Вьетнамские военные ловушки, в которые лучше не попадать никому. Вьетнамская кочерга


Ловушки на вьетнамской войне (24 фотографии)

Джунгли в Ку Чи таили в себе множество неприятных сюрпризов, от уже упоминавшихся мин, на которых подрывались даже танки, вроде этого М41, до прославленных кино самодельных ловушек, часть из которых можно разглядеть вблизи.

"Ловушка на тигра". Идет себе Джи Ай спокойненько, вдруг земля под его ногами разверзается и он падает на дно утыканной кольями ямы. Если ему не повезет и он не сразу помрет, а будет орать от боли, рядом соберутся его товарищи, пытаясь вытащить несчастного. Надо ли говорить, что вокруг ловушки в нескольких местах из туннелей сделаны выходы на поверхность, на замаскированные снайперские позиции?

Или более гуманные ловушки, "вьетнамский сувенир". Наступает солдат на незаметную ямку, закрытую сверху бумажкой с листьями...

Нога проваливается, штырь снизу ее протыкает, штыри с боков не только протыкают, но и не дают вытащить. Как правило, солдат не погибал, но в результате лишался ноги, получая затем извлеченные в сайгонском госпитале из ноги штыри на память. Отсюда и название.

Следующая пара фотографий показывает похожую конструкцию.

Айнс...

унд цвай...

Как вы уже наверное заметили, особое внимание уделялось не только задаче проткнуть супостата, но и пришпилить того к месту, не дать сняться с крючка. Вот эту "корзинку" ставили на затопленных рисовых полях или у берегов рек, скрывая под водой. Выпрыгивает десантник из вертолета или катера, ОПА! - приехали...

Впрочем, бывало что задачей было не ранить, а нафиг замочить. Тогда ставили вот такие гриндилки, в которых Джи Ай быстренько сам себя фаршировал под собственным весом.

Раз...

Или два...

или три...

Для любителей войти в дом без стука, просто выбив молодецким ударом дверь, над ней подвешивали вот такое устройство. Нерасторопный отправлялся сразу на тот свет, расторопный успевал выставить вперед автомат - для таких нижняя половина ловушки была подвешена на отдельной петле. Так что расторопный, как выразился вьетнамский экскурсовод, отправлялся затем в Таиланд, рай для трансвеститов.

Ну и самая простая, надежная и популярная в киноиндустрии конструкция. Поскольку летает гораздо быстрее "домашней", заморочек с двумя половинками уже не нужно. И так сметет. Гиду она нравится больше всего.

Изрядно попугав туристов, их выводят к партизанской кухне, где кормят похожей на печеную картошку вареной тапиокой с зеленым чаем, а потом и на стрельбище, где особо страждущие могут пострелять из нескольких крайне раздолбанных образцов советского и американского оружия, от 1 до 2 долларов за патрон. Из самых разных "Калашниковых" мне бесплатно дала пострелять Родина, а вот отказаться от пулемета М60 и знаменитого "томмигана" я не смог :)

Ку Чи (Cu Chi) - сельская местность примерно в 70 километрах к северо-западу от Сайгона, ставшая занозой в заднице сначала французов, а потом и американцев. Тот самый случай, когда "земля горела под сапогами оккупантов". Разгромить местных партизан так и не удалось, даже несмотря на то, что вплотную к их базе разместили целую американскую дивизию (25-ю пехотную) и немаленькую часть 18-й дивизии армии Южного Вьетнама. Дело в том, что партизаны вырыли целую сеть многоуровневых туннелей общей протяженностью свыше 200 километров, с множеством замаскированных выходов на поверхность, стрелковых ячеек, бункеров, подземных мастерских, складов и казарм, сверху густо прикрытых минами и ловушками.

Большая группа может заказать экскурсионный автобус примерно по $4 с рыла, поскольку я был один, то просто поехал туда (и обратно) на такси, что вместе с осмотром музея заняло около пяти часов и обошлось в сорок долларов.

Экскурсия предполагает активное участие туристов в происходящем. Например, могут предложить найти замаскированный вход в туннель на маленьком пятачке в джунглях, а потом - протиснуться в этот люк.

Удивительно, но это в целом вполне возможно, пролезают даже довольно крупные западные туристы, хоть и с трудом. Бункеры выведены на поверхность, а плоские крыши заменены на высокие скаты, так что становится достаточно просторно для комфортного разглядывания манекенов в форме вьетконга, изображающих партизан в естественной среде обитания.

Как и многое другое, метал был страшным дефицитом, поэтому партизаны собирали многочисленные неразорвавшиеся бомбы и снаряды (а их на крохотный пятачок вывалили какое-то совершенно неимоверное количество, джунгли ковровыми бомбардировками с B-52 просто снесли, превратив округу в лунный пейзаж), распиливали, взрывчатку пускали на изготовление самопальных мин...

...а метал перековывали на шипы и копья для ловушек в джунглях.

Помимо мастерских, были столовая, кухня (со специально устроенным внешним бездымным очагом, не выдававшим место готовки столбом дыма), цех по пошиву формы...

...и, разумеется, зал для проведения политинформаций.

И туннели. Трехуровневая система туннелей, тайно выдолбленных в твердой глинистой почве примитивными инструментами многочисленными группами по три-четыре человека. Один роет, один оттаскивает землю из туннеля к вертикальной шахте, один поднимает ее наверх, и еще один утаскивает куда-нибудь и прячет под листьями либо выкидывает в реку.

Когда команда пробивается к соседней, в вертикальную шахту вставляют для вентиляции толстую трубу из полого ствола бамбука, шахту засыпают, а бамбучину сверху маскируют под термитник, пенек или еще как.

Американцы использовали для поиска входов туннели и вентиляционных шахт собак. Тогда там стали прятать трофейную форму, как правило куртки М65, которые американцы часто бросали при оказании первой помощи и эвакуации раненных. Собачки чуяли знакомый запах, принимали его за своих и пробегали мимо

Если вход все-таки находили, то его пытались залить водой либо запустить туда слезоточивый газ. Но многоуровневая система шлюзов и водяных замков довольно надежно защищала туннели: терялся лишь небольшой сегмент, партизаны просто обрушивали его стены с обоих сторон и забывали о его существовании, со временем вырывая обходной путь.

Поскольку многочисленные обстрелы и бомбардировки не приносили желаемого результата, американцам в конце концов пришлось самим лезть под землю. В Tunnel rats, "туннельные крысы", набирали невысоких отчаянных парней, готовых с одним пистолетом лезть в неизвестность, в которой их поджидали не дающая вздохнуть теснота, темнота, мины, ловушки, ядовитые змеи, скорпионы и, после всего этого, если повезет - злые партизаны.

Сейчас шестьдесят метров туннелей расширили и осветили, чтобы туристы могли протиснуться сквозь них. Даже в них приходится двигаться в вечной полуприсяди, одновременно царапая стены бедрами, локтями, плечами и головой. Это как бежать внутри бесконечной тумбочки.

porco1 porco2

www.webpark.ru

«Черная пехота». Штрафник из будущего читать онлайн - Александр Конторович (Страница 21)

Дзот был узким, двухамбразурным. Одна смотрела как раз на то место, где сейчас и залег наш взвод. Вторая выходила влево, на позиции батальона. И в ней сейчас был установлен пулемет. Боком ко мне у него стоял высокий тощий немец. Услышав движение, он повернул голову в мою сторону и приоткрыл было рот. Хрямсь! И саперная лопатка врубилась ему в шею. Немец схватился руками за горло, издал какой-то булькающий звук и мешком осел на землю. Выпустив из рук лопатку, я выдернул правой рукой из-за пояса штык. Где второй? Вон он, справа, спит на каком-то подобии лежанки. Ах ты, соня, на боевом-то посту дрыхнуть? Я мягко скользнул вдоль стены. Немец, видимо что-то услышав, заворочался, начал приподниматься. Поздно! Четырехгранная игла штыка почти без сопротивления вошла ему под ребро. Левой рукой я постарался закрыть ему рот. Не совсем удачно, но предсмертный хрип все же удалось приглушить. Эх, нет у меня нормального ножа! Штык от трехлинейки, безусловно, неплох. Но в отдельности от винтовки им управляться уже не так легко. И не так эффективно. Ладно, что есть — то есть.

Быстренько провел ревизию — что у нас тут? Два карабина с патронами — потом, сейчас это неактуально. Пулемет, четыре ленты — уже лучше. Две гранаты-толкушки. Фигня, но тоже подойдет, за пояс их. Ага, штыки, ножевые, пара штук. Острые? Один в норме, на пояс его. Что еще? Консервы, это после, полевой телефон… Ага, это у них с дотом связь, учтем. Будут они перед сменой сюда звонить? Обязательно, порядок превыше всего. Вытащив из воротника иголку, я загнал ее в кабель, замыкая жилы. Попробуйте теперь позвонить, посмотрю я на ваши усилия. Все? Ну, в первом приближении похоже, что да. Подхватив пулемет и ленты, я выбрался в траншею. По пути подобрал винтовку. Пройдя по траншее с десяток метров, вышел на тропу. Где-то тут моя парочка сидеть должна…

— Кис-кис-кис… Где вы там?

— Здесь мы! — отозвались откуда-то из-под ног. Ага, тут промоина, в ней они и заныкались. Молодцы, я бы и сам лучше не сумел! Однако хорош — пароля-то не предусмотрел! Вот пырнули бы меня штыком сослепу, и что тогда?

— Значит, так. Там двое немцев было, с пулеметом. Вот он. И ленты есть. Дуйте к лейтенанту, пусть присылает сюда мою группу и пару бойцов, чтобы с пулеметом обращаться умели. Прикроют они нас. В темпе, светать скоро будет! И чтобы отсюда они только ползком и двигались, понял?

Боец уполз в темноту. А я, подхватив пулемет, прошел чуть вперед по тропе. Так, вот он — дот. Темным пятном выделяется амбразура. Отыскав неподалеку ямку, улегся туда и поставил пулемет на краю. В случае чего отсюда можно нехило ее подмести. Прошло еще минут десять, и позади меня послышалось какое-то движение. Наши? Немцам тут вроде бы неоткуда взяться, они с другой стороны придут, если что. Звук приблизился, и вскоре стало ясно, что это подползали штрафники. На тропинке обозначилось явственное темное пятно.

— Т-с-с! Тихо там! Замерли все. Чалый с остальными — ко мне. Пулеметчики где?

От темного пятна отделились несколько теней и подползли ко мне.

— Леонов?

Блин, Журавель! Черт его сюда притащил?!

— Я…

— Забирай своих бойцов и давай к доту.

— Товарищ лейтенант, душевно вас прошу — не лезьте вы уж в мою работу? Вы сколько в своей жизни этих дотов видели? А я их вдоль и поперек облазил. Не в обиду вам будет сказано, но знаю я их лучше любого из здесь присутствующих! Вон у вас взвод есть — его и гоняйте. Вот вам еще и пулемет от меня в подарок. Только не мешайте работать и ради бога — не стреляйте!

Глава 27

Матеря в душе лейтенанта, я с бойцами пополз в обход дота. Где-то тут должен быть вход… Ага! Вот он! От дота под прямым углом отходила траншея. Метров через пять она круто поворачивала влево. Значит, вход в ней. А вот над входом еще одна амбразура, уже третья — в тыл смотрит. И траншея из нее простреливается даже сослепу. Подождав бойцов, я указал им места засады, справа и слева от амбразуры, над траншеей. Жестами распределил бойцов и указал, что и как они должны делать. Ясень пень, дверь у немцев закрыта, и войти просто так не выйдет. А вот когда они смену выпустят, тут ее и откроют… И будет им киндер-сюрприз! Теперь самое трудное — ждать. Сколько? А черт его знает. Будем надеяться, что посты они сменяют до рассвета. Иначе нас тут спалят, как только развиднеется. Я прижался к бетону, вплотную к амбразуре. Из нее тянуло теплом и какими-то съедобными запахами. Живут же, черти! Почему-то мне очень захотелось кофе. Да и вообще, пожрать бы не помешало. Так, еще раз по буквам, все ли продумано? Я толкнул рукой бойца слева от себя, и он протянул мне палку. Вернее, не совсем палку. Внешне она напоминала букву «Г», только ножка была метра два длиной. На самом кончике перекладины была прикреплена обыкновенная граната. В стык перекладины был забит гвоздь. И его оставшаяся не забитой часть была согнута кольцом. Через это колечко проходил шнурок, привязанный к чеке гранаты. Обыкновенная «вьетнамская кочерга», до нее тут додумаются лет через тридцать. Когда я вечером мастерил вот эти штуки, капитан только удивленно цокал языком. Пришлось наврать, будто такие приспособления мы использовали еще в финскую войну. Сделал я их штук шесть и долго объяснял бойцам удобство их использования в условиях окопов и при штурме укреплений. Пришлось рвануть таким образом гранату, чтобы они наглядно поняли преимущество воздушного подрыва перед наземным. Осторожно прокравшись ко второй амбразуре, я залег под стеной. Стремное место, если наши начнут стрелять… Но об этом лучше не думать. Прошло еще минут двадцать. Чу! В доте началось движение. Зажужжал телефон, это они в секрет звонить пробуют. Ну-ну, давайте, ребята, а я посмотрю, что у вас выйдет.

Забубнили голоса, и совсем рядом около меня скрипнул металл. Ага, заняли позиции у пулеметов. Значит, скоро будут выходить. За стеной забухали сапоги, где-то у входа взвизгнули петли, открывают дверь? Пора уже и мне туда…

— Ду-ду-ду-ду!

В полуметре от меня из амбразуры полыхнул пулемет. Все ясно, не дозвонились и на всякий случай простреливают тропу. Ну, ничего, ребята там в ямках лежат, задеть вроде бы не должно никого.

— Огонь! — команда со стороны тропы. Черт! Журавель, мать его! Не выдержал! Сейчас они меня тут по бетону размажут! Дернув шнур, я сунул «кочергу» в амбразуру и со всей возможной скоростью рванулся ко входу.

Бах! Бах!

Зачастили выстрелы со стороны тропы. И от бетона с визгом полетели отрикошетившие пули. Слава богу, я уже за углом…

Бух!

А это уже моя «кочерга» постаралась. Начавший было отвечать пулемет поперхнулся и замолк. Вот и вход! У амбразуры прижался боец, взмахнул рукой, и из дота выметнулся язык пламени. Бутылка с КС! Вовремя! За стеной на разные голоса заорали несколько человек. Что там, в траншее? Распахнутая дверь, на пороге немец — мертвый. Чуть поодаль, метрах в трех, еще один. Штык в руку, прыгаю вниз и перекатом ухожу в дверь…

В доте вполнакала горели лампочки, и я успел рассмотреть еще одного лежащего на полу немца. Голова его была неестественно свернута набок, и на бетоне растекалась лужица крови. Лопаткой звезданули, не иначе. У прохода в соседнюю комнату к стене прижалось двое бойцов.

— Кто там? Наши есть?

— Нет! Немцы там, стреляют!

— А ты чего от них ожидал?

Гранату из-за пояса, колпачок долой — вывалился шарик, рывок — пошла!

— Бойся! — Я только и успел открыть рот, чтобы не глушануло.

Бух!

В закрытом пространстве дота взрыв показался неожиданно сильным. За спиной затопали, и в дот ввалилось еще несколько бойцов. Микляков, Чалый целы? Я кивнул головой Миклякову, и он высунул за угол свою «кочергу».

Бух!

За углом заорали. Ага!

Над головой была еще одна амбразура, и я услышал, как лязгнула задвижка.

— Ложись!

Бойцы метнулись под стену. Правильно. Выхватив вторую гранату, я сунул ее в открывшуюся бойницу.

— Пошли!

Бух!

Бойцы рванулись вперед. Я на секунду задержался, осматривая труп со свернутой головой. Оружия я у него не видел, так что можно предположить… ага, точно! Унтер или еще какой-то чин. На поясе у него был пистолет. Вытащив заодно и запасную обойму, я метнулся следом. Короткий коридор, влево еще одна дверь, и за ней кто-то кричит протяжным голосом. Справа еще дверь, и за ней слышна возня, крики и выстрелы. Так, мои бойцы, судя по всему, — там. А слева кто? Никого? Значит, туда надо идти. Что там? Лестница вверх — к пулемету? Точно. По стенам и полу еще скачут языки огня. А, так это сюда бутылочка влетела? На полу неподвижно лежит немец, второй катается и извивается, как рыба на суше. На нем горит китель. Сухо щелкнул выстрел, и немец затих. Слева проход, там какое-то движение, наши? С какого хрена бы? Схватив с пола флягу, я метнул ее в проход.

— Бойся!

— Шайзе!

Немцы? Кувырком я вкатился в комнату. И сразу же, не вставая, выстрелил. Присевший около стены немец откинулся назад, по стене расплескалось кровавое пятно. Второй — ко мне спиной. Убегаем? Ну-ну… Пуля подтолкнула его вперед, и он с маху ударился о дверь. Сполз по ней на пол. Готов. За дверью заходился пулемет, и за его грохотом услышать что-либо было проблематично. Осторожно ее приоткрыв, я закатил туда последнюю гранату.

Бух!

Толкнув дверь, я уже отработанным приемом вкатился в каземат. Стрелять тут было не в кого. Оба пулеметчика неподвижно лежали на полу. Топот сзади! Я повернулся, беря вход на мушку. Чалый! И с ним еще двое.

— Что там, внизу?

— Четверо немцев было.

— Было?

— Да. Те, что после гранат уцелели. Двоих наших наповал, один ранен. Там тупик, дальше идти некуда. Я у входа одного оставил.

— Дверь закрыли?

— Да.

— Давай одного бойца к тому пулемету, — указал я на дымящийся еще каземат. — Только пусть первым не стреляет! Хватит тут уже умников… Сам давай со мной.

Подскочив к следующему каземату, я кивнул бойцам, и за угол сунули «кочергу». После взрыва гранаты мы ворвались туда. Это был как раз тот каземат, куда я сунул кочергу в начале боя. Живых в нем не было, а пулемет был покорежен взрывом.

— Все, что ли, старшой? — Кто-то из бойцов, лица не узнать, весь закопченный, стоял около меня.

— Похоже. Вот что, давай дуй на тропу, тащи сюда остальных. Скоро немцы очухаются, и тогда…

— Ага, понял! — Бойца словно ветром сдуло.

— Так! — отловил я второго закопченного. — В темпе собрать все трофейное вооружение и боеприпасы. Тащи все это добро сюда, вон в ту комнату, что без бойниц. Особенно ленты пулеметные.

И этот боец унесся вглубь дота.

— Микляков! Севергин! Где вы там пропали?

Игорь вывернулся откуда-то сбоку.

— Живой?

— Да, вроде цел…

— Собрать все документы у убитых фрицев! Сюда их тащи! Пулей!

— Понял! — И топот его ног затих за поворотом.

— Командуешь, старшой? — Севергин вошел в дверь, таща на плече связку карабинов. — Принимай трофеи.

— Как твои ребята? Целы?

— Двоих убило. Один ранен, его там, внизу, перевязывают.

— Так какого черта? Пусть тащат его отсюда на фиг, тут скоро такая мясорубка будет!

— Так народу мало…

— Там, на тропе, — целый взвод! Да и рота уже скоро подтянется. Тогда уж точно не до него будет!

— Лады. Не ожидал от тебя…

— Да ладно тебе! Что я — изверг какой?

Севергин убежал вниз. Начали подтягиваться бойцы с тропы, пока в небольшом количестве.

— Где лейтенант? — схватил я одного из них за рукав. — Журавель где?

— Ранило его, вниз потащили.

— Вот же черт! А остальные где? Рота где?

— Не знаю я! Там, с лейтенантом вместе, еще человек восемь пулями побило. Вот и их тоже вниз понесли.

Вот ведь незадача! Угораздило же Журавля скопытиться прямо перед дотом! Взвод разбрелся не пойми куда, в дот пришло всего человек десять. Остальные-то где? Кто-то раненых поволок, но не все же? Ладно, делать нечего, будем воевать чем бог послал.

— Старшой! — Игорь прибежал. — Вот документы фрицевские!

Так, что мы имеем? Рядовой, рядовой, еще один. Унтер. Надо полагать, он тут и командовал…

Зуммер! Я аж подпрыгнул. Не замеченный мною ранее, в нише стоял полевой телефон. Рядом — еще один.

— Б…! — Микляков замахнулся прикладом винтовки. — Чуть заикой не стал!

— Стой! Не трожь телефон!

— Так это ж немцы звонят!

— Именно поэтому!

Я поднял трубку.

— Алло?

— Это обер-лейтенант Гофман! Что там у вас за стрельба?

— Русские, господин обер-лейтенант! В темноте подобрались к доту и бросили в амбразуру гранату и бутылку с бензином!

— Кто у аппарата? Это вы, Крашке?

Крашке? Ну да, в документах, которые я просматривал, эта фамилия была. Это же унтер!

— Никак нет, господин обер-лейтенант! Унтер-офицер убит!

— А кто у аппарата?

Закашлявшись, я схватил со стола первый же зольдатенбух.

— Виноват, господин обер-лейтенант! Рядовой Айсманн!

— Айсманн? Что у вас с голосом?

— Надышался дымом, господин обер-лейтенант!

— Ничего, Айсманн, бывает, — подобрел немец. — Доложите обстановку.

— Убит унтер-офицер Крашке. Также погибли рядовые. — Я вытащил из стопки документов еще парочку зольдатенбухов. — Цоссен и Крайновски. Рядовой Гарнике ранен, получил ожоги. Разбит один пулемет.

— Где русские?

— Убежали вниз. Наш пулемет там, ниже по склону, вел по ним огонь, видимо, заметил их передвижение.

— Они что же, через минное поле прошли?

— По-видимому, да, господин обер-лейтенант!

— Я распоряжусь, вам доставят еще один пулемет и боеприпасы к нему. Не выходите из дота!

— Яволь, господин обер-лейтенант!

Немец отключился. Я положил трубку и перевел дух. Ну и дела! Мало того, что я понимал его, так еще и отвечал! И он меня понимал! Ни фига себе… По-видимому, это заработали подарки от травниковских ребятишек. Так и до инфаркта недалеко. Предупреждать надо! Фу-у-у… Я вытер вспотевший лоб и только сейчас заметил, какими глазами смотрит на меня Микляков.

— Чего уставился?

— Так, это… старшой… это ты с немцами говорил?

— Ну не с китайцами же?

— И что они сказали?

— Пообещали пулемет принести и патронов подбросить. У нас же один пулемет взрывом разворотило. Кстати! Там, на тропе, еще один пулемет есть! Чалый!

— Чего орешь, старшой? — возник в дверях Севергин. В руках он держал кусок колбасы и откупоренную бутылку. — Пожар?

— Пошли кого-нибудь на тропу, там еще пулемет где-то валяется. Тащите его сюда, и все лезьте в дот. К нам сейчас делегация от немцев пожалует.

— Встретим! — Он поставил бутылку на стол и, сняв с плеча винтовку, лязгнул затвором.

— Офигел? Не надо стрелять, они нам еще пулемет принесут и патроны.

— Это ж с какого хрена-то?

— Я тут с ихним ротным побалакал, объяснил, как нам тут тяжко без пулемета. Вот он и вошел в наше положение, обещал помочь.

— Ну, ты и мастер! — Чалый покачал головой. — Ладно, испаряюсь, побег за пулеметом. Старшой, бутылку прихвати, неплохой у фрицев шнапс!

— Так, — посмотрел я на Миклякова. — В том каземате — станкач. Разбит безнадежно. Ленту из него долой и со станка снимай. Сейчас немцы новый принесут, его на станок и поставим.

— А на кой он нужен-то, в том каземате? Там же только в нашу сторону стрелять можно?

— Да, можно. И еще вдоль гребня, если немцы там пойдут.

— А могут пойти?

— Хрен их знает, что они могут. Лучше ко всему готовым быть.

Игорь убежал в каземат и загремел там железом. Я прошелся по комнате. Черт, ну где же рота? Уже минут двадцать точно прошло, почему никого нет?

Бух! Бух!

За стенами дота загрохотало.

Подскочив к амбразуре, я увидел, как частая цепочка минометных разрывов окружила дот. Знать бы, кто это так старается… Наши? Из минометов по доту? Надеюсь, майор умом не двинулся? Жаль будет мужика… Скорее всего, это немцы стараются, да в основном мины ложатся в мертвой зоне, под обрывом. Значит, у них все тут пристреляно. Хреновато… Кстати!

В два прыжка я подскочил к двери в каземат.

— От амбразур все — долой! Оставить только одного наблюдателя! А то залетит шальной осколок — и амба!

— Это по нам стреляют?

— Нет, немцы не знают, что дот взят. Это они так нас от него отогнать пробуют.

Снизу поднялся Севергин. За ним два бойца тащили пулемет.

— Насилу успел! Думал уже все — кирдык котенку!

— Молоток! На, допивай шнапс — заслужил! Перекличку проведи, сколько нас тут всего, каким оружием располагаем. Пока налет не закончится, немцы сюда не придут. Так что время у нас есть.

Минут через пять я подвел баланс. В доте, считая меня, было шестнадцать человек. Три пулемета, один пистолет-пулемет, почти три десятка винтовок. Наших и немецких. Патронов хватало. Плоховато было с гранатами — всего десяток. Правда, оставались еще и бутылки с КС. Тоже около десятка.

Тем временем уже почти рассвело, можно было разглядеть окружение. Спустившись вниз, я отловил пробегавшего бойца.

— Так. Ты кто у нас? Не помню тебя что-то?

— Боец Ивлев!

— Слушай сюда, Ивлев. Налет сейчас закончится, и скоро сюда могут пожаловать с проверкой немцы. Мы, конечно, постараемся как можно дольше не шуметь. Но без поддержки батальона — нам хана. Поэтому есть к тебе персональное задание.

— Слушаю!

— Спустись вниз, найди там кого-нибудь из наших. Должен же там хоть кто-то живой остаться? Доложишь — дот взят, уничтожено семнадцать фашистов. Захвачено три пулемета, много патронов. Ждем приказаний. Взорвать дот не могу — взрывчатки нет. Нужна связь! Как воздух нужна! Понял меня?

— Так точно, понял!

— Шуруй! Очень на тебя надеюсь!

knizhnik.org

Вьетнамские военные ловушки, в которые лучше не попадать никому

Вьетнамская тактика

Тропическая буйная растительность давала повстанцам укрытие, рисовые плантации – еду, разветвленная сеть каналов и рек спасала от жажды, а большая плотность населения и настрой местных жителей позволяли восполнять человеческие потери и получать оперативную информацию о местопребывании, численности и экипировке врага. Действия вьетнамских партизан не прекращались ни днем, ни ночью, и это изматывало американских солдат не только физически, но и психологически. Ведь постоянно приходилось быть в напряжении, без отдыха, без чувства безопасности, а часто и без сна, пищи и пригодной для питья воды.

Тактикой повстанцев стало уничтожение или выведение из строя малых боевых единиц: взводов и подразделений, отдельных солдат. Вьетконговцы использовали любые подручные средства для создания изощренных ловушек. Металл был в дефиците, поэтому использовались неразорвавшиеся в ходе ковровых бомбардировок снаряды, металлические банки от кока-колы, даже трофейное оружие. Часто ловушки не убивали, но калечили, выводя из строя минимум трех солдат – одного, получившего ранение или увечье, и еще двоих, транспортирующих раненого товарища.

Змеиная доска

В местах, где тропы подводили к бродам, вьетнамцы оставляли «подарочки» в виде смертоносного приспособления, называемого змеиной доской. Неосторожному солдату достаточно было наступить на спрятанную под водой специальную пластину, и в его сторону летел дальний край освобожденной доски, к которому были за хвост привязаны ядовитые змеи. Разъяренные рептилии кусали все, что попадалось на пути, а значит, потери американцам были обеспечены.

Самая распространенная ловушка – «волчья яма». Фото: flickr.com

Бамбук

Там же, где змей не было, в ход шел бамбук, а точнее, его остро заточенные стебли. Из них делались штыри, пронзавшие солдата на уровне пояса или ниже, когда «змеиная доска» приводилась в действие. Из бамбука делали колья, устанавливаемые на дно «волчьих ям», сверху замаскированных дерном или листьями.

Вообще, конечно, в деле пронзания вьетнамцам не было равных. Об этом можно судить, посетив хотя бы одну экспозицию во Вьетнаме, посвященную той войне. Разнообразие несущих смерть и боль приспособлений пугает. Примитивные по сути своей, они унесли больше жизней, чем открытые столкновения.

Куб

Несмертельные ловушки часто были устроены так, чтобы не только покалечить боевую единицу, но и доставить неудобства всему отряду. Так, попавший в ловушку «куб» боец не мог самостоятельно выбраться из нее. Приходилось транспортировать его туда, где есть медики – вместе с извлеченной из земли или из-под воды металлической конструкцией.

Простейшая ловушка «пунджи», аналог «куба». Были еще «пунджи» со схлопывающимися створками. Фото: flickr.com

Пунджи

Знаменитая ловушка «пунджи» (punji) была по конструкции похожа на «куб». Только вот ее шипы были измазаны фекалиями, и пострадавшему в большинстве случаев было обеспечено заражение крови.

Усовершенствованная «пунджи». Створки, проворачиваясь, схлопывались на ноге пострадавшего. Фото: flickr.com

Ведро

Аналогично была устроена ловушка «ведро». В металлические стенки вьетнамцы вкручивали направленные книзу шипы или крупные крючки для ловли рыбы. При попытке вытащить ногу все это впивалось в плоть, и снять ведро с ноги в полевых условиях было невозможно. К тому же оставаться на месте было нельзя – вокруг установленных ловушек обычно базировались прекрасно замаскированные снайперы.

Вьетнамский сувенир

Жуткая вещь. Нога проваливалась навстречу штырю, торчащему из дна замаскированной ямы. Одновременно под весом солдата натягивались веревки, выдвигающие из стенок спрятанные там заточенные металлические прутья. Нога фиксировалась намертво и вынуть эти прутья возможно было только в госпитале. К тому моменту обычно ногу спасти уже не удавалось, зато на память свежеиспеченному калеке вручали извлеченный из ноги штырь. Отсюда и название.

«Вьетнамский сувенир», одна из наиболее жестоких ловушек. Фото: wikimedia.org

 «Мясорубка»

Еще одна не менее жестокая ловушка. Если человек попадал в эту чудовищную мясорубку, он гарантированно был мертв. Под собственным весом он превращался в дуршлаг, проваливаясь в яму высотой по шею, пока штыри с крючками глубоко впивались в его тело.

Выжить в такой ловушке практически невозможно. Фото: wikimedia.org

Летающие ловушки

В джунглях приходилось внимательно смотреть под ноги. Но если не смотреть при этом еще вверх и по сторонам, то запросто можно было нарваться лицом или рукой на ядовитую змею или получить в голову или грудь летающий капкан – истыканный бамбуковыми прочными кольями шар или такое же шипастое бревно, освобождающиеся при задевании растяжки, спрятанной у земли.

Летающая ловушка, фото 1964 год. Источник: flickr.com

Видов ловушек было множество. Они вылетали из дверных проемов, если открыть двери, срабатывали на тропах, если не заметить растяжку, взрывались под ногами, выстреливали из могил, над которыми пытались покуражиться американцы. Установленные в бамбуковые контейнеры патроны выстреливали в ногу, если на них наступить, в ямах-ловушках захватчиков ждали ядовитые твари в виде пауков и змей, на стоянки забрасывались осиные гнезда. Мины, гранаты, белый фосфор, взрывчатка среди ветвей, срабатывавшая, если тронуть ветку. Земля практически горела под ногами американских солдат, да и под землей целые деревни жаждали мести за сожженные дома и уничтоженные семьи.

Немудрено, что американцы ушли из Вьетнама ни с чем. И абсолютно ясно, откуда столько посттравматических психических расстройств у бывших бравых американских вояк. Наверняка нелегко живется с пусть запоздалым, но все же пришедшим пониманием того, что ты потерял друзей, руки, ноги за заведомо неправое дело.

www.eg.ru

Жуткие самодельные ловушки вьетнамских партизан (8 фото + текст) » Триникси

Предлагаю вашему вниманию подборку самых жутких ловушек, которые устанавливали вьетнамские партизаны. От вида некоторых из них аж мурашки по спине пробежали. Не для впечатлительных.

Самодельные ловушки партизан времен вьетнамской войны: «Вьетнамский сувенир». На дне укреплялись штыри, кроме того, под круглой платформой натягивались веревки, соединенные с гвоздями. Когда солдат наступал на незаметную ямку, закрытую сверху бумажкой с листьями.

...Нога проваливалась и он первым делом протыкал ногу штырями на дне, в то же время веревки натягивались и вытягивали из отверстий гвозди, которые с боков протыкали ногу, при этом фиксируя ее и не давая возможности ее вытащить.Как правило, солдат не погибал, но в результате лишался ноги, получая затем извлеченные в сайгонском госпитале из ноги штыри на память. Отсюда и название.

Вот эту «корзинку» ставили на затопленных рисовых полях или у берегов рек, скрывая под водой. Выпрыгивает десантник из вертолета или катера, ОПА! — приехали…

Также ставили вот такие гриндилки, в которых солдат сам себя фаршировал под собственным весом.

И такие ужасные крутящиеся штуки...

Для любителей войти в дом без стука, просто выбив молодецким ударом дверь, над ней подвешивали вот такое устройство:

А вот такие "подарки" обычно прилетали на тропе в джунглях...

Еще одна жуткая ловушка:кусок бамбука с вбитым гвоздём и вложенным патроном. Если повезёт калечило стопу, если нет, то всю ногу.

trinixy.ru

Вьетнамские ловушки для американцев - Все об оружии

Иногда такие ловушки, но уже в виде большого бревна с кольями и механизмом срабатывания с использованием растяжки, устанавливались на тропах в джунглях.

В густых зарослях бревно заменяли на шарообразную конструкцию.

Следует отметить, что колья вьетнамцы часто делали не из металла, а из бамбука - очень твердого материала, из которого в Юго-Восточной Азии делают ножи. 

Ловушка Whip Trap (ловушка-кнут) - часто устанавливалась на тропах в джунглях.

Для этого подгибался ствол бамбука с длинными кольями на концах и через блок соединялся с растяжкой.

Стоило задеть проволоку или леску (вьетнамцы ее часто использовали) и высвобожденный ствол бамбука с кольями со всей силы бил в область от колен до живота задевшего. Естественно, все ловушки тщательно маскировались.

Большая Punji - увеличенный вариант Punji.

Ранения эта ловушка наносила куда более серьезные - здесь нога протыкалась уже до бедра, включая паховую область, часто с необратимыми увечьями в область "главного мужского органа". Колья также смазывались чем-нибудь нехорошим. 

Одна из самых страшных больших Punji - с вращающейся крышкой.

Крышка была закреплена на бамбуковом стволе и свободно вращалась, всегда возвращаясь в строго горизонтальное положение.

С двух сторон крышка покрывалась травой, листьями.

Наступив на крышку-платформу, жертва проваливалась в глубокую яму (3 метра и более) с кольями, крышка проворачивалась на 180 градусов и ловушка была снова готова для следующей жертвы.

Ловушка Bucket Trