вопрос, почему Корею называют «Страна утренней свежести»? Название это неофициальное, как для Японии «Страна восходящего солнца».

То, что Япония находится по отношению к России – ближе к восходу солнца, это понятно.

Но разве в Корее утро свежее, чем у нас, в России? Это вряд ли. Но не только за границей Корею так называют. И сами корейцы называют свою страну именно Страной утренней свежести. Дескать, такой смысл несут те самые два иероглифа, которые по-корейски звучат «Чосон» и которые с древних пор закрепились в качестве названия Кореи. Но, как пишут специалисты, «Чосон», а в те времена – двадцать пять веков назад – скорее «Тряусенх», было просто китайской транскрипцией названия, которым протокорейцы называли свою страну. Что в действительности это название означало, сейчас уже неизвестно. О. Кирьянов считает, что китайцы взяли просто два иероглифа, «которые максимально близко подходили по звучанию, но, подчеркну, не по значению. Та же самая Москва по-китайски звучит как «Мосыкэ». Среди многих значений иероглифа «Чо» есть значение «утро», среди более чем десятка значений «сон» есть и «свежесть». Среди как минимум нескольких десятков возможных сочетаний когда-то выбрали, наверное, самое красивое – так и получилась «утренняя свежесть», то есть Страна утренней свежести, Корея».

Если следовать той же логине, уже упомянутую Москву, как отмечает профессор А.Н. Ланьков, можно назвать Городом спокойного разрезания злаков – есть такие значения среди трёх иероглифов, используемых китайцами для наименования российской столицы. Что, в Москве сидят все и со спокойным видом режут злаки? Нет, иероглифы обозначают здесь исключительно звуки, но не истинный смысл названия. В общем, в реальности Корея настолько же Страна утренней свежести, насколько Москва – Город спокойного разрезания злаков.

Но, в конце концов, какая разница, почему возникло такое неофициальное название Кореи «Страна утренней свежести?» Есть выйти рано утром на улицу – ощущения очень приятные даже в больших городах. Чисто, красиво, свежо – в конце концов. Так что и действительность подтверждает теорию.

СЕУЛ

Так получилось, что все южнокорейские города встречали нас в темноте, то есть поздним вечером. Громады небоскрёбов, яркая подсветка. Водная гладь. Где реки, где нечто озёрно-лужистое, где откровенное море. Все перепуталось в темноте и ослепительных подсветках.

Сеул – столица. Что тут говорить? Он похож на все современные столицы в городах с будущим. Города современные, где повсюду электроника, блестящие автомобили, электронные устройства. Дома теснятся рядышком как в очереди, или в большой компании. Высоченные – этажей под 80. Нигде нет ничего старого, ибо все строилось после корейской войны, завершившейся в 1953 году. Кое-что в национальном «пагодообразном» виде имеется, но мало. Или просто не видно с трасс и больших развязок. Дороги как зеркала – вечером блестят и отражают машины. Ну а утром как бархатные. Качество – фантастическое. Удивительно, что корейцы плохо ориентируются. Нас встречал таксист, который без навигатора и с места не тронулся бы. Когда он (навигатор) стал почему-то перезагружаться, причём на прямой трассе, таксист был близок к панике.

Я прочитала, что в Сеуле сохранилось пять королевских дворцов, хранящих в себе 500-летнюю историю династии Чосон. Названия воспроизвести я не могу. Мы посетили один, Кёнбоккун. Огромная территория, на которой находится не только постройки периода королевского правления в Корее, но разные музеи. Много местного населения, которое переодевается в национальные костюмы и фотографируется у каждого столба. И молодые, и очень древние корейцы искренне радуются, гуляя по дворцу.

Что искренне меня удивило в Сеуле – нигде нет урн. Стоят в отведённых местах контейнеры. В местах скопления туристов (в Буддистском храме) есть отдельные как бы мини-контейнеры. Для раздельного сбора мусора. Но очень чисто. На вопрос, где урны, гид сразу не смогла ответить. Потом, подумав, сказала, что мусор надо уносить с собой. И вообще – откуда у вас возьмётся мусор на улице? А у меня вот взялся! Я почти весь день проходила с мечтой расстаться с использованной влажной салфеткой.

Корейцы ходят по улицам, уткнувшись в мобильники (или айфоны, или что-то более современное). Просто не поднимают головы. Гид сказала, что они не развлекаются, а читают что-то серьёзное, вроде как все время учатся. Ладно. Поверим на слово.

Посмотрели мы в Сеуле реконструкцию некоего действа с выносом ларца с ключами. Били в барабаны, толклись на площади здоровенные мужчины в красивейших костюмах и при древнем оружии. Все было роскошно. Кстати, было больше местных жителей и детей группами, чем туристов. Потом эти же красавцы остались на площади перед воротами, дабы удовлетворить желание как своих граждан, так и приезжих бездельников сфотографироваться. Селфи в Южной Корее – любимое занятие местных жителей. Селфи с самим собой, селфи с другом и подругой (в любом количестве), селфи с достопримечательностью, селфи с героями шоу или рекламой. Ну и ещё с кем-то и чем-то, что попадётся на пути корейского гражданина. Сами корейцы вроде бы дружелюбные, но особой приветливости не заметила. Они чем-то все время озабочены, смотрят себе под ноги или в телефоны. Ну и прекрасно. Живут своими проблемами, не перекладывая их на других. Надеюсь, я не ошиблась.

В каждой стране есть свои уникальные особенности и обычаи, которые кажутся местным жителям само собой разумеющимися. Но туристов в лучшем случае удивляют. При первой встрече корейцы удивляют желанием узнать о тебе все, что можно. Но вот надо ли им знать, сколько мне лет, какой университет я закончила, кто мой муж, сколько у меня детей и чем они занимаются? Эти вопросы в корейском обществе считаются абсолютно нормальными, но у нас, как и у европейцев – не корректными. Причём, совершенно непонятно – зачем нашему гиду, милейшей девушке, которая провожала меня утром в банк, столько информации обо мне. Через три часа мы расстались, и, полагаю, навсегда. Но зато она знает обо мне больше, чем отдел кадров Союза писателей.

Особый интерес – возраст. Корейцы очень любят интересоваться возрастом. Я-то с радостью всем сообщаю, что мне шестьдесят, но чаще всего женщины от такого вопроса чуть ли не падают в обморок. Но корейцы живут в обществе со строгой иерархией, и у них в крови сразу же после знакомства выстраивать отношения в стиле «старший – младший», возраст же здесь играет крайне важную роль.

Все вокруг прекрасно говорят по-английски. Но если к вам обращаются по-английски, а вы не говорите на этом языке, то удивлению нет предела. Кстати, чаще всего иностранцев принимают за американцев. Когда узнают, что ты из России – так ликуют! Во всяком случае, мы сталкивались на улице с расспросами не раз. И эффект был один и тот же!

В Сеуле первое, что нам показали – речку в центре города, которую местные жители очень любят и берегут. Вдоль русла устроена прогулочная зона, уютная и элегантная. Ещё все очень любят свою телебашню. Официально она называется Seoul Tower или Башня Намсан, телевизионная и смотровая башня на горе Намсан в центре города. Высота башни достигает 236 м. Построена в 1971 году, не новая, по мировым меркам. Но успешно и транслирует сигналы для корейских СМИ и является любимейшим местом отдыха местных жителей, как и – забегая вперёд скажу, такая же башня в Пусане. Это и символ города, а потому туристов тоже непременно сюда привозят. Скоростные лифты, обзорные площадки наверху и внизу. Ходы-выходы, лазы-променады, все светится, искрится. Магазины, сувениры, магниты, открытки с марками и почта. Еды и напитков полно во всех видах. Но не на всякий кошелёк, а только на кошелёк солидный – цены тут немалые.

Из Сеула мы отправились по стране. На поезде, скоростном, конечно. Когда ехали, не оценили скорости. Но на обратном пути мы ожидали свой состав на платформе. А по соседнему пути промчался поезд. Впечатление сильное! Я не могу подобрать глагол: «промчался» – как-то слабовато для того видения. Пронёсся, пролетел, просвистел? Вот как-то так.

ПУСАН. ЖИЗНЬ КУРОРТНАЯ И ПОРТОВАЯ

У корейцев свои названия морей, которые омывают Корейский полуостров. Часто они упоминают их и когда говорят на других языках, чем могут запутать иностранца. Для всего мира ведь как: западное побережье полуострова омывает Жёлтое море, восточное – Японское, а на юге – Корейский пролив. У корейцев на западе – Западное море, на востоке – Восточное, а на юге – Южное. Так на всех корейских картах и написано. Главное, не назвать Восточное море Японским. У корейцев с соседями особые счёты, в том числе и по поводу названии моря. Разбирательство дошло даже до ООН. И теперь официально название этого моря двойное. Эксперты ООН вынесли компромиссное решение, пытаясь никого не обидеть, но, к великому сожалению корейцев, название «Японское море» по-прежнему гораздо шире известно в мире, чем «Восточное».

