Швейцария – империя Солнца?|La Suisse pourrait devenir l'Empire du Soleil. Швейцарская империя


Швейцарский союз

Предпосылками к созданию союза стали противоречия между Священной Римской империей и государством Габсбургов за несколько городов. Спор начался из-за того, что Фридрих Второй, император Священной Римской империи, выкупил у Габсбургской династии город Ури, а позже подарил хартию вольности Швицу. Против этого выступили Габсбурги, спровоцировав конфликт. Ури и Швиц поддержал еще один город Унтервальден, в результате чего возник союз, о чем в середине XIII в. было записано в соответствующем документе. Но борьба была неудачной, поскольку объединение распалось из-за выхода Унтервальдена и Швица, снова признавших власть Габсбургов. Тем не менее, были заложены основы дальнейшего сотрудничества между городами.

Формирование союза

Возобновление договора произошло под влиянием внешних и внутренних обстоятельств, поэтому 1 августа 1291 г. был подписан новый акт. Его вариант на латинском языке сохранился в городском архиве Швица. Союзники должны были всячески помогать друг другу, особенно в военной, политической и экономической сферах. Это должно было помочь защитить альпийские кантоны от Габсбургов, которые стремились подчинить важный торговый путь – Сен-Готард. Он соединял Германию и северную часть Италии, что позволяло кантонам пополнять местные бюджеты.

Договор позволил создать в рамках Священной Римской империи государственное объединение – Швейцарский союз. Фактически он был независим от имперской власти, но в правовом отношении подчинялся ей.

1 августа считается Днем независимости Швейцарии, хотя само население страны долго верили в другую версию. Так, до конца XIX в. из поколения в поколение передавалась легенда о том, что независимая Швейцария появилась в 1307 г. Тогда, легендарный швейцарский народный герой Вильгельм Телль убил немецкого фогта А. Гесслера, позволив кантонам выйти из-под власти немцев и австрийцев. Историки до этих пор спорят, насколько эта версия является правдивой, существовал ли Вильгельм Телль как реальный человек и народный герой. В течение нескольких десятилетий происходили локальные столкновения между немецкими и австрийскими войсками за право владеть альпийскими землями. Наиболее крупное сражение произошло в 1309 г., вошедшее в историю как битва при Моргартене, ставшее выдающейся победой швейцарской пехоты над австрийской рыцарской конницей Габсбургов. Она заставила австрийских герцогов принять факт независимости кантонов. Каждый новый император от своего имени издавал хартии вольностей, подтверждая самостоятельность земель. Но их свобода была частично ограничена тем, что правитель для них назначал одного общего фогта (т.е. наместника). В его функции входил контроль внутренней и внешней жизни городов, но реальной власти он не имел.

В 1315 г. Ури, Швиц и Унтервальден перезаключили договор, составив его на немецком языке. Приоритетным оставалась военная защита, не затрагивая самостоятельности земель. Но в каждой из них процессы были схожи, особенно в экономической и социальной сферах. Например, зависимые крестьяне были освобождены от монастырской и сеньориальной зависимости. Но большая часть из них все еще принадлежали знати, вплоть до XVI в.

Первая волна расширения

Основная опасность для союза исходила от Габсбургов, которые владели приграничным городом Люцерн и озером Фирвальдштет. В XIV в. практически во всех кантонах стала активно развиваться промышленность – льняная, шерстяная и шелковая. Свою продукцию австрийские города, находившиеся в альпийской зоне, сбывали в Германию и союз 3 кантонов. Отличался в этом плане Люцерн, который покупал у них сырье для своих цехов. Это не вызвало волну протеста у фогтов, которые не поддерживали развитие промышленности. Противоречия из-за экономического развития вынудили население Люцерна подписать «вечный союз» с 3 землями, что значительно расширило границы Швейцарского союза. Получилось, что они стали граничить с Австрией, поэтому представители династии снова начали войну против восставших кантонов.

Габсбурги надеялись, что ситуация измениться в их пользу, когда в Германии к власти пришел Карл Четвертый. Он отменил все вольные хартии и формально вернул Швейцарию австрийцам.

В середине XIV в. Союз стал больше еще на одного участника – присоединился Цюрих, которому угрожала Австрия. Но в отличие от Люцерна, сумел выторговать для себя более выгодные условия. В частности, население земли настаивало на широкой автономии, от которой пришлось отказаться в ходе войны. Интересно, что соглашение было подписано только с Ури, Швицем и Унтервальденом. По тому же пути пошла администрация других городов – Цуга, Главруса и Берна. Таким образом, к 1353 г. Союз состоял из 7 городских кантонов и Гларуса (не имел такого статуса).

Консолидация и структура

По своим правам члены Швейцарского союза были неравными, тем более, что Цуг и Гларус пришлось вернуть Австрии. Правители последней играли на внутренних распрях, контролируя знать и дворян. В течение второй половины XIV в. – начале XV в. кантоны могли захватывать друг друга, создавать альянсы с австрийскими городами, поднимать восстания недовольных крестьян. Все закончилось тем, что в 1389 г. все восемь кантонов подписали с Австрией выгодный мир, сроком на 7 лет. Он был продлен в 1394 г. на 20 лет, а в 1412 г. еще на 50 лет. Так сформировался Союз восьми старых земель, просуществовавший до начала 1480-х гг. Согласно принятой в 1393 г. Земпахской грамоте, Швейцарское государственное образование состояло из 8 кантонов с полными правами и нескольких земель с союзным статусом. Все они обязаны были подчиняться империи, сохраняя с ней фиктивные связи подчинения.

Это позволило городам постепенно удаляться и отделяться от Священной Римской империи. Сначала перестали назначаться фогты, потом Цюрих откупился от налогов и получил право на чеканку своей монеты. При этом, в работе немецких рейхстагов швейцарцы участие принимали постоянно. Отношения между самими кантонами до момента распада были независимыми и строились на добровольном участии. Каждый из них имел свой юридический и экономический статус, социальную дифференциацию общин, их количество и население.

Единого органа управления не существовало, для решения общих вопросов время от времени созывалось собрание, куда приглашались представители от кантонов и земель. Оно называлось Тагзатцунг, где все проблемы можно было урегулировать голосованием. Право на него имели только кантоны – по одному голосу. Практически все решения принимались согласованно, поскольку повлиять на несогласных можно было только угрозой войны. Исполнительной власти, как и армии, общей также не существовало, поэтому кантоны проводили собственную внутреннею и внешнюю политику. Главным требованием было – не вредить соседям и интересам Союза.

Статус союзных земель

Под ними понимались завоеванные земли, которые были отобраны у соседних городов или Австрии во время локальных стычек. Против них кантоны воевали либо все вместе, либо по отдельности. Иногда два или три кантона могли объединиться против конкретной территории, чтобы присоединить ее. Статус таких земель назывался союзным – их не включали, как основных участников в состав Швейцарии, а просто управляли, как захваченными территориями. Юридически они были либо в подчинении одного конкретного кантона, либо у нескольких. Так появились кондоминиумы, т.е. коллективное управление.

В XV-XVI вв. был создан целый ряд подобный объединений – Баден, Вольные Штаты, Тургау, Биль, Золотурн, графство Невшатель, Аппенцелль, графство Зарганс, аббатство Санкт-Галлен и одноименный город, а также населенные пункты Фрибур и Шаффхаузен.

Права республики получила земля, которая называлась Вале. До XIV в. немецкоговорящее население подчинялось савойским графам, но смогло избавиться от их влияния и создать Республику Вале. В 1416 г. она подписала с Ури, Люцерном и Унтервальденом договор, получив статус союзной земли. В середине 1470-х гг. немецкая часть Вале подчинила французскую, что позволило Вале объединить все свои территории.

В состав Союза восьми кантонов входили протектораты. Это были относительно небольшие территории, которые могли подчиняться одному или нескольким кантонам. Чаще всего это были «родоначальники» Союза, под власть которых охотно переходили земли и различные территории.

Вторая волна расширения

1481 г. стал переломным в развитии Союза, т.к. в его состав вошли еще два кантона – Золотурн и Фрибур. Это произошло на сейме в городе Стансе, где договор между главными кантонами и этими землями был уничтожен. Было подписано Станское соглашение, по которому:

- Союз расширился до 10 основных членов,- Цюрих, Берн и Гларус наконец-то подписали друг с другом договора, которых до этого не существовало.

Соглашение имело еще одно важное значение – окончательно расторгнута связь с немецкой империей, и появление Швейцарии как отдельного государства. После этого вспыхнула война, которая закончилась подписанием Базельского мира. По его положениям Священная Римская империя отказалась от претензий к Союзу, от требований выплачивать налоги и другие виды повинностей (1499 г.). Швейцария стала абсолютно автономной в своих поступках и ведении политики, а окончательный разрыв с Германией был закреплен только в 1648 г. после окончания Тридцатилетней войны.

Третья волна расширения

Через 20 лет после подписания Станского соглашения, в состав Швейцарского союза вошли Базель и Шаффхаузен, а в 1513 г. – Аппенцелль. Он отличался от других членов тем, что был не городским кантоном, а сельским. Шаффхаузен и Аппенцелль, кроме всего, долгое время имели статус союзных земель. После расширения, количество кантонов с полноправными правами оставалось стабильным до 1798 г.

Устройство Швейцарского союза в XVI-XVIII вв.

После присоединения еще трех кантонов, общее количество населения составило свыше 900 тысяч человек. По своему устройству Швейцария была конфедерацией, где каждый кантон имел свои органы власти, монету, армию, печать и знамя, судебную и исполнительную власти. Органом власти, который созывался, оставался Тагзатцунг. На его сессиях имели право присутствовать депутаты от кантонов, которые также представляли фогтства и союзные земли. 

По-прежнему членами Швейцарии оставались приписные (союзные) земли, где особое положение отводилось Невшателю. Это было самостоятельное княжество, которое было под протекцией Союза.

Продолжали существовать и кондоминиумы, которые подчинялись разным кантонам.

13 постоянных членов участвовали в заседании Тагзатцунга, который часто проходил в Люцерне. Его могли созвать представители любого кантона, если считали необходимым. Все решения принимались относительно единогласно. Вопросы, которые рассматривались, касались:

- полиции,- сообщения между кантонами,- торговли и т.д.

Союзные земли на сейм сначала не приглашались, потом им отвели там специальные места, без права на равный голос.

В городах Швейцарии существовала четкая система управления:

- Большой и малый советы,- магистраты, куда входили бургомистры, коллегия шефенов и отраслевые комиссии.В состав совета входили представители из цехов и патрициата.

Распад

Причины, которые вызвали крах Швейцарского союза, имели как внутренний, так и внешний характер.

Во-первых, влияние Великой французской революции. По стране распространялись идеи Жан-Жака Руссо и других просветителей, что вызвало появление литературы революционного содержания.

Во-вторых, социальные выступления в ряде городов. Наиболее активные и масштабные были в Женеве, Во и Нижнем Вале.

В-третьих, появление в Базеле Рауракской республики, которая позже присоединилась к Франции.

В-четвертых, сильные волнения в Санкт-Галленском аббатстве и повсему Цюрихскому кантону.

  В-пятых, постоянно вмешательство во внутренние дела Франции. Например, Наполеон Бонапарт в 1797 г. создал Цизальпинскую республику, куда самовольно присоединил несколько швейцарских земель.

В-шестых, нейтралитет Швейцарии стал мешать внешней политике французов. Наполеон стремился подчинить Союз себе, чтобы иметь возможность захватить Альпы. Это давало отличную возможность для захвата Италии.

Крах Союза был довольно внезапным, вызванный внешними обстоятельствами. Два бывших швейцарских подданных П. Окс и Ф.С. Лагар установили с правительством Бонапарта связи, помогая ему организовать восстание. В конце января 1798 г. французская армия захватила Во, который отделился от Берна. Свое поведение захватчики оправдали тем, что здесь были убиты два французских солдата. Население кантонов переходило на сторону Бонапарта, но некоторые под руководством Берна оказывали сопротивление. Вскоре и оно было сломлено, а Швейцария как независимое государство перестало существовать.

✔ Данная авторская статья принадлежит сайту ancientcivs.ru. При копирование материала обратная ссылка на сайт - обязательна!

ancientcivs.ru

Швейцарская пивная империя Feldschlösschen - Мир глазами оптимиста

Никогда не был на заводе по производству пива, но во время учебной поездки нас силой затащили на завод. Заставили смотреть производство, древние аппараты, а потом еще и вливали пиво и заставляли есть крендели. Швейцарцы жуткие и наглые типы конечно! Несмотря на то что из пива я употребляю исключительно безалкогольное, да и то несколько раз в год под настроение, в Европе у меня настроение было почти каждый день. Ведь здесь множество видов пива и безалкогольного в том числе.

1. Для нас посещение этого места было сюрпризом. В программе про него не упоминали и когда нас высадили на территории старинного завода мы несказанно обрадовались.IMG_36822. Уже через высоченные стёкла я заприметил интересные ёмкостиIMG_37173. Трудно поверить, но этим зданиям больше 110 летIMG_37194. Как нам объяснила экскурсовод знак Звезды Давида не является этим знаком, а это просто логотип пивоварни. Но что то я слабо верю в такие совпаденияIMG_37335. Макет пивоварни. В 1876 году а территории заброшенного химического завода местный фермер и пивовар, который научился варить пиво за 9 лет проживания в Германии, открыли пивоварню. Дела пошли настолько хорошо, что через 6 лет к заводу подвели железнодорожную ветку. А в 1898 году предприятие становится крупнейшей пивоварней в Швейцарии и до сих пор держит марку лидера. А в 1902 году был построен этот пивной замок. "Feldschlösschen" кстати и переводится на русский как "маленький замок в поле". Активный рост не замедлился и к 1930 Feldschlösschen скупили еще 27 пивоварен. А в 2000 компания вошла в холдинг Carlsberg.IMG_37376. Хмель. Вкусно пахнет на мой взглядIMG_37447. Ячмень. После обработки из оставшихся материалов делают печенюшки, которые отлично подходят к пивуIMG_37468. Но самое главное как и в чае - это вода. У завода своя скважина как я понялIMG_37479. Немного инструментов для обслуживания...IMG_376710. ...старинного механизмаIMG_377011. А здесь варится пивоIMG_377812. Тяжело поверить, но это не музейные экспонаты, а старинные механизмы, которые до сих пор используютIMG_377913. На стене расставлены все марки пива, которые выпускаются концерномIMG_378714. К сожалению внутрь пройти не далиIMG_379015. За стеклом варят пивоIMG_379116. Удивляет насколько все отполировано. Интересно - на наших пивных заводах такая же чистота?IMG_379717. Дворец пива :)IMG_379918. Загружают использованный материалIMG_380419. А в этих машинах развозят пиво по ресторанам и кафеIMG_380720. Здесь происходит очистка пива. Если я конечно не ошибаюсьIMG_381221. Конвейер. Пока мы наблюдали за работой техники, нам рассказали историю про безалкогольное пиво и клиентов из Эмиратов. Перед очередной отправкой в ОАЭ в пиве был обнаружен градус, пришлось отменять доставку большой партии безалкогольного пива. Репутация дороже денег.IMG_382122. Немногие люди которые работают на заводеIMG_382423. А еще при заводе есть музей старинных автомобилей, которые развозили пиво концернаIMG_382824. Есть и не такие уж старые экспонатыIMG_383425. А есть и старичкиIMG_383526. Много хрома на радиаторе не бывает :)IMG_383927. Автомобили использовали преимущественно швейцарские Берны. О существовании этой марки узнал только на заводеIMG_384028. Пожарная машинка. Пивом что ли пожар тушили? :)IMG_384229. Компактный СитроеIMG_384430. Умеют конечно европейские компании хранить историю. На других предприятиях в которых мы побывали тоже были музеи.IMG_385131. Конь, просто коньIMG_385432. Масштабы впечатляютIMG_386533. Бутылочный конвейер. С удовольствием бы показал виде где бутылки с огромной скоростью бегут по ленте, но этот пост готовлю уже находясь в Таиланде, а видео осталось домаIMG_387034. Каждый год завод выпускал рекламные плакаты. Даже во время войныIMG_388035. Времена меняются, плакаты меняютсяIMG_388336. Логическим завершением этого коридора с плакатами является сувенирный магазинIMG_388437. В книге отзывов был обнаружен самый высокоинтеллектуальный комментарийIMG_388538. Завод в закатных лучах солнцаIMG_389139. А по выходным пиво с завода в ближайших город развозят на лошадяхIMG_389540. После посещения всех пунктов программы нас конечно же отправили на дегустацию. Помимо пива очень запомнилась люстра в соседнем с нами залеIMG_3905Интересные таблички на туалетах. Слева для девочек, справа для мальчиков :)

В следующем отчете мы с вами побываем в самом гуманном городе мира - во французском Страсбурге. Поплаваем на речном трамвайчике, прогуляемся по центру города и насладимся архитектурой.

На связи! :)

Понравилось? Поделись с друзьями!

Другие отчеты из поездки:

el-magico.livejournal.com

История европейской страны - Швейцарии. Создание Швейцарского союза.

Земли Швейцарии были освоены человеком за несколько тысяч лет до нашей эры. С отступлением последнего ледникового периода их заселили носители культуры свайных построек — кроме строительства жилищ прямо на воде, у берегов многочисленных озер, они разводили скот, занимались земледелием и рыболовством, изготавливали керамику и бронзовые орудия. В V–IV веках до н. э. на востоке альпийского региона расселились ретийцы — вероятно, родственники этрусков, а северо-запад заняло кельтское племя гельветов. В 58 году до н. э. гельветы, притесняемые с севера германскими племенами, а с юга — Римом, попытались прорваться в Галлию. Гигантским табором в 250 тысяч человек они двинулись с мест, но были остановлены легионами Юлия Цезаря недалеко от Женевского озера. В битве при Бибракте (современный Отен) римляне нанесли гельветам поражение и насильно вернули их на родные пепелища. По замыслу Цезаря, земли гельветов должны были стать своеобразной буферной зоной между Римом и германцами.

С римлянами на земли, которые «оккупационные власти» назвали Гельвецией, пришли все блага античной культуры — дороги и акведуки, цирки и термы… Римское наследие в виде руин сохранилось на территории Швейцарии до наших дней.

В 15 году до н. э. войска, ведомые пасынками первого римского императора Августа, вторглись на территории к северу от современной итальянской границы — так Рим прирос второй своей «швейцарской» провинцией, Рецией. Ее население, как и обитатели Гельвеции, должно было выплачивать в пользу метрополии не слишком обременительную дань, а во внутренних делах сохранило полную самостоятельность — и, как и прежде, все вопросы решались общим собранием жителей, согласно принципам древней демократии.

Так продолжалось до тех пор, пока в IV–V веках насельники северных окраин дряхлеющей Римской империи не пришли в движение, именуемое Великим переселением народов, и восточную Гельвецию и Рецию завоевали германские племена алеманнов и остготов, а в западную Гельвецию вторглись бургунды. Именно в этот период, по сути, определились границы между четырьмя частями будущей Швейцарии — немецкой, французской, итальянской и романшской. Впрочем, почти все они, разноязыкие и разноликие, уже к середине VI века оказались в составе королевства франков — а со смертью Карла Великого в 814 году и распадом его империи территория будущей Швейцарии была перекроена в очередной раз. Восточная ее часть досталась королю Людовику Немецкому, а южная и западная отошли к Лотарю, третьему императору Запада. Преемниками тех, кто носил громкий титул imperator romanorum, считали себя властители Священной Римской империи — один из них, Конрад II, в 1032 году получил власть над Бургундией, в состав которой входил весь нынешний швейцарский запад. С тех пор — и до середины XVII века — судьба этих земель в самом центре Европы зависела от германских владык.

ОПЕРАЦИЯ «КОНФЕДЕРАЦИЯ»

В 1230-х годах было открыто регулярное сообщение между Германией и Италией через перевал Сен-Готард. Три «лесных» кантона — Ури, Швиц и Унтервальден — оказались в центре потока людей и грузов, а значит, и в центре борьбы за контроль над этим потоком, которая развернулась между императором и влиятельным домом Габсбургов. Свободолюбивые жители этих кантонов, занимавшиеся сельским хозяйством и вполне недурно себя чувствовавшие, сбывая по обе стороны от Сен-Готарда отменные сыры, мясо и масло, сделали в этой борьбе ставку на императора. И не прогадали.

В 1231 году Фридрих II выкупил у Габсбургов в пользу империи кантон Ури, а 10 лет спустя даровал Швицу особую хартию вольности и статус имперской территории. Габсбурги не собирались отступать так просто. Началась затяжная борьба «лесных» кантонов за независимость, которая и привела к образованию Швейцарского союза, а затем и государства. Центром этой борьбы суждено было стать кантону Швиц, от названия которого много позже и образовалось слово «Швейцария».

У трех кантонов, вступивших в борьбу за независимость, был только один способ выстоять в этой борьбе — объединить свои усилия. Что они и сделали, подписав в 1291 году первый акт о союзе и взаимопомощи. Подлинник этого документа по сей день хранится в архиве города Швица. Согласно акту,  союзники брали на себя обязательства совместно противостоять любому, кто «учинит насилие, беспокойство или неправду, или сотворит зло против их жизни и имущества», и в то же время отказывались от какого бы то ни было вмешательства во внутренние дела друг друга.

Первая серьезная победа новоиспеченного союза не заставила себя долго ждать. В 1314 году в империи случился очередной династический конфликт — в битве за корону сошлись Людвиг IV Баварский и Фридрих III Габсбург. Когда швейцарцы по понятным причинам выступили на стороне первого, родной брат второго, герцог Леопольд, предпринял попытку окончательно решить «швейцарский вопрос» и направил 2 тысячи тяжеловооруженных рыцарей и 9 тысяч солдат в мятежный Швиц. 15 ноября 1315 года, когда вся эта армия выстроилась в цепочку, чтобы преодолеть узкий проход между Моргартенскими высотами и озером Эгери, на нее обрушился град камней. Немногочисленный отряд крестьян из Швица, Ури и Унтервальдена, использовав все преимущества родного ландшафта, обратил врагов в паническое бегство.

Эта победа оказалась серьезной вехой в укреплении союза, который европейские хронисты стали называть Швейцарским. Буквально в считаные дни представители кантонов заключили новый договор о взаимопомощи, теперь уже на немецком языке.

Победа при Моргартене побудила остальные альпийские города и общины последовать примеру трех центральных кантонов. С 1332 по 1353 год сепаратные договоры со Швицем, Ури и Унтервальденом заключили Люцерн, Цюрих и Берн, а также сельские общины Гларус и Цуг. В 1370 году союзники подписали так называемую Поповскую хартию, которая помимо традиционных пунктов о военном сотрудничестве определяла подсудность преступлений, совершенных жителями одной из союзных земель против жителей другой. Это был первый шаг в создании общего для всех кантонов правового пространства.

К 1513 году конфедерация насчитывала 13 кантонов и после ряда военных побед обрела фактическую независимость — как от австрийских Габсбургов, так и от имперских властей.

Союзники были полностью независимы и друг от друга. Каждый чеканил свою монету, не было ни общей армии, ни администрации, ни даже какого-либо регулярного совещательного органа. Периодически созывались общесоюзные сеймы для решения насущных вопросов, но стремление каждой общины к независимости делало невозможным образование полноценного единого государства. Очевидно, и насущной потребности в нем не было. Лесные кантоны управлялись с помощью народных сходов, на которых простым голосованием выбирали судей, старшин и представителей в союзный сейм. В городах управленческие функции выполняли городские советы — шультгейсы, которые также избирались на общих собраниях и не могли в своих действиях сильно расходиться с мнением горожан. Так что не будет большим преувеличением сказать, что в XV–XVI веках Швейцарский союз был самой демократичной и в то же время самой благоустроенной страной на континенте. И это уже тогда привлекало в Швейцарию капиталы со всей Европы.

Швейцарцы одними из первых в Европе гарантировали свободу и полную безопасность еврейским коммерсантам, которые, в свою очередь, создали мощную и стабильную банковскую систему. Повсеместно строились дороги, возводились переправы на многочисленных альпийских озерах, в городах бурно развивались ремесла. В 1459 году специальной буллой римского папы Пия II был основан первый в Швейцарии Базельский университет.

Реформация, одним из центров которой стала Швейцария, осложнила отношения между землями. Берн, Цюрих, Базель и другие крупные города охотно приняли идеи Мартина Лютера и Ульриха Цвингли, тогда как многие сельские кантоны продолжали оставаться католическими. Разумеется, между ними периодически возникали конфликты, в том числе и вооруженные. Однако по сравнению с остальной Европой, терзаемой многолетними религиозными войнами, альпийская конфедерация была настоящим райским уголком, прибежищем как для католиков, так и для протестантов. Последние, кстати, изрядно разнообразили швейцарскую промышленность, привнеся в нее целый ряд новых отраслей, например производство шелковых и бархатных тканей, а потом освоили и часовое дело, прославившее страну на весь мир.

В 1648 году было официально признано то, что давно случилось по факту. Согласно условиям Вестфальского мира, завершившего эпоху религиозных войн в Европе, Швейцарский союз признавался самостоятельным государством, полностью независимым от Священной Римской империи.

СТРАНА ВООРУЖЕННОГО НЕЙТРАЛИТЕТА

Но даже международное признание не подтолкнуло кантоны к созданию хоть какого-то подобия единой администрации. Ровно полтора столетия Швейцарский союз просуществовал в таком «полуразобранном» состоянии, пока в 1797 году на его границах не появились войска революционной Франции, уже успевшей нарастить мускулы в боях с другими державами Европы, и в считаные месяцы страна была оккупирована.

Как и подобает настоящим борцам за свободу, равенство и братство, французы не собирались угнетать швейцарцев. Но и оставить их в прежнем состоянии они тоже не могли. Молодая Французская республика нуждалась в буферном государстве, надежно защищающем ее юго-восточное подбрюшье.

Швейцария была преобразована в Гельветическую республику с единым управлением, ей была «дарована» конституция со всеми мыслимыми на тот момент правами и свободами. Но все эти новшества встретили лишь ропот и глухое сопротивление со стороны местного населения — то есть той его части, которая говорила по-немецки и по-итальянски и составляла большинство. Объединительные усилия французов саботировались. Отчаявшись, Наполеон в 1803 году подписал так называемый «Акт о медиации», фактически возвращавший Швейцарию к традиционному конфедеративному устройству. Разве что увеличилось число кантонов — теперь их стало 19.

В 1815 году, который принес конец всем наполеоновским начинаниям в Европе, швейцарскими землями был подписан очередной союзный договор, который признали великие державы на Венском конгрессе наряду с правом Швейцарского союза на «вечный» нейтралитет. Но и в этом договоре по-прежнему отсутствовало слово «государство».

Однако семена объединения, посеянные французами, должны были рано или поздно взойти. В середине 40-х годов XIX века обострился застарелый конфликт между католическими и протестантскими кантонами. На сей раз он был настолько серьезным, что вылился в гражданскую войну между союзом семи консервативных кантонов, Зондербундом, и федеральной армией генерала Гийома Дюфура.

Как ни странно, основу Зондербунда составили кантоны Ури, Унтервальден и Швиц — те самые, которые и были когда-то ядром швейцарского союза. Федералам хватило месяца, чтобы одержать убедительную победу и навязать католикам свой взгляд на государственное строительство.

В 1848 году всенародным голосованием была принята новая конституция, составленная по образцу американской. В главных своих чертах она определила политическое устройство современной Швейцарии. Вся полнота исполнительной власти передавалась в руки Федерального совета из семи человек. Законодательной функцией было наделено Федеральное собрание — двухпалатный парламент, состоящий из Совета чинов, выражающего интересы отдельных кантонов, и Национального совета, призванного представлять швейцарскую нацию в целом. Президент вновь созданной республики выбирался из членов Федерального совета сроком на один год и имел скорее представительские полномочия.

Административным центром федерации стал Берн — и остается до сих пор. В 1874 году эта конституция была дополнена рядом статей, еще больше расширявших полномочия федерального центра. Засучив рукава, новое правительство страны взялось за дело. Были уничтожены таможенные посты между кантонами, объединены почтовые ведомства, телеграф, введены единая валюта и единая система мер и весов. Но окончательно преодолеть стремление жителей кантонов к обособлению не удалось и поныне. Как и сто лет назад, сегодня можно встретить двух швейцарцев, путешествующих в одном купе из Цюриха в Женеву в полном молчании — просто потому, что они не понимают друг друга. Или делают вид, что не понимают.

Впрочем, Швейцария от этого не становится менее привлекательным местом для жизни. Скорее наоборот. Состоятельные люди со всего мира по-прежнему стремятся обзавестись уютным альпийским гнездышком — несмотря на то что фирменной швейцарской банковской тайне приходит конец, а жители то одного, то другого кантона голосуют за увеличение фискального бремени для иностранцев. Похоже, атмосфера «вечного нейтралитета» — это и есть то, в чем кроется секрет швейцарского процветания? 

discovery-russia.ru

Образование Швейцарского союза. Его политическое устройство

В первой половине XVI в. реформационное движение вслед за Германией стало быстро распространяться в других странах Европы.

Причины заключались в том, что в ряде европейских стран сделало значительные успеха развитие капиталистического уклада в недрах феодального общества и зарождались новые классы.

Поскольку идеология в средние века носила религиозный характер, социально-политические требования этих классов принимали религиозную окраску, форму ересей и различных реформационных учений.

«Скроенное по феодализму католическое мировоззрение,— писал Ф. Энгельс,— не могло уже удовлетворять этот новый класс (т. е. буржуазию.— Ред.) с его условиями производства и обмена. Тем не менее, и этот новый класс еще долго оставался связанным путами всесильной теологии. Все реформационные движения и связанная с ними борьба... в теоретическом отношении были только повторными попытками буржуазии, городских плебеев и крестьянства, в союзе сними ставшего революционным, приспособить старое теологическое мировоззрение к изменившимся экономическим условиям и положению нового класса». Эти реформационные движения были направлены в первую очередь против католической церкви, являвшейся наивысшим обобщением и санкцией феодального строя.

В разных странах Реформация принимала различные формы в зависимости от характера и конкретных условий возникновения и развития капиталистических отношений, а также и положения новых классов в каждой стране. Реформационные же течения, возникшие в Швейцарии, имели общее значение для развития реформационного движения в ряде других стран Европы. В Швейцарии зародилось направление Реформации, связанное с именем Цвингли, и нашло приют и благоприятную почву для своего развития учение Кальвина.

data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"data-ad-slot="5810772814">

data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"data-ad-slot="5810772814">

Оба эти направления гораздо последовательнее, чем учение Лютера, выразили буржуазную сущность реформационного движения. Если цвинглианство осталось в основном внутришвейцарским явлением, то кальвинизм, сделавшийся, по словам Энгельса, идеологией «самой смолой части тогдашней буржуазии», получил в XVI—XVII вв. широкое распространение в Европе и сыграл важную роль в ранних буржуазных революциях в Нидерландах и в Англии.

Для понимания причин, почему именно Швейцария оказалась том уголком Европы, где смогли на время укрыться от преследований деятели более радикальных, чем лютеранство, направлений Реформации, необходимо познакомиться со своеобразным историческим развитием этой страны.

Горная страна Швейцария, расположенная в центре Европы на путях из Южной Германии и Франции в Италию, имела своеобразную судьбу, но совсем похожую на судьбу остальной Европы. Её население смогло сохранить в течение долгого времени отдельные черты общинного быта. В то же время центральное положение Швейцарии на путях через альпийские перевалы издавна связывало интересы местного городского населения с итальянской торговлей.

Ядром Швейцарского союза явились три горных лесных кантона — Шпиц, Ури и Унтервальден. Они держали в своих руках ключи от получившего с середины XIII в. большое торговое значение Сен-Готардского прохода, связывавшего Италию с остальной Европой.

Большие выгоды от торговли через этот проход интересовали австрийских герцогов Габсбургов, имевших на территории трёх кантонов своих управителей-фогтов и обширные земельные владения.

Своеобразие дальнейшей истории Швейцарии и заключается в том, что местное население сумело отстоять относительную независимость от своих и чужих феодалов, а огромное торговое значение швейцарских проходов связало экономические интересы значительной части этого населения с интересами торговых и промышленных слоёв населения других стран.

Впоследствии большие города Швейцарии — Цюрих и Женева — стали центрами, откуда получили своё распространение указанные выше новые направлении Реформации — цвинглианство и кальвинизм. Для развитии в Швейцарии более передовой общественной мысли имело важнейшее значение то обстоятельство, что эти города становились убежищем всех гонимых прогрессивных деятелей из других стран,

В значительной степени распространению Реформации способствовали также успехи светского университетского образования и оживлённая деятельность гуманистических кружков.

В 1291 г. кантоны Швиц, Ури и Унтервальден, подвергавшиеся угнетению со стороны австрийских герцогов Габсбургов, заключили между собой союз и начали освободительную войну против австрийского владычества.

В ходе этой борьбы швейцарские Крестьяне проявили выдающуюся храбрость, стойкость и волю к победе. Воодушевлённые их примером соседние области также поднялись на освободительную войну.

Союз трёх кантонов разросся за счёт присоединении новых кантонов и земель. В 1232 г. присоединился Люцерн, в 1351 г. В Цюрих, и 1352 у.— Цуг и Гларус, в 1353 г,— Берн, в 1481 г.—Фрибур (Фрейбург) и Золотурн, в 1501 г,— Базель и Шафхаузен, и 1513 г,— Аппенцелль. Кроме этих кантонов, на правах «союзных земель» в XV—XVI вв. присоединились Санкт-Галлен (Сен-Галлен) на востоке, Женева и Невшатель на западе, Валлис на юге и другие области.

Возросло и военное могущество Швейцарского союза. Швейцарцы создали собственную тактику, основанную на действии сплочённых масс пехоты. Эта новая тактика ведения боя и высокий моральный дух крестьянской но своему социальному составу армии, ведшей освободительную войну, позволили швейцарцам по только отражать силы феодальных захватчиков, но и совершать успешные наступательные операции большого масштаба.

В битве при Нанси (1477 г.) швейцарцы совместно с войсками герцога Рено Лотарингского разгромили армию бургундского герцога Карла Смелого. Результатом военного разгрома была ликвидация Бургундского герцогства. В 1499 г. они одержали победу над войсками императора и немецких князей, объединённых Швабским союзом. После этой битвы Швейцарский союз стал фактически независимым, что было юридически оформлено договором 1511 г. и получило международную санкцию по Вестфальскому миру 1648 г.

Благодаря этим победам швейцарская пехота получила широкую известность в Европе. В качество наёмной армии она стала значительной силой, участие которой в борьбе па стороне той или иной европейской державы нередко решало исход военных кампаний.

По своему политическому строю Швейцарский союз был конфедерацией, т. е. объединением без постоянных органов центральной власти. Общесоюзные доли решались на съездах делегатов кантонов — ландтагах. Взаимоотношения между кантонами регулировались, па основании заключённых между ними договором.

Так называемые союзные земли, присоединённые к отдельным кантонам, с которыми они имели особые договоры, были лишены крива участвовать в ландтагах. Их интересы там представлялись соответствующими кантонами. В решении своих внутренних дол кантоны и союзные земли были автономны. Они могли также заключать договоры между собой и с иноземными государями, но без ущерба дли безопасности и интересов союза в целом.

Швейцарцы но только обороняли свои кантоны и союзные земли, но и предпринимали походы и земли Австрии, Милина и других соседних герцогств и княжеств.

Используя недовольство населения соседних земель существовавшим в них жестоким феодальным режимом и княжеским произволом, швейцарцы завоевали и ходе этих войн ряд территорий— Ааргау и Туpгay на севере, Тессини юге, Ваадт на западе и др., которые стали называться подвластными территориями—фогтствами.

Они управлялись фогтами кантонов. Эти фогтства были бесправны и эксплуатировались кантональными властями.

www.istoriia.ru

Швейцария – империя Солнца? | Швейцарские новости на русском языке

Имя «солнечного» Давида, поднявшегося против «атомного» Голиафа, как метафорически заметила швейцарская газета Le Temps, - Маркус Гизлер. Бернский предприниматель не в первый раз попадает в поле зрение общественности благодаря своим смелым проектам и достижениям. В возрасте 12 лет он был назван «самым молодым предпринимателем Швейцарии», основав Megasol. В то время Гизлер собственноручно разрабатывал и изготовлял солнечные лампы для садов. Через десять лет, вместе со своими сокурсниками по Федеральной политехнической школе Лозанны сверходаренный студент занялся производством и продажей фотогальванических батарей. Megasol за семнадцать лет превратилась в одну из ведущих швейцарских компаний в сфере солнечной энергетики, предлагая инновационные продукты по разумным ценам.

Накануне голосования кантона Берн по строительству новой атомной электростанции на месте выходящей из эксплуатации в Мюлеберге, Маркус Гизлер спутал карты компании Forces Motrices Bernoises (FMB), разработчика проекта, и оживил дискуссию о будущем швейцарской энергетики. Его предложение может показаться дерзким на первый взгляд – заменить будущую атомную электростанцию 48 квадратными километрами солнечных батарей. Однако идея, тщательно продуманная, как и все, что делает предприятие Гизлера, получила одобрение экспертов и заслуживает внимания.

За ту же сумму, которую собирались вложить в реконструкцию атомной станции Мюлеберга, основатель и руководитель Megasol намерен разбить децентрализованный солнечный парк с общей мощностью установок 8 906 МВт. Строительство планируется проводить поэтапно в течение следующих пятнадцати лет, с каждым годом увеличивая площадь и мощность панелей и – соответственно – уменьшая стоимость производимой энергии. В среднем 1 кВт/ч обойдется в 11 сантимов. По окончании работ в 2025 году солнечная электростанция будет производить более 8 ТВт электричества в год, то есть сможет полностью заменить атомный проект в Мюлеберге.

По расчетам Гизлера, основанных на используемых сегодня технологиях, за 25 лет все долги будут погашены, а инвестиции - покрыты. К тому же, фотогальванические установки будут еще как минимум десять лет производить электричество совершенно бесплатно. Это – не учитывая ускоренного развития новых «зеленых» технологий, которые, по мере распространения, сделают проект еще дешевле и выгоднее.

Расположение будущих солнечных панелей также продумано. 48 квадратных километров можно «смонтировать» из нескольких кусочков поверхности: фотогальванические элементы будут размещаться на крышах 160 000 зданий – школ, спортивных комплексов, промышленных и коммерческих предприятий или, в альтернативном варианте, – расположатся на звукоизолирующих ограждениях, противолавинных установках, крытых автостоянках. Необходимая для эксплуатации солнечного парка поверхность составляет всего 1,7% земель под застройку на территории Швейцарии, к тому же, не придется использовать дополнительные свободные участки, как предусматривает проект расширения атомной электростанции.   

Предложение Гизлера, обоснованное и серьезное, нацелено на будущее – то будущее, какое могло бы ожидать за горизонтом швейцарскую энергетику, отважься она на первый революционный шаг. Вполне вообразимо через несколько лет снабжать солнечной энергией все больше домов – с учетом, что архитекторы будут все чаще проектировать здания с достаточным количеством места для установки фотогальванических элементов. В их способности и желании можно не сомневаться, о чем свидетельствуют недавние проекты в Швейцарии.

Для монтировки и установки солнечных панелей Megasol может положиться на свою развитую сеть контактов, как в Швейцарии, так и за границей, куда продает большинство своей продукции.

Солнечный парк задуман Гизлером с таким расчетом, чтобы по продуктивности и мощности не уступить будущему атомному гиганту в Мюлеберге. Однако, как не раз подчеркивали эксперты, для снабжения током кантона Берн произведенной энергии окажется слишком много. Руководитель Megasol просчитал отдельно и так называемый «Бернский вариант» - более экономичную и маленькую солнечную электростанцию, способную заменить существующую атомную и не производить электричество в переизбытке.

Преимущества солнечного парка по сравнению с атомной электростанцией кажутся соблазнительными. Во-первых, можно избежать концентрации всего произведенного тока в одном месте благодаря его децентрализации, что существенно разгрузит сеть. Во-вторых, проект позволит сэкономить значительные средства на производстве того же самого количества энергии: фотогальванические установки работают длительное время без дополнительных инвестиций и не требуют вложения миллиардов франков в заграничные концерны для покупки топлива или переработки ядерных отходов. Наконец, экономятся не только деньги, но и вырабатываемая энергия, которая не тратится на обслуживание самой электростанции.

Солнечному парку, по всей вероятности, понадобится куда меньше времени для вступления в свои обязанности. Уже к 2021 году он полностью сможет взять на себя территорию, обслуживаемую атомной станцией в Мюлеберге. Тогда как начало эксплуатации новой атомной станции Forces Motrices Bernoises запланировано между 2025 и 2030 годами. Проблемы же захоронения ядерных отходов в принципе не возникнет. К тому же, у новой, как и у старой атомной станции, будет ограниченный срок эксплуатации, гораздо короче, чем у солнечных панелей.

Что думают о проекте Megasol эксперты? В интервью газете Le Temps профессор Кристоф Баллиф, директор фотогальванической лаборатории Института микротехники Невшателя оценивает идею как «агрессивную, но вполне осуществимую», учитывая, что процессы установки солнечных панелей будут упрощены с административной точки зрения и стандартизированы. Тем более что ситуация в Швейцарии меняется и все больше местных предприятий специализируются в техническом обслуживании фотогальванических элементов.

Отвечает амбициозное предложение Гизлера и общим тенденциям: по оценкам Международного энергетического агентства, солнечная энергия к 2020 году станет конкурентоспособной во многих странах, а с 2050 года составит 11% от общего производства электричества. «Германия установила в 2010 году солнечные панели для производства 9000 МВт энергии», - подтверждает Кристоф фон Берген, директор предприятия по производству инверторов «Sputnik». – «Швейцарские политики не понимают, что происходит, - замечает он. – «Производство энергии из возобновляемых источников  создает гораздо больше рабочих мест, чем  атомная энергетика. Громадный потенциал – здесь».

Словно в доказательство его слов множится количество новостей из мира возобновляемых источников и открытий в сфере чистой энергетики, способных понизить цену зеленого тока и сделать его более доступным. Если у солнечных электростанций и остается несколько проблем, на которых пытаются играть консерваторы, они вполне разрешимы, особенно если государство пересмотрит свою энергетическую политику. Идея Гизлера, вполне реализуемая, по оценкам специалистов, демонстрирует, что переворот возможен, если есть желание его совершить.

Останется ждать, перетянет ли солнечный проект чашу весов в свою пользу, перевесив в сознании швейцарцев громоздкий атомный план в Мюлеберге.

Solarzukunft: солнечное будущее Швейцарии

nashagazeta.ch

Возникновение швейцарского государства / Швейцария / Политический Атлас Современности

Швейцария / Возникновение швейцарского государства

Территория, на которой находится современная Швейцария, до появления римлян была заселена преимущественно кельтским племенем гельветов, пришедшим с юга современной Германии во II–I веках до нашей эры, а также племенем ретов. От названия племени гельветов и пошло другое название страны — Гельвеция. Под давлением германских племён гельветы попытались мигрировать на юго-восток Галлии, но потерпели поражение от римских войск в 58 году до нашей эры и вернулись на ранее занимаемые земли в качестве зависимых от Рима союзников. Впоследствии гельветы были полностью подчинены Римом (та же участь постигла и ретов).

На новых землях римляне основали ряд новых поселений или расширили старые (например, так появился город Августа Раурика — современный город Огст в окрестностях Базеля). Кельты были ассимилированы Римом и мирно существовали в рамках империи. Благодаря деятельности римлян получила развитие судебная система на основе римского права, были сформированы первые образовательные учреждения.

В III веке на Гельвецию начались набеги германцев. Территория нынешней Швейцарии из процветающей провинции Римской империи сначала превращается в бедную пограничную зону, постоянно подвергающуюся набегам, а к V веку окончательно попадает под контроль германских племён.

В VI веке Гельвеция стала частью королевства франков, а затем империи Карла Великого. В IX веке регион распался на две части: восточная часть отошла к формирующейся германоязычной Священной Римской империи, а западная — к Бургундии. Таким образом, к X веку части будущей Швейцарии входили в разные европейские политические образования, отличавшиеся языком и самостоятельными политическими идентичностями.

В XI–XII веках особую роль в европейской торговле и политике играли города Женева, Цюрих, Берн и др. Они сформировали так называемый «пояс городов». В городах, устанавливавших активные связи с другими регионами Европы, возник новый тип политической культуры, тесно увязанный с католической социальной архитектурой страны, придававшей большое значение договорным отношениям (на основе принципа ковенанта — договора между людьми и Богом, а затем — между людьми перед лицом Бога). В XII–XIII веках на этих территориях сформировались благоприятные условия для заключения подобного рода договоров: Священная Римская империя, в которую Гельвеция вошла в 1032 году, была «рыхлым» образованием и не могла эффективно контролировать свои территории. В результате некоторые города получали статус «свободных», а горные и удалённые земли де-факто были автономными. В целом географическое положение Швейцарии оказало большое влияние на формирование её политических традиций: благодаря изоляции экономически активная часть населения обладала широкими возможностями для развития различных инициатив.

Такое положение дел сохранялось до тех пор, пока власть в империи не перешла к Габсбургам, взявшим курс на централизацию своих владений. Это вызвало недовольство во многих районах Гельвеции и привело к тому, что три лесных сообщества (кантона), расположенные вокруг озера Люцерн (нем. Фирвальдштетское озеро), решили в конце XII века объединиться на основе договора для того, чтобы отстоять особые права в рамках империи Габсбургов. Фактически появление фактора общего для всех земель внешнего вызова стало интегративным императивом для первоначального объединения кантонов в единую политическую структуру. Кантоны Швиц, Ури и Унтервальден объявили 1 августа 1291 года о создании «вечного союза», который положил начало существованию Швейцарии (название страны происходит от названия кантона Швиц) как независимого государства.

В 1315 году Габсбурги предприняли ещё одну попытку подчинить себе эти земли, однако потерпели поражение в битве при Моргартене, что подтолкнуло другие кантоны присоединиться к новому союзу. Их привлекала обретаемая в этом случае высокая степень независимости от империи. Швейцарский союз одержал несколько побед над войсками Габсбургов: 9 июня 1386 года швейцарская пехота разгромила войско Леопольда III Габсбурга близ города Земпах, а в 1388 году войска империи потерпели поражение при Нефельсе. В 1388 году Габсбурги были вынуждены заключить мир со Швейцарским союзом, состоявшим на тот момент из 8 кантонов: Швиц, Ури, Унтервальден, Люцерн, Цюрих, Цуг, Гларус и Берн.

←   Назад  |   Возникновение швейцарского государства   |   Вперёд   →

www.hyno.ru

Швейцария – империя Солнца? | Швейцарские новости на русском языке

Имя «солнечного» Давида, поднявшегося против «атомного» Голиафа, как метафорически заметила швейцарская газета Le Temps, - Маркус Гизлер. Бернский предприниматель не в первый раз попадает в поле зрение общественности благодаря своим смелым проектам и достижениям. В возрасте 12 лет он был назван «самым молодым предпринимателем Швейцарии», основав Megasol. В то время Гизлер собственноручно разрабатывал и изготовлял солнечные лампы для садов. Через десять лет, вместе со своими сокурсниками по Федеральной политехнической школе Лозанны сверходаренный студент занялся производством и продажей фотогальванических батарей. Megasol за семнадцать лет превратилась в одну из ведущих швейцарских компаний в сфере солнечной энергетики, предлагая инновационные продукты по разумным ценам.

Накануне голосования кантона Берн по строительству новой атомной электростанции на месте выходящей из эксплуатации в Мюлеберге, Маркус Гизлер спутал карты компании Forces Motrices Bernoises (FMB), разработчика проекта, и оживил дискуссию о будущем швейцарской энергетики. Его предложение может показаться дерзким на первый взгляд – заменить будущую атомную электростанцию 48 квадратными километрами солнечных батарей. Однако идея, тщательно продуманная, как и все, что делает предприятие Гизлера, получила одобрение экспертов и заслуживает внимания.

За ту же сумму, которую собирались вложить в реконструкцию атомной станции Мюлеберга, основатель и руководитель Megasol намерен разбить децентрализованный солнечный парк с общей мощностью установок 8 906 МВт. Строительство планируется проводить поэтапно в течение следующих пятнадцати лет, с каждым годом увеличивая площадь и мощность панелей и – соответственно – уменьшая стоимость производимой энергии. В среднем 1 кВт/ч обойдется в 11 сантимов. По окончании работ в 2025 году солнечная электростанция будет производить более 8 ТВт электричества в год, то есть сможет полностью заменить атомный проект в Мюлеберге.

По расчетам Гизлера, основанных на используемых сегодня технологиях, за 25 лет все долги будут погашены, а инвестиции - покрыты. К тому же, фотогальванические установки будут еще как минимум десять лет производить электричество совершенно бесплатно. Это – не учитывая ускоренного развития новых «зеленых» технологий, которые, по мере распространения, сделают проект еще дешевле и выгоднее.

Расположение будущих солнечных панелей также продумано. 48 квадратных километров можно «смонтировать» из нескольких кусочков поверхности: фотогальванические элементы будут размещаться на крышах 160 000 зданий – школ, спортивных комплексов, промышленных и коммерческих предприятий или, в альтернативном варианте, – расположатся на звукоизолирующих ограждениях, противолавинных установках, крытых автостоянках. Необходимая для эксплуатации солнечного парка поверхность составляет всего 1,7% земель под застройку на территории Швейцарии, к тому же, не придется использовать дополнительные свободные участки, как предусматривает проект расширения атомной электростанции.   

Предложение Гизлера, обоснованное и серьезное, нацелено на будущее – то будущее, какое могло бы ожидать за горизонтом швейцарскую энергетику, отважься она на первый революционный шаг. Вполне вообразимо через несколько лет снабжать солнечной энергией все больше домов – с учетом, что архитекторы будут все чаще проектировать здания с достаточным количеством места для установки фотогальванических элементов. В их способности и желании можно не сомневаться, о чем свидетельствуют недавние проекты в Швейцарии.

Для монтировки и установки солнечных панелей Megasol может положиться на свою развитую сеть контактов, как в Швейцарии, так и за границей, куда продает большинство своей продукции.

Солнечный парк задуман Гизлером с таким расчетом, чтобы по продуктивности и мощности не уступить будущему атомному гиганту в Мюлеберге. Однако, как не раз подчеркивали эксперты, для снабжения током кантона Берн произведенной энергии окажется слишком много. Руководитель Megasol просчитал отдельно и так называемый «Бернский вариант» - более экономичную и маленькую солнечную электростанцию, способную заменить существующую атомную и не производить электричество в переизбытке.

Преимущества солнечного парка по сравнению с атомной электростанцией кажутся соблазнительными. Во-первых, можно избежать концентрации всего произведенного тока в одном месте благодаря его децентрализации, что существенно разгрузит сеть. Во-вторых, проект позволит сэкономить значительные средства на производстве того же самого количества энергии: фотогальванические установки работают длительное время без дополнительных инвестиций и не требуют вложения миллиардов франков в заграничные концерны для покупки топлива или переработки ядерных отходов. Наконец, экономятся не только деньги, но и вырабатываемая энергия, которая не тратится на обслуживание самой электростанции.

Солнечному парку, по всей вероятности, понадобится куда меньше времени для вступления в свои обязанности. Уже к 2021 году он полностью сможет взять на себя территорию, обслуживаемую атомной станцией в Мюлеберге. Тогда как начало эксплуатации новой атомной станции Forces Motrices Bernoises запланировано между 2025 и 2030 годами. Проблемы же захоронения ядерных отходов в принципе не возникнет. К тому же, у новой, как и у старой атомной станции, будет ограниченный срок эксплуатации, гораздо короче, чем у солнечных панелей.

Что думают о проекте Megasol эксперты? В интервью газете Le Temps профессор Кристоф Баллиф, директор фотогальванической лаборатории Института микротехники Невшателя оценивает идею как «агрессивную, но вполне осуществимую», учитывая, что процессы установки солнечных панелей будут упрощены с административной точки зрения и стандартизированы. Тем более что ситуация в Швейцарии меняется и все больше местных предприятий специализируются в техническом обслуживании фотогальванических элементов.

Отвечает амбициозное предложение Гизлера и общим тенденциям: по оценкам Международного энергетического агентства, солнечная энергия к 2020 году станет конкурентоспособной во многих странах, а с 2050 года составит 11% от общего производства электричества. «Германия установила в 2010 году солнечные панели для производства 9000 МВт энергии», - подтверждает Кристоф фон Берген, директор предприятия по производству инверторов «Sputnik». – «Швейцарские политики не понимают, что происходит, - замечает он. – «Производство энергии из возобновляемых источников  создает гораздо больше рабочих мест, чем  атомная энергетика. Громадный потенциал – здесь».

Словно в доказательство его слов множится количество новостей из мира возобновляемых источников и открытий в сфере чистой энергетики, способных понизить цену зеленого тока и сделать его более доступным. Если у солнечных электростанций и остается несколько проблем, на которых пытаются играть консерваторы, они вполне разрешимы, особенно если государство пересмотрит свою энергетическую политику. Идея Гизлера, вполне реализуемая, по оценкам специалистов, демонстрирует, что переворот возможен, если есть желание его совершить.

Останется ждать, перетянет ли солнечный проект чашу весов в свою пользу, перевесив в сознании швейцарцев громоздкий атомный план в Мюлеберге.

Solarzukunft: солнечное будущее Швейцарии

nashagazeta.ch