Пусан (в корейском варианте пишется как Бусан) – огромный порт. Пусан – второй по величине город в Корее. Он является главным портовым городом Кореи, с множеством морских маршрутов в Японию и другие страны мира. В западной части Пусана протекает река Нактонган, а южная часть этого города омывается морем. Морские пляжи, высокие горы и множество островов в окрестностях побережья делают Пусан удивительным уголком природы. Проводимый каждый год Международный Кинофестиваль в Пусане также привлекает многочисленных любителей кино со всех континентов. При обстоятельном рассмотрении с телебашни мне показалось, что Пусан сильно напоминает Владивосток, засыпанный невероятным количеством детских игрушек – от простых кубиков и сложных конструкторов, до корабликов и яхт вперемешку.

Мы поселились у пляжа. Отели тут толпятся опять же как жители больших городов в метро в час пик, буквально впритирку друг к другу. Высокие. Современные. Набережная красивая, ухоженная, с навесными мостами. Сезон ещё не начался, гуляли почти что в одиночестве, спокойно разглядывали скульптуры, с тоской предполагаю, сколько тут народу в жаркое время.

Особое место, куда непременно привозят туристов – буддийский монастырь Хэдон Ёнгунса. Он расположен достаточно необычно для буддийских монастырей. Чаще всего буддийские храмы располагаются где-то в горах, а этот стоит на самом берегу моря. Море начинается буквально в нескольких метрах от Хэдон Ёнгунса, а сам храм полностью обращён в сторону моря. Сам храм стоит на живописных прибрежных скалах, а потому такое сочетание – море, скалы, сосны, красивая архитектура храма – выглядит очень необычно. Действительно, храм красив. По поводу необычного расположения храма существует легенда, объясняющая появление Хэдон Ёнгунса в этих местах. Согласно ей, известному буддийскому монаху Наону, который был духовным наставником корейского короля Конмина, было во сне видение. В те времена Корея страдала от сильной засухи, неурожаев, голода. Монах молился за благополучие нации, а во сне ему явился морской царь, сказав, что надо построить на берегу моря буддийский храм и тогда будет счастье Корее. Точное место указано не было, но во сне монах увидел пейзаж и в итоге нашёл очень похожий района на юго-восточной оконечности Корейского полуострова.

На территории монастыря всего много, алтари, пагоды, целебный источник, изображение морского дракона, и статуи различных святых, которые приносят удачу, здоровье, богатство. В самом дальнем углу после небольшого подъёма можно подойти к статуе Будды, который охраняет тех, кто в море. Этот тот самый «знаменитый морской Будда», к которому многие идут накануне выхода в море. А ещё тут есть статуя Будды, к которому идут перед экзаменами – он помогает учащимся. А ещё совсем рядом с храмом на побережье находится государственный Музей морских дел и рыболовства Кореи.

Главная же достопримечательность – по моему мнению, это рыбный рынок Чагальчхи, до него можно добраться легко и быстро, достаточно перейти дорогу по пешеходному переходу. Это типичный рынок морепродуктов в центре города, где ощущается атмосфера, характерная для рыбацкой деревни. Существуют несколько теорий о происхождении названия Чагальчхи. Одни считают, что рынок открылся на каменистом поле, которое на корейском языке звучит, как «чагальпат». Другая версия получила более широкое распространение и связана с такими разновидностями рыбы, как анчоус («мёльчхи») и сабля-рыба («кальчхи»), которые продавались в то время. Большая часть рынка Чагальчхи находится в крытом помещении. На рынке невероятное количество сушёной, вяленой и прочей рыбности. Те, кто понимает, говорят, что это великолепно. Все от десяти долларов. Дешевле ничего нет. За пять тебе насыпят анчоусов на ладошку. А вот вокруг крутого рынка ряды рыбы только что выловленной, а ещё стоят ёмкости с водой, где кто только не плавает.

Мы, конечно же, кое-что попробовали. Очень понравились конфеты из морской капусты. Конфеты желейные, и очень разные. Морская капуста и всяческие водоросли предлагаются в таком количестве, что говорить страшно. На рынке нам дали попробовать кусочек чего-то очень полезного и невероятно популярного. Но я не любитель такой экзотики! Здесь еда вроде бы и неплохая, но совсем не моя. На рыбном рынке полно заведений, где рыбу тут же жарят, к ней приносят уйму всякого зелёного, лукового, капустного и т.д. Плюс суп из рыбных голов и что-то овощное. Мне было грустно, а мои товарищи с восторгом сделали заказы.

Пока они ждали свои невероятные блюда, я разглядывала интерьеры и смотрела, как две милейшие барышни за соседнем столом ели рыбу. Корейцы не пользуются вилками. А только ложками и палочками. Суп и ложка – естественное сочетание. А вот рыба и ложка – нет. Рыба-то жарится если не целиком (без головы и хвоста, конечно), то куском. А кости-то никуда не деваются. Так вот ложкой девицы аккуратненько отделяли куски рыбы, а потом брали кусочки палочками. И как элегантно! Чистенько и красиво было у них в тарелках, притом, что костей оставалось навалом.

С рыбного рынка мы очень быстро (пешком, буквально перейдя дорогу) перебрались на другой рынок «Кукче сичжан», который когда-то был выбран в качестве съёмочной площадки фильма «Международный рынок» (Ode to My Father), который пользовался невероятной популярностью в Корее после выхода на экраны в 2014 году. Благодаря огромному количеству зрителей более 14 млн. человек Международный рынок превратился в главную достопримечательность Пусана. Торговый магазин «Ккотпунинэ», на фоне которого проходили съёмки, а главный герой фильма охранял его, стал особым местом. История Международного рынка уходит в прошлое 1945 года. В период после освобождения Кореи здесь появился постоянный рынок, образовавшийся из торговых рядов с вещами, которые использовали в военные годы. В каждом проулке рынка выстроились в ряд лавки с самыми разнообразными товарами, от одежды и аксессуаров до кухонных принадлежностей. И сейчас чего тут только нет?

А вот Площадь Пусанского кинофестиваля была создана после открытия Пусанского Международного кинофестиваля в 1996 году. Здесь находятся основные кинотеатры города. На улице протяжённостью более 500 метров установлены различные фигуры, связанные с кино, а тротуаре можно увидеть отпечатки рук знаменитых актёров и актрис.

КЁНДЖУ. ИСТОРИЯ И САКУРА

Про сакуру мы и не думали, не в Японию же ехали, и не ждали ничего особенного. Но когда увидели из окна машины розовое великолепие, забыли обо всем и побежали фотографироваться. Мы были не одни. Местных жителей под розово-белыми деревьями оказалось гораздо больше, чем восторженных туристов-иностранцев. Обстановка поразила трепетностью и сказочностью. На дорожках между рядами деревьев продавали местные деликатесы, в том числе варёную кукурузу, больше напоминающую по вкусу картошку. Вспомнить название сладостей я не в силах.

В Кёнджу была опасность потеряться в отличном историческом (археологическом) музее с богатой коллекцией и огромной территорией. Времени была мало, а посмотреть хотелось всё. Жаль, что не удалось. И ещё поблизости откровенно бугрились в несчитанном (нами) количестве курганы, огромные, покрытые аккуратной зелёной травкой. Их, по словам гида, время от времени раскапывают корейские археологи и извлекают оттуда ценности даже сейчас. Почему их не извлекли те же японцы, которые тут правили с 1910 по 1945, большой вопрос, потому как эти махины откровенно мозолят глаза. Но места в Кёнджу очень красивые. По дорожкам ходят девушки в арендованных национальных костюмах. Не только вокруг курганов, хотя тут их было особенно много, но и просто по улицам. Девушки в Южной Корее особенно любят делать селфи в национальных костюмах. Красавицы! И очень веселые. Причем все без исключения.

СТРАНА БУДУЩЕГО

Это точно. Наверное, в Южной Корее современная молодёжь, которая любит компьютерные игры и связанные с ними развлечения, найдёт для себя все что хочет.

Что порадовало в этой стране? В первую очередь безопасность на улицах. Южная Корея – очень благополучное в плане уровня преступности государство. Об этом сказали гиды, об этом я прочитала в путеводителях, да и сама убедилась, гуляя по улицам разных городов в любое время. Здесь не стоит опасаться грабителей и прочих «романтиков с большой дороги». Преступность, есть, наверное, но по минимуму. Совершенно потрясающие автомагистрали. Прекрасное качество дорог Южной Кореи поражает многих автолюбителей. Дорог действительно много, они в великолепном состоянии, удобная система зон отдыха. Тоже самое можно сказать и о железнодорожном транспорте и вокзалах.

И, конечно же, международный аэропорт Инчхон – главные воздушные ворота Южной Кореи. Удобный, большой, просторный, светлый, современный. Казалось бы, что тут удивительного? Да все тут вроде бы как и во многих современных аэропортах, но все службы работают быстро, ненавязчиво, легко и просто. Так комфортно себя чувствуешь, что не замечаешь, как проходит время ожидания рейса. А ещё есть музей корейской культуры.

Об отношении к соседям из КНДР сказать трудно, мало было времени для того, чтобы узнать об этом. Можно почитать литературу, есть отличные книги уже упоминавшегося мною А. Ланькова, О. Кирьянова. Интересна и переводная литература, где много говорится об отношении южнокрейцев к перебежчикам из КНДР. Но это тема особая, не для краткого разговора. Наверное, людям старшего возраста, хотелось бы объединения страны, но, как мне показалось, молодёжь вполне устраивает и то положение дел, которое сложилось сейчас.

Приведу один факт. Специалисты по Кореям – как по Северной, так и Южной, приводят любопытный факт – неожиданное сравнение Севера с Югом. Правительственные чиновники Южной Кореи часто носят значки с символами правительства (у них есть единый знак) или государственного ведомства, сотрудники крупных фирм часто надевают значки с логотипом фирмы. Практически повсеместно южнокорейские чиновники, отправляясь на официальные переговоры с северянами, надевают значки. В этом случае, как правило, южане дружно вкручивают в лацканы пиджаков значки с изображением флага Республики Корея. Возможно, таким образом они хотят подчеркнуть, что принадлежат «другой Корее».

Наши гиды в Южной Корее живо интересовались некоторыми аспектами жизни в КНДР, а мы ведь только вернулись оттуда, но, как мне показалось, исключительно из любопытства. Вопрос, хотят ли они объединения, остался открытым. «А надо?». Но не нам об этом судить, а потому и мы не стали на него отвечать.

Время покажет.

vashinovosty.mediasalt.ru

4. Страна утренней свежести, или Почему Корея – это не Корея

4. Страна утренней свежести, или Почему Корея – это не Корея

Знаете, что слово «Корея» – исключительно иностранное, а сами корейцы называют свою страну иначе? В принципе, подобные случаи – не такая уж большая редкость. Причудливая игра самых разных, причем случайных факторов часто приводит к тому, что за названия берутся те слова, которые имеют к конкретному месту отношение весьма отдаленное. Хотите пример? Китай. Китайцы называют свою страну «Чжунго», что не особо похоже на привычное нам название. Японии повезло больше. Жители архипелага именуют свою родину «Ниппон», так что связь прослеживается со всем нам известной Японией.

С Кореей по большому счету произошло то же, что и с Китаем. Свою роль тут сыграл и раздел страны. Говоря на родном языке, кореец сейчас не может сказать, что он просто из Кореи. Житель Страны утренней свежести ответит так, что сразу становится ясно, южанин он или северянин, потому что у каждой из Корей свое собственное название. Южная Корея, которая имеет официально принятое в России название Республика Корея, именуется «Хангук» (в дословном переводе – «страна Хан»). Кстати, отсюда и пошло изобретенное долго живущими в РК русскими сленговое словечко «хангуки», что означает «южные корейцы». Название Северной, или, как официально она зовется, Корейской Народно-Демократической Республики, – «Чосон».

Для начала разберемся, откуда взялись эти «Чосон» и «Хангук», а по ходу станет ясно, почему иностранцы именуют Страну утренней свежести «Корея», «Кориа», «Корее» и проч.

Как отмечает в своей книге «Быть корейцем» А. Н. Ланьков, впервые название государства, находящегося на Корейском полуострове, мы встречаем в китайских хрониках, описывающих события примерно V века до н. э. Для названия были выбраны два иероглифа, которые, как смогли установить современные лингвисты, звучали как «Тряусенх». Эти два иероглифа смысловой нагрузки не несли, а лишь были более-менее похожи, с китайской точки зрения, на название страны, которое использовали сами протокорейцы. Со временем произношение постепенно менялось, но китайское название так и закрепилось за корейским государством. Сейчас эти иероглифы китайцы читают как «Чаосянь», японцы – как «Тё-сэн», а корейцы – «Чосон».

Однако вернемся к древней истории. То самое государство, которое впервые хоть как-то назвали китайцы, сейчас именуется «древний Чосон». Оно успешно просуществовало до II века до н. э. и было поглощено Китаем. Но память о нем, а особенно о тех двух иероглифах, которые сейчас звучат как «Чосон», осталась.

Со временем на территории Маньчжурии и современной Северной Кореи возникло мощное воинственное княжество, чье название на современный лад звучит как «Когурё». На юго-востоке современной Южной Кореи было княжество Силла, а вдоль южной оконечности Корейского полуострова жили племена хан. Опять же, все это современные названия, и соотношение между произношением того времени и нынешним примерно как между «Тряусенх» и «Чосон», но для удобства будем говорить именно так. Естественно, эти племена да княжества регулярно дрались между собой и еще успевали с китайцами периодически разборки устраивать. Силла сначала взяла под контроль всю современную Южную Корею, включая и земли племен хан. Когурё, хотя и было самым мощным княжеством на полуострове, в итоге не выдержало союзного натиска Силлы и Китая и пало. За «дружескую помощь» Силла вынуждена была отдать Китаю чуть ли не всю территорию Когурё, но в итоге стала единственным корейским государством на полуострове.

Жители Древнего мира отличались активным характером, потому войны продолжились: в Китае начались междоусобицы, и его правительство забыло про экс-Когурё, Силла же потихоньку зачахла. Так в Х веке н. э. возникло новое общекорейское государство – Корё. Основатели Корё считали себя наследниками славного Когурё, потому и взяли себе то же название – вот только по прошествии нескольких веков иероглифы звучали уже несколько иначе. Короче говоря, стали они Корё.

Улавливаете связь, Корё – Корея? Верно, она есть. Примерно в то же время жители полуострова начали активнее налаживаться контакты с внешним миром, Корё обрел широкую известность в Восточной Азии, с ним познакомилась Европа. В конце концов иностранцы стали звать государство на полуострове Кореей.

Однако сама Корея не стояла на месте, там менялись короли, династии. В конце XIV века н. э. династия, создавшая Корё, пала, на смену ей пришли новые монархи, которые решили переименовать страну, реанимировав древнее название «Чосон». Под таким наванием («Чосон») Корея просуществовала для корейцев пятьсот лет, вплоть до конца XIX века.

В конце позапрошлого века корейцы, во многом под давлением японцев, нарекли короля императором, а название страны поменяли с «Чосон» на «Хан». Так, в память о древних племенах, возникла империя Хан. Правда, оккупировав в 1910 году Корейский полуостров, японцы принесли сюда привычное им название – те самые два иероглифа, которые звучат по-японски «Тёсэн», а по-корейски – «Чосон». Правда, некоторые борцы за независимость Кореи, вынужденные эмигрировать за границу, называли страну «Республикой Хан», то есть «Хангук», не признав «Чосон», ассоциировавшийся с японской оккупацией.

С 1945 года в северной части полуострова возникла коммунистическая Корея. И снова встал вопрос о названии. Северяне не стали особо обращать внимание на связь «Чосон» с японцами, вспомнили, что на протяжении пяти с лишним веков страну так называли сами корейцы, да и пару тысяч лет назад она носила то же (или почти то же) имя. В итоге Северная Корея выбрала себе название «Чосон». Капиталистическая Южная Корея предпочла «Республику Хан», то есть «Хангук».

Так и возникли разногласия между корейцами по поводу самоназвания. Интересно, что Южную Корею северяне называют «Нам-Чосон», то есть «Южный Чосон», а южане Северную Корею – «Пук-Хан», то есть «Северный Хан». Иностранцы же остались при своем – «Корея», и все тут.

Ладно, для граждан РК и КНДР название собственных стран – это, как говорится, личное дело. Однако как же быть проживающим в других странах корейцам, а их насчитывается несколько миллионов? Им-то как называть общую родину? Или как называть по-корейски кафедры корейских языков в зарубежных вузах? Кто ориентируется на КНДР, те говорят «Чосон», кто на Юг – «Хангук». Достаточно мудро поступили корейцы бывшего СССР, которые оказались в затруднительном положении, когда дипломатические отношения Москвой были установлены как с Югом, так и Севером. Они, чтобы дистанцироваться от политических дебатов, назвали себя «Корёин», то есть люди из «Корё», вспомнив название, которое и за рубежом привычно, и не несет в себе намека на разделение Севера и Юга. А кафедры все чаще и чаще называют «Хангук», указывая на возрастающее в мире влияние Южной Кореи. Некоторые же, если хотят показать свою политкорректность, используют в данном случае оба названия.

Несколько запутанно, не правда ли? Если не хочется вдаваться в детали, то можно просто запомнить: северокорейцы называют свою страну Чосон, в память о древнем Чосоне, существовавшем еще до нашей эры, а также Чосоне конца XIV – конца XIX вв. Для южнокорейцев – это «Хангук», в честь древних племен, живших на юге полуострова, а также Империи Хан, которая, впрочем, просуществовала менее тридцати лет. А сама «Корея» – это исключительно иностранное название, появившееся в те времена, когда государство носило имя «Корё». По большому счету, и Чосон, и Корея, и Хангук просто отражают те названия, которые носило государство в разные исторические периоды.

Можно предположить, что очередное изменение название (для иностранцев Корея так и останется Кореей) произойдет, когда (или если) Север и Юг наконец-то объединятся. От жителей Юга мне часто доводилось слышать, что надо возвращаться к названию «Корё» – это позволит и от идеологического подтекста, который присутствует в «Чосон» и «Хан-гук», избавиться, и к принятому в мире названию максимально приблизиться. Поживем – увидим… Пока же южные корейцы считают, что они больше унаследовали от княжества Силла, которое подчинило себе племена хан и объединило весь полуостров в единое государство, правда, не без помощи китайцев. Северяне полагают, что они – наследники славных воинов Когурё, перед которыми трепетали все соседи.

А теперь хотелось бы сказать несколько слов о том поэтичном названии, которое закрепилось за Кореей, – Страна утренней свежести. Название это неофициальное, как для Японии – Страна восходящего солнца, для Австралии – Зеленый континент, Швейцарии – Страна часов, банков и сыра и т. д. Как бы там ни было, название это – весьма поэтичное и красивое. Сами корейцы с большой охотой величают свою родину именно Страной утренней свежести. Любопытным они объяснят, что такой смысл несут те самые два иероглифа, которые по-корейски звучат «Чосон» и которые с древних пор закрепились в качестве названия Кореи.

Так ли это? Что в Корее утро на порядок свежее, чем в той же России? Не совсем. Напомним, что «Чосон», а в те времена – двадцать пять веков назад – скорее «Тряусенх», было просто китайской транскрипцией названия, которым протокорейцы называли свою страну. Что в действительности это название означало, сейчас уже неизвестно. Китайцы взяли просто два иероглифа, которые максимально близко подходили по звучанию, но, подчеркну, не по значению. Та же самая Москва по-китайски звучит как «Мосыкэ».

Среди многих значений иероглифа «Чо» есть значение «утро», среди более чем десятка значений «сон» есть и «свежесть». Среди как минимум нескольких десятков возможных сочетаний когда-то выбрали, наверное, самое красивое – так и получилась «утренняя свежесть», то есть Страна утренней свежести, Корея. Если следовать той же логике, уже упомянутую Москву, как отмечает профессор А. Н. Ланьков, можно назвать Городом спокойного разрезания злаков – есть такие значения среди трех иероглифов, используемых китайцами для наименования российской столицы. Что, в Москве сидят все и со спокойным видом режут злаки? Нет, иероглифы обозначают здесь исключительно звуки, но не истинный смысл названия.

В общем, в реальности Корея настолько же Страна утренней свежести, насколько Москва – Город спокойного разрезания злаков. Схожих примеров можно привести очень много. Однако, так или иначе, за Кореей, в первую очередь по инициативе самих корейцев, закрепилось красивое неофициальное название – Страна утреней свежести. Может, оно не такое уж и логичное, но разве только в Японии солнце восходит? Хотя определенная связь с реальностью, если уж совсем до истоков докапываться, все же присутствует.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

воссоединится ли Южная Корея с Северной

Небольшое путешествие по Южной Корее

Если кто-то хочет попасть в яркую современность, где подогревается унитаз, автоматически включается свет, электроника повсюду – в душе, в замочной скважине, в кровати, то вам сюда, в Южную Корею. Дверь в гостиничном номере будет с вами разговаривать, свет сам зажигаться, вода в душе сама регулировать нагрев и мигать лампочками, причём около вашей кровати (а не в душе). Наша поездка в Республику Корея стала продолжением тура «Два мире Корё». Интересный ход – сначала одна страна, потом другая. А между ними – Владивосток, но это отдельный, не менее увлекательный разговор.

СТРАНА УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ

Слово «Корея» – иностранное, сами корейцы называют свою страну иначе. Причём и корейцы «северные», и «южные». Южная Корея, которую мы в России называем Республика Корея, именуется «Хангук» (в дословном переводе «страна Хан»»). Название Северной, или, как официально она зовётся, Корейской Народно-Демократической Республики «Чосон». Откуда же пошли эти названия «Чосон» и «Хангук»?

Как отмечает в своей книге «Быть корейцем» А.Н. Ланьков, впервые название государства, находящегося на Корейском полуострове, мы встречаем в китайских хрониках, описывающих события примерно V века до н.э. Для названия были выбраны два иероглифа, которые, как смогли установить современные лингвисты, звучали как «Тряусенх». Эти два иероглифа смысловой нагрузки не несли, а лишь были более-менее похожи, с китайской точки зрения, на название страны, которое использовали сами протокорейцы. Со временем произношение постепенно менялось, но китайское название так и закрепилось за корейским государством. Сейчас эти иероглифы китайцы читают как «Чаосянь», японцы – как «Тёсэн», а корейцы – «Чосон».

То самое государство, которое впервые хоть как-то назвали китайцы, сейчас именуется «древний Чосон». Оно успешно просуществовало до II века до н. э. и было поглощено Китаем. Но память о нем, а особенно о тех двух иероглифах, которые сейчас звучат как «Чосон», осталась. Со временем на территории Маньчжурии и современной Северной Кореи возникло мощное воинственное княжество, чьё название на современный лад звучит как «Когурё». На юго-востоке современной Южной Кореи было княжество Силла, а вдоль южной оконечности Корейского полуострова жили племена хан.

Опять же, все это современные названия, и соотношение между произношением того времени и нынешним примерно как между «Тряусенх» и «Чосон», но для удобства будем говорить именно так. Естественно, эти племена да княжества регулярно дрались между собой и ещё успевали с китайцами периодически разборки устраивать. Силла сначала взяла под контроль всю современную Южную Корею, включая и земли племён хан. Когурё, хотя и было самым мощным княжеством на полуострове, в итоге не выдержало союзного натиска Силлы и Китая и пало.

За «дружескую помощь» Силла вынуждена была отдать Китаю чуть ли не всю территорию Когурё, но в итоге стала единственным корейским государством на полуострове. Но жить спокойно они не стали, а продолжали воевать. В Китае начались междоусобицы, и его правительство забыло про экс-Когурё, Силла же потихоньку зачахла.

Так в X веке н. э. возникло новое общекорейское государство – Коре. Основатели Корё считали себя наследниками славного Когурё, потому и взяли себе то же название – вот только по прошествии нескольких веков иероглифы звучали уже несколько иначе.

Короче говоря, стали они Корё.

Очень похоже: Корё – Корея? Примерно в то же время жители полуострова начали активнее налаживаться контакты с внешним миром, Корё обрёл широкую известность в Восточной Азии, с ним познакомилась Европа. В конце концов иностранцы стали звать государство на полуострове Кореей. Однако и в самой Корее жизнь кипела, там менялись короли, династии. В конце XIV века н. э. династия, создавшая Корё, пала, на смену ей пришли новые монархи, которые решили переименовать страну, реанимировав древнее название «Чосон». Под таким названием («Чосон») Корея просуществовала для корейцев пятьсот лет, вплоть до конца XIX века. В конце позапрошлого века корейцы, во многом под давлением японцев, нарекли короля императором, а название страны поменяли с «Чосон» на «Хан». Так, в память о древних племенах, возникла империя Хан.

Но, оккупировав в 1910 году Корейский полуостров, японцы принесли сюда привычное им название – те самые два иероглифа, которые звучат по-японски «Тёсэн», а по-корейски – «Чосон». Правда, некоторые борцы за независимость Кореи, вынужденные эмигрировать за границу, называли страну «Республикой Хан», то есть «Хангук», не признав «Чосон», ассоциировавшийся с японской оккупацией.

С 1945 года в северной части полуострова возникла коммунистическая Корея. И снова встал вопрос о названии страны. Северяне, как ни странно, проигнорировали связь слова «Чосон» с японцами, но вспомнили, что на протяжении пяти с лишним веков страну так называли сами корейцы, да и пару тысяч лет назад она носила то же (или почти то же) имя.

В итоге Северная Корея выбрала себе название «Чосон». Капиталистическая Южная Корея предпочла «Республику Хан», то есть «Хангук».

Вот так и возникли разногласия между корейцами по поводу названия своих стран. И – любопытно, что Южную Корею северяне называют «Нам-Чосон», то есть «Южный Чосон», а южане Северную Корею – «Пук-Хан», то есть «Северный Хан».

Иностранцы же остались при своём – «Корея», и все тут.

О. Кирьянов в своей книге «Корея без вранья» пишет: «Ладно, для граждан РК и КНДР название собственных стран – это, как говорится, личное дело. Однако как же быть проживающим в других странах корейцам, а их насчитывается несколько миллионов? Им-то как называть общую родину? Или как называть по-корейски кафедры корейских языков в зарубежных вузах? Кто ориентируется на КНДР, те говорят «Чосон», кто на Юг – «Хангук». Достаточно мудро поступили корейцы бывшего СССР, которые оказались в затруднительном положении, когда дипломатические отношения Москвой были установлены как с Югом, так и Севером. Они, чтобы дистанцироваться от политических дебатов, назвали себя «Корёин», то есть люди из «Корё», вспомнив название, которое и за рубежом привычно, и не несёт в себе намёка на разделение Севера и Юга. А кафедры все чаще и чаще называют «Хангук», указывая на возрастающее в мире влияние Южной Кореи. Некоторые же, если хотят показать свою политкорректность, используют в данном случае оба названия. Не исключено, что очередное изменение названия страны произойдёт, когда (или если) Север и Юг наконец-то объединятся. Поживем – увидим».

Но меня лично больше интересует вопрос, почему Корею называют «Страна утренней свежести»? Название это неофициальное, как для Японии «Страна восходящего солнца».

То, что Япония находится по отношению к России – ближе к восходу солнца, это понятно.

Но разве в Корее утро свежее, чем у нас, в России? Это вряд ли. Но не только за границей Корею так называют. И сами корейцы называют свою страну именно Страной утренней свежести. Дескать, такой смысл несут те самые два иероглифа, которые по-корейски звучат «Чосон» и которые с древних пор закрепились в качестве названия Кореи. Но, как пишут специалисты, «Чосон», а в те времена – двадцать пять веков назад – скорее «Тряусенх», было просто китайской транскрипцией названия, которым протокорейцы называли свою страну. Что в действительности это название означало, сейчас уже неизвестно. О. Кирьянов считает, что китайцы взяли просто два иероглифа, «которые максимально близко подходили по звучанию, но, подчеркну, не по значению. Та же самая Москва по-китайски звучит как «Мосыкэ». Среди многих значений иероглифа «Чо» есть значение «утро», среди более чем десятка значений «сон» есть и «свежесть». Среди как минимум нескольких десятков возможных сочетаний когда-то выбрали, наверное, самое красивое – так и получилась «утренняя свежесть», то есть Страна утренней свежести, Корея».

Если следовать той же логине, уже упомянутую Москву, как отмечает профессор А.Н. Ланьков, можно назвать Городом спокойного разрезания злаков – есть такие значения среди трёх иероглифов, используемых китайцами для наименования российской столицы. Что, в Москве сидят все и со спокойным видом режут злаки? Нет, иероглифы обозначают здесь исключительно звуки, но не истинный смысл названия. В общем, в реальности Корея настолько же Страна утренней свежести, насколько Москва – Город спокойного разрезания злаков.

Но, в конце концов, какая разница, почему возникло такое неофициальное название Кореи «Страна утренней свежести?» Есть выйти рано утром на улицу – ощущения очень приятные даже в больших городах. Чисто, красиво, свежо – в конце концов. Так что и действительность подтверждает теорию.

СЕУЛ

Так получилось, что все южнокорейские города встречали нас в темноте, то есть поздним вечером. Громады небоскрёбов, яркая подсветка. Водная гладь. Где реки, где нечто озёрно-лужистое, где откровенное море. Все перепуталось в темноте и ослепительных подсветках.

Сеул – столица. Что тут говорить? Он похож на все современные столицы в городах с будущим. Города современные, где повсюду электроника, блестящие автомобили, электронные устройства. Дома теснятся рядышком как в очереди, или в большой компании. Высоченные – этажей под 80. Нигде нет ничего старого, ибо все строилось после корейской войны, завершившейся в 1953 году. Кое-что в национальном «пагодообразном» виде имеется, но мало. Или просто не видно с трасс и больших развязок. Дороги как зеркала – вечером блестят и отражают машины. Ну а утром как бархатные. Качество – фантастическое. Удивительно, что корейцы плохо ориентируются. Нас встречал таксист, который без навигатора и с места не тронулся бы. Когда он (навигатор) стал почему-то перезагружаться, причём на прямой трассе, таксист был близок к панике.

Я прочитала, что в Сеуле сохранилось пять королевских дворцов, хранящих в себе 500-летнюю историю династии Чосон. Названия воспроизвести я не могу. Мы посетили один, Кёнбоккун. Огромная территория, на которой находится не только постройки периода королевского правления в Корее, но разные музеи. Много местного населения, которое переодевается в национальные костюмы и фотографируется у каждого столба. И молодые, и очень древние корейцы искренне радуются, гуляя по дворцу.

Что искренне меня удивило в Сеуле – нигде нет урн. Стоят в отведённых местах контейнеры. В местах скопления туристов (в Буддистском храме) есть отдельные как бы мини-контейнеры. Для раздельного сбора мусора. Но очень чисто. На вопрос, где урны, гид сразу не смогла ответить. Потом, подумав, сказала, что мусор надо уносить с собой. И вообще – откуда у вас возьмётся мусор на улице? А у меня вот взялся! Я почти весь день проходила с мечтой расстаться с использованной влажной салфеткой.

Корейцы ходят по улицам, уткнувшись в мобильники (или айфоны, или что-то более современное). Просто не поднимают головы. Гид сказала, что они не развлекаются, а читают что-то серьёзное, вроде как все время учатся. Ладно. Поверим на слово.

Посмотрели мы в Сеуле реконструкцию некоего действа с выносом ларца с ключами. Били в барабаны, толклись на площади здоровенные мужчины в красивейших костюмах и при древнем оружии. Все было роскошно. Кстати, было больше местных жителей и детей группами, чем туристов. Потом эти же красавцы остались на площади перед воротами, дабы удовлетворить желание как своих граждан, так и приезжих бездельников сфотографироваться. Селфи в Южной Корее – любимое занятие местных жителей. Селфи с самим собой, селфи с другом и подругой (в любом количестве), селфи с достопримечательностью, селфи с героями шоу или рекламой. Ну и ещё с кем-то и чем-то, что попадётся на пути корейского гражданина. Сами корейцы вроде бы дружелюбные, но особой приветливости не заметила. Они чем-то все время озабочены, смотрят себе под ноги или в телефоны. Ну и прекрасно. Живут своими проблемами, не перекладывая их на других. Надеюсь, я не ошиблась.

В каждой стране есть свои уникальные особенности и обычаи, которые кажутся местным жителям само собой разумеющимися. Но туристов в лучшем случае удивляют. При первой встрече корейцы удивляют желанием узнать о тебе все, что можно. Но вот надо ли им знать, сколько мне лет, какой университет я закончила, кто мой муж, сколько у меня детей и чем они занимаются? Эти вопросы в корейском обществе считаются абсолютно нормальными, но у нас, как и у европейцев – не корректными. Причём, совершенно непонятно – зачем нашему гиду, милейшей девушке, которая провожала меня утром в банк, столько информации обо мне. Через три часа мы расстались, и, полагаю, навсегда. Но зато она знает обо мне больше, чем отдел кадров Союза писателей.

Особый интерес – возраст. Корейцы очень любят интересоваться возрастом. Я-то с радостью всем сообщаю, что мне шестьдесят, но чаще всего женщины от такого вопроса чуть ли не падают в обморок. Но корейцы живут в обществе со строгой иерархией, и у них в крови сразу же после знакомства выстраивать отношения в стиле «старший – младший», возраст же здесь играет крайне важную роль.

Все вокруг прекрасно говорят по-английски. Но если к вам обращаются по-английски, а вы не говорите на этом языке, то удивлению нет предела. Кстати, чаще всего иностранцев принимают за американцев. Когда узнают, что ты из России – так ликуют! Во всяком случае, мы сталкивались на улице с расспросами не раз. И эффект был один и тот же!

В Сеуле первое, что нам показали – речку в центре города, которую местные жители очень любят и берегут. Вдоль русла устроена прогулочная зона, уютная и элегантная. Ещё все очень любят свою телебашню. Официально она называется Seoul Tower или Башня Намсан, телевизионная и смотровая башня на горе Намсан в центре города. Высота башни достигает 236 м. Построена в 1971 году, не новая, по мировым меркам. Но успешно и транслирует сигналы для корейских СМИ и является любимейшим местом отдыха местных жителей, как и – забегая вперёд скажу, такая же башня в Пусане. Это и символ города, а потому туристов тоже непременно сюда привозят. Скоростные лифты, обзорные площадки наверху и внизу. Ходы-выходы, лазы-променады, все светится, искрится. Магазины, сувениры, магниты, открытки с марками и почта. Еды и напитков полно во всех видах. Но не на всякий кошелёк, а только на кошелёк солидный – цены тут немалые.

Из Сеула мы отправились по стране. На поезде, скоростном, конечно. Когда ехали, не оценили скорости. Но на обратном пути мы ожидали свой состав на платформе. А по соседнему пути промчался поезд. Впечатление сильное! Я не могу подобрать глагол: «промчался» – как-то слабовато для того видения. Пронёсся, пролетел, просвистел? Вот как-то так.

ПУСАН. ЖИЗНЬ КУРОРТНАЯ И ПОРТОВАЯ

У корейцев свои названия морей, которые омывают Корейский полуостров. Часто они упоминают их и когда говорят на других языках, чем могут запутать иностранца. Для всего мира ведь как: западное побережье полуострова омывает Жёлтое море, восточное – Японское, а на юге – Корейский пролив. У корейцев на западе – Западное море, на востоке – Восточное, а на юге – Южное. Так на всех корейских картах и написано. Главное, не назвать Восточное море Японским. У корейцев с соседями особые счёты, в том числе и по поводу названии моря. Разбирательство дошло даже до ООН. И теперь официально название этого моря двойное. Эксперты ООН вынесли компромиссное решение, пытаясь никого не обидеть, но, к великому сожалению корейцев, название «Японское море» по-прежнему гораздо шире известно в мире, чем «Восточное».

Пусан (в корейском варианте пишется как Бусан) – огромный порт. Пусан – второй по величине город в Корее. Он является главным портовым городом Кореи, с множеством морских маршрутов в Японию и другие страны мира. В западной части Пусана протекает река Нактонган, а южная часть этого города омывается морем. Морские пляжи, высокие горы и множество островов в окрестностях побережья делают Пусан удивительным уголком природы. Проводимый каждый год Международный Кинофестиваль в Пусане также привлекает многочисленных любителей кино со всех континентов. При обстоятельном рассмотрении с телебашни мне показалось, что Пусан сильно напоминает Владивосток, засыпанный невероятным количеством детских игрушек – от простых кубиков и сложных конструкторов, до корабликов и яхт вперемешку.

Мы поселились у пляжа. Отели тут толпятся опять же как жители больших городов в метро в час пик, буквально впритирку друг к другу. Высокие. Современные. Набережная красивая, ухоженная, с навесными мостами. Сезон ещё не начался, гуляли почти что в одиночестве, спокойно разглядывали скульптуры, с тоской предполагаю, сколько тут народу в жаркое время.

Особое место, куда непременно привозят туристов – буддийский монастырь Хэдон Ёнгунса. Он расположен достаточно необычно для буддийских монастырей. Чаще всего буддийские храмы располагаются где-то в горах, а этот стоит на самом берегу моря. Море начинается буквально в нескольких метрах от Хэдон Ёнгунса, а сам храм полностью обращён в сторону моря. Сам храм стоит на живописных прибрежных скалах, а потому такое сочетание – море, скалы, сосны, красивая архитектура храма – выглядит очень необычно. Действительно, храм красив. По поводу необычного расположения храма существует легенда, объясняющая появление Хэдон Ёнгунса в этих местах. Согласно ей, известному буддийскому монаху Наону, который был духовным наставником корейского короля Конмина, было во сне видение. В те времена Корея страдала от сильной засухи, неурожаев, голода. Монах молился за благополучие нации, а во сне ему явился морской царь, сказав, что надо построить на берегу моря буддийский храм и тогда будет счастье Корее. Точное место указано не было, но во сне монах увидел пейзаж и в итоге нашёл очень похожий района на юго-восточной оконечности Корейского полуострова.

На территории монастыря всего много, алтари, пагоды, целебный источник, изображение морского дракона, и статуи различных святых, которые приносят удачу, здоровье, богатство. В самом дальнем углу после небольшого подъёма можно подойти к статуе Будды, который охраняет тех, кто в море. Этот тот самый «знаменитый морской Будда», к которому многие идут накануне выхода в море. А ещё тут есть статуя Будды, к которому идут перед экзаменами – он помогает учащимся. А ещё совсем рядом с храмом на побережье находится государственный Музей морских дел и рыболовства Кореи.

Главная же достопримечательность – по моему мнению, это рыбный рынок Чагальчхи, до него можно добраться легко и быстро, достаточно перейти дорогу по пешеходному переходу. Это типичный рынок морепродуктов в центре города, где ощущается атмосфера, характерная для рыбацкой деревни. Существуют несколько теорий о происхождении названия Чагальчхи. Одни считают, что рынок открылся на каменистом поле, которое на корейском языке звучит, как «чагальпат». Другая версия получила более широкое распространение и связана с такими разновидностями рыбы, как анчоус («мёльчхи») и сабля-рыба («кальчхи»), которые продавались в то время. Большая часть рынка Чагальчхи находится в крытом помещении. На рынке невероятное количество сушёной, вяленой и прочей рыбности. Те, кто понимает, говорят, что это великолепно. Все от десяти долларов. Дешевле ничего нет. За пять тебе насыпят анчоусов на ладошку. А вот вокруг крутого рынка ряды рыбы только что выловленной, а ещё стоят ёмкости с водой, где кто только не плавает.

Мы, конечно же, кое-что попробовали. Очень понравились конфеты из морской капусты. Конфеты желейные, и очень разные. Морская капуста и всяческие водоросли предлагаются в таком количестве, что говорить страшно. На рынке нам дали попробовать кусочек чего-то очень полезного и невероятно популярного. Но я не любитель такой экзотики! Здесь еда вроде бы и неплохая, но совсем не моя. На рыбном рынке полно заведений, где рыбу тут же жарят, к ней приносят уйму всякого зелёного, лукового, капустного и т.д. Плюс суп из рыбных голов и что-то овощное. Мне было грустно, а мои товарищи с восторгом сделали заказы.

Пока они ждали свои невероятные блюда, я разглядывала интерьеры и смотрела, как две милейшие барышни за соседнем столом ели рыбу. Корейцы не пользуются вилками. А только ложками и палочками. Суп и ложка – естественное сочетание. А вот рыба и ложка – нет. Рыба-то жарится если не целиком (без головы и хвоста, конечно), то куском. А кости-то никуда не деваются. Так вот ложкой девицы аккуратненько отделяли куски рыбы, а потом брали кусочки палочками. И как элегантно! Чистенько и красиво было у них в тарелках, притом, что костей оставалось навалом.

С рыбного рынка мы очень быстро (пешком, буквально перейдя дорогу) перебрались на другой рынок «Кукче сичжан», который когда-то был выбран в качестве съёмочной площадки фильма «Международный рынок» (Ode to My Father), который пользовался невероятной популярностью в Корее после выхода на экраны в 2014 году. Благодаря огромному количеству зрителей более 14 млн. человек Международный рынок превратился в главную достопримечательность Пусана. Торговый магазин «Ккотпунинэ», на фоне которого проходили съёмки, а главный герой фильма охранял его, стал особым местом. История Международного рынка уходит в прошлое 1945 года. В период после освобождения Кореи здесь появился постоянный рынок, образовавшийся из торговых рядов с вещами, которые использовали в военные годы. В каждом проулке рынка выстроились в ряд лавки с самыми разнообразными товарами, от одежды и аксессуаров до кухонных принадлежностей. И сейчас чего тут только нет?

А вот Площадь Пусанского кинофестиваля была создана после открытия Пусанского Международного кинофестиваля в 1996 году. Здесь находятся основные кинотеатры города. На улице протяжённостью более 500 метров установлены различные фигуры, связанные с кино, а тротуаре можно увидеть отпечатки рук знаменитых актёров и актрис.

КЁНДЖУ. ИСТОРИЯ И САКУРА

Про сакуру мы и не думали, не в Японию же ехали, и не ждали ничего особенного. Но когда увидели из окна машины розовое великолепие, забыли обо всем и побежали фотографироваться. Мы были не одни. Местных жителей под розово-белыми деревьями оказалось гораздо больше, чем восторженных туристов-иностранцев. Обстановка поразила трепетностью и сказочностью. На дорожках между рядами деревьев продавали местные деликатесы, в том числе варёную кукурузу, больше напоминающую по вкусу картошку. Вспомнить название сладостей я не в силах.

В Кёнджу была опасность потеряться в отличном историческом (археологическом) музее с богатой коллекцией и огромной территорией. Времени была мало, а посмотреть хотелось всё. Жаль, что не удалось. И ещё поблизости откровенно бугрились в несчитанном (нами) количестве курганы, огромные, покрытые аккуратной зелёной травкой. Их, по словам гида, время от времени раскапывают корейские археологи и извлекают оттуда ценности даже сейчас. Почему их не извлекли те же японцы, которые тут правили с 1910 по 1945, большой вопрос, потому как эти махины откровенно мозолят глаза. Но места в Кёнджу очень красивые. По дорожкам ходят девушки в арендованных национальных костюмах. Не только вокруг курганов, хотя тут их было особенно много, но и просто по улицам. Девушки в Южной Корее особенно любят делать селфи в национальных костюмах. Красавицы! И очень веселые. Причем все без исключения.

СТРАНА БУДУЩЕГО

Это точно. Наверное, в Южной Корее современная молодёжь, которая любит компьютерные игры и связанные с ними развлечения, найдёт для себя все что хочет.

Что порадовало в этой стране? В первую очередь безопасность на улицах. Южная Корея – очень благополучное в плане уровня преступности государство. Об этом сказали гиды, об этом я прочитала в путеводителях, да и сама убедилась, гуляя по улицам разных городов в любое время. Здесь не стоит опасаться грабителей и прочих «романтиков с большой дороги». Преступность, есть, наверное, но по минимуму. Совершенно потрясающие автомагистрали. Прекрасное качество дорог Южной Кореи поражает многих автолюбителей. Дорог действительно много, они в великолепном состоянии, удобная система зон отдыха. Тоже самое можно сказать и о железнодорожном транспорте и вокзалах.

И, конечно же, международный аэропорт Инчхон – главные воздушные ворота Южной Кореи. Удобный, большой, просторный, светлый, современный. Казалось бы, что тут удивительного? Да все тут вроде бы как и во многих современных аэропортах, но все службы работают быстро, ненавязчиво, легко и просто. Так комфортно себя чувствуешь, что не замечаешь, как проходит время ожидания рейса. А ещё есть музей корейской культуры.

Об отношении к соседям из КНДР сказать трудно, мало было времени для того, чтобы узнать об этом. Можно почитать литературу, есть отличные книги уже упоминавшегося мною А. Ланькова, О. Кирьянова. Интересна и переводная литература, где много говорится об отношении южнокрейцев к перебежчикам из КНДР. Но это тема особая, не для краткого разговора. Наверное, людям старшего возраста, хотелось бы объединения страны, но, как мне показалось, молодёжь вполне устраивает и то положение дел, которое сложилось сейчас.

Приведу один факт. Специалисты по Кореям – как по Северной, так и Южной, приводят любопытный факт – неожиданное сравнение Севера с Югом. Правительственные чиновники Южной Кореи часто носят значки с символами правительства (у них есть единый знак) или государственного ведомства, сотрудники крупных фирм часто надевают значки с логотипом фирмы. Практически повсеместно южнокорейские чиновники, отправляясь на официальные переговоры с северянами, надевают значки. В этом случае, как правило, южане дружно вкручивают в лацканы пиджаков значки с изображением флага Республики Корея. Возможно, таким образом они хотят подчеркнуть, что принадлежат «другой Корее».

Наши гиды в Южной Корее живо интересовались некоторыми аспектами жизни в КНДР, а мы ведь только вернулись оттуда, но, как мне показалось, исключительно из любопытства. Вопрос, хотят ли они объединения, остался открытым. «А надо?». Но не нам об этом судить, а потому и мы не стали на него отвечать.

Время покажет.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

vashmnenie.ru

4. Страна утренней свежести, или почему Корея – это не Корея. Корея без вранья

4. Страна утренней свежести, или почему Корея – это не Корея

Знаете, что слово «Корея» – исключительно иностранное, а сами корейцы называют свою страну иначе? В принципе, подобные случаи – не такая уж большая редкость. Причудливая игра самых разных, причем случайных факторов часто приводит к тому, что за названия берутся те слова, которые имеют к конкретному месту отношение весьма отдаленное. Хотите пример? Китай. Китайцы называют свою страну «Чжунго», что не особо похоже на привычное нам название. Японии повезло больше. Жители архипелага именуют свою родину «Ниппон», так что связь прослеживается со всем нам известной Японией.

С Кореей по большому счету произошло то же, что и с Китаем. Свою роль тут сыграл и раздел страны. Говоря на родном языке, кореец сейчас не может сказать, что он просто из Кореи. Житель Страны утренней свежести ответит так, что сразу становится ясно, южанин он или северянин, потому что у каждой из Корей свое собственное название. Южная Корея, которая имеет официально принятое в России название Республика Корея, именуется «Хангук» (в дословном переводе – «страна Хан»). Кстати, отсюда и пошло изобретенное долго живущими в РК русскими сленговое словечко «хангуки», что означает «южные корейцы». Название Северной, или, как официально она зовется, Корейской Народно-Демократической Республики, – «Чосон».

Для начала разберемся, откуда взялись эти «Чосон» и «Хангук», а по ходу станет ясно, почему иностранцы именуют Страну утренней свежести «Корея», «Кориа», «Корее» и проч.

Как отмечает в своей книге «Быть корейцем» А. Н. Ланьков, впервые название государства, находящегося на Корейском полуострове, мы встречаем в китайских хрониках, описывающих события примерно V века до н. э. Для названия были выбраны два иероглифа, которые, как смогли установить современные лингвисты, звучали как «Тряусенх». Эти два иероглифа смысловой нагрузки не несли, а лишь были более-менее похожи, с китайской точки зрения, на название страны, которое использовали сами протокорейцы. Со временем произношение постепенно менялось, но китайское название так и закрепилось за корейским государством. Сейчас эти иероглифы китайцы читают как «Чаосянь», японцы – как «Тёсэн», а корейцы – «Чосон».

Однако вернемся к древней истории. То самое государство, которое впервые хоть как-то назвали китайцы, сейчас именуется «древний Чосон». Оно успешно просуществовало до II века до н. э. и было поглощено Китаем. Но память о нем, а особенно о тех двух иероглифах, которые сейчас звучат как «Чосон», осталась.

Со временем на территории Маньчжурии и современной Северной Кореи возникло мощное воинственное княжество, чье название на современный лад звучит как «Когурё». На юго-востоке современной Южной Кореи было княжество Силла, а вдоль южной оконечности Корейского полуострова жили племена хан. Опять же, все это современные названия, и соотношение между произношением того времени и нынешним примерно как между «Тряусенх» и «Чосон», но для удобства будем говорить именно так. Естественно, эти племена да княжества регулярно дрались между собой и еще успевали с китайцами периодически разборки устраивать. Силла сначала взяла под контроль всю современную Южную Корею, включая и земли племен хан. Когурё, хотя и было самым мощным княжеством на полуострове, в итоге не выдержало союзного натиска Силлы и Китая и пало. За «дружескую помощь» Силла вынуждена была отдать Китаю чуть ли не всю территорию Когурё, но в итоге стала единственным корейским государством на полуострове.

Жители Древнего мира отличались активным характером, потому войны продолжились: в Китае начались междоусобицы, и его правительство забыло про экс-Когурё, Силла же потихоньку зачахла.

Так в X веке н. э. возникло новое общекорейское государство – Корё. Основатели Корё считали себя наследниками славного Когурё, потому и взяли себе то же название – вот только по прошествии нескольких веков иероглифы звучали уже несколько иначе. Короче говоря, стали они Корё.

Улавливаете связь, Корё – Корея? Верно, она есть. Примерно в то же время жители полуострова начали активнее налаживаться контакты с внешним миром, Корё обрел широкую известность в Восточной Азии, с ним познакомилась Европа. В конце концов иностранцы стали звать государство на полуострове Кореей.

Однако сама Корея не стояла на месте, там менялись короли, династии. В конце XIV века н. э. династия, создавшая Корё, пала, на смену ей пришли новые монархи, которые решили переименовать страну, реанимировав древнее название «Чосон». Под таким названием («Чосон») Корея просуществовала для корейцев пятьсот лет, вплоть до конца XIX века.

В конце позапрошлого века корейцы, во многом под давлением японцев, нарекли короля императором, а название страны поменяли с «Чосон» на «Хан». Так, в память о древних племенах, возникла империя Хан. Правда, оккупировав в 1910 году Корейский полуостров, японцы принесли сюда привычное им название – те самые два иероглифа, которые звучат по-японски «Тёсэн», а по-корейски – «Чосон». Правда, некоторые борцы за независимость Кореи, вынужденные эмигрировать за границу, называли страну «Республикой Хан», то есть «Хангук», не признав «Чосон», ассоциировавшийся с японской оккупацией.

С 1945 года в северной части полуострова возникла коммунистическая Корея. И снова встал вопрос о названии. Северяне не стали особо обращать внимание на связь «Чосон» с японцами, вспомнили, что на протяжении пяти с лишним веков страну так называли сами корейцы, да и пару тысяч лет назад она носила то же (или почти то же) имя. В итоге Северная Корея выбрала себе название «Чосон». Капиталистическая Южная Корея предпочла «Республику Хан», то есть «Хангук».

Так и возникли разногласия между корейцами по поводу самоназвания. Интересно, что Южную Корею северяне называют «Нам-Чосон», то есть «Южный Чосон», а южане Северную Корею – «Пук-Хан», то есть «Северный Хан». Иностранцы же остались при своем – «Корея», и все тут.

Ладно, для граждан РК и КНДР название собственных стран – это, как говорится, личное дело. Однако как же быть проживающим в других странах корейцам, а их насчитывается несколько миллионов? Им-то как называть общую родину? Или как называть по-корейски кафедры корейских языков в зарубежных вузах? Кто ориентируется на КНДР, те говорят «Чосон», кто на Юг – «Хангук». Достаточно мудро поступили корейцы бывшего СССР, которые оказались в затруднительном положении, когда дипломатические отношения Москвой были установлены как с Югом, так и Севером. Они, чтобы дистанцироваться от политических дебатов, назвали себя «Корё-ин», то есть люди из «Корё», вспомнив название, которое и за рубежом привычно, и не несет в себе намека на разделение Севера и Юга. А кафедры все чаще и чаще называют «Хангук», указывая на возрастающее в мире влияние Южной Кореи. Некоторые же, если хотят показать свою политкорректность, используют в данном случае оба названия.

Несколько запутанно, не правда ли? Если не хочется вдаваться в детали, то можно просто запомнить: северокорейцы называют свою страну Чосон, в память о древнем Чосоне, существовавшем еще до нашей эры, а также Чосоне конца XIV – конца XIX вв. Для южнокорейцев – это «Хангук», в честь древних племен, живших на юге полуострова, а также Империи Хан, которая, впрочем, просуществовала менее тридцати лет. А сама «Корея» – это исключительно иностранное название, появившееся в те времена, когда государство носило имя «Корё». По большому счету, и Чосон, и Корея, и Хангук просто отражают те названия, которые носило государство в разные исторические периоды.

Можно предположить, что очередное изменение название (для иностранцев Корея так и останется Кореей) произойдет, когда (или если) Север и Юг наконец-то объединятся. От жителей Юга мне часто доводилось слышать, что надо возвращаться к названию «Корё» – это позволит и от идеологического подтекста, который присутствует в «Чосон» и «Хангук», избавиться, и к принятому в мире названию максимально приблизиться. Поживем – увидим… Пока же южные корейцы считают, что они больше унаследовали от княжества Силла, которое подчинило себе племена хан и объединило весь полуостров в единое государство, правда, не без помощи китайцев. Северяне полагают, что они – наследники славных воинов Когурё, перед которыми трепетали все соседи.

А теперь хотелось бы сказать несколько слов о том поэтичном названии, которое закрепилось за Кореей, – Страна утренней свежести. Название это неофициальное, как для Японии – Страна восходящего солнца, для Австралии – Зеленый континент, Швейцарии – Страна часов, банков и сыра и т. д. Как бы там ни было, название это – весьма поэтичное и красивое. Сами корейцы с большой охотой величают свою родину именно Страной утренней свежести. Любопытным они объяснят, что такой смысл несут те самые два иероглифа, которые по-корейски звучат «Чосон» и которые с древних пор закрепились в качестве названия Кореи.

Так ли это? Что в Корее утро на порядок свежее, чем в той же России? Не совсем. Напомним, что «Чосон», а в те времена – двадцать пять веков назад – скорее «Тряусенх», было просто китайской транскрипцией названия, которым протокорейцы называли свою страну. Что в действительности это название означало, сейчас уже неизвестно. Китайцы взяли просто два иероглифа, которые максимально близко подходили по звучанию, но, подчеркну, не по значению. Та же самая Москва по-китайски звучит как «Мосыкэ».

Среди многих значений иероглифа «Чо» есть значение «утро», среди более чем десятка значений «сон» есть и «свежесть». Среди как минимум нескольких десятков возможных сочетаний когда-то выбрали, наверное, самое красивое – так и получилась «утренняя свежесть», то есть Страна утренней свежести, Корея. Если следовать той же логике, уже упомянутую Москву, как отмечает профессор А. Н. Ланьков, можно назвать Городом спокойного разрезания злаков – есть такие значения среди трех иероглифов, используемых китайцами для наименования российской столицы. Что, в Москве сидят все и со спокойным видом режут злаки? Нет, иероглифы обозначают здесь исключительно звуки, но не истинный смысл названия.

В общем, в реальности Корея настолько же Страна утренней свежести, насколько Москва – Город спокойного разрезания злаков. Схожих примеров можно привести очень много. Однако, так или иначе, за Кореей, в первую очередь по инициативе самих корейцев, закрепилось красивое неофициальное название – Страна утреней свежести. Может, оно не такое уж и логичное, но разве только в Японии солнце восходит? Хотя определенная связь с реальностью, если уж совсем до истоков докапываться, все же присутствует.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

5. Почему корейской кухне не быть популярной

5. Почему корейской кухне не быть популярной

Наверное, каждая из стран Азии имеет свою кухню, резко отличающуюся от кухни соседей. Пожалуй, различия здесь превосходят даже те, что существуют между кухнями европейских государств.

Скажем честно, корейская кухня нравится далеко не всем. Еда, как говорится, сильно на любителя. Однако если вы оказались тем самым любителем, то корейская кухня станет для вас наркотиком, о котором вы будете вспоминать и тосковать в других странах. Пища у корейцев достаточно специфическая, имеет свой ярко выраженный характер. Если позволить большинству иностранцев охарактеризовать ее только одним словом, то наверняка многие скажут: «Острая».

Да, корейская еда острая. В основном из-за молотого красного перца, который они добавляют в большинство блюд. Согласитесь, острая еда нравится далеко не всем. Попробовать разок ради интереса – это одно, но вот есть острую еду постоянно не все готовы. В свое время один кореец сказал: «Если видишь какое-нибудь красное по цвету блюдо, то на девяносто процентов оно острое». Очень полезное предупреждение для тех, кто не слишком хорошо знаком с корейской кухней. В это сейчас верится с трудом, но вплоть до XVI века еда в Корее была пресней. Перец пришел на полуостров во время вторжения японцев в 1592 году. Те, в свою очередь, познакомились с пряностью благодаря португальцам. В самой Японии красный перец не прижился, а вот в Корее пошел на ура. Еще корейская еда достаточно соленая, даже чересчур, что опять же не всеми приветствуется.

Сами корейцы прекрасно осведомлены об особенностях национальной кухни. Поэтому часто бывает так, что иностранцам специально подают блюда либо с малым количеством перца, либо вообще без оного. По этой причине от побывавших в Корее иностранцев часто можно услышать: «Да был я там. Нормальная еда, ничуть не острая». Однако стоит попробовать те блюда, которые употребляют сами корейцы, как сразу все встает на свои места.

Кстати, раз уже речь зашла о еде, то позволю себе небольшое отступление. Широко известной у нас так называемой «корейской морковки» в Корее просто не существует. Это изобретение этнических корейцев, которые проживали в республиках Средней Азии. Оттуда эта закуска быстро распространилась по России и странам СНГ. Сами южные (да и северные) корейцы про эту «свою» морковку не знают, а те, кто попробовал, говорят, что она «слишком русская», то есть добавлено излишне много масла, поэтому несколько тяжеловата она для корейских желудков.

Типичная корейская трапеза выглядит следующим образом. На стол практически одновременно выставляют большое количество разнообразных закусок («панчханы») в маленьких плошках, тут же подают основные блюда и плошку с рисом. Едят практически все одновременно – то здесь кусок, то там. Закуски – общие, иногда бывает, что и основные блюда – как правило, это суп – также общие. Их ставят в центр стола и черпают своей ложкой из общей посуды.

Если пройтись в теплую погоду по вечерним улочкам корейских городов, то часто можно увидеть людей, которые на небольших газовых жаровнях жарят мясо. Россиянам, которые скучают по родным шашлыкам, это жутко нравится. Есть рестораны, где вместо газа подают пылающие угли – жарьте на здоровье.

Создается впечатление, что корейцам не дает покоя то, что китайская и японская кухни покорили весь мир, а вот корейская как-то отстала. Разные организации при прямой и косвенной поддержке госструктур тратят немало денег на пропаганду корейской пищи за рубежом. Подчеркивают при этом, что корейская еда – гораздо более здоровая, чем западная. Действительно, если обобщать, то в корейских блюдах гораздо меньше жиров. Еда в целом гораздо легче, чем привычная россиянам пища. Потому-то, как неустанно хвастаются корейцы, и доля смертей от сердечно-сосудистых заболеваний в Корее меньше, чем на Западе, да и люди в целом стройнее.

Все это так. Однако бесплатный сыр известно где находится. И за свою любовь к остренькому корейцы расплачиваются другими заболеваниям. Так, острая пища часто провоцирует рак желудка. Так что уровень смертности в Корее от этой болезни выше, чем на Западе.

В первые годы я жил в чисто корейском доме, где хозяйка готовила еду на всех снимающих комнаты студентов. Кроме меня, все были корейцами, потому и пища была только корейская. В итоге я привык и к остроте, и ко всем другим особенностям. Ну а теперь меня часто тянет на корейскую еду. В общем, корейская кухня мне нравится. Однако именно из-за остроты, несмотря на все старания корейцев, их кухня не может стать такой же популярной, как китайская или японская. Повторюсь, блюда пресной кухни могут есть все, а вот острая пища далеко не каждому желудку под силу. Отдельные блюда корейской кухни, может быть, и смогут при правильной маркетинговой стратегии завоевать популярность в мире, но сама кухня в целом, к моему огромному сожалению, вряд ли. Потому корейским ресторанам за рубежом и суждено обслуживать в первую очередь приезжающих из Кореи туристов, местную корейскую диаспору, а также тех немногих иностранцев, кто подсел на острое. Правда, сами корейцы за границей очень сильно тоскуют без национальных блюд. В последние годы молодежь стала есть все больше нетрадиционных для местной кухни хлебобулочных изделий, молочных продуктов, но с возрастом так или иначе и они постепенно возвращаются к традиционной еде.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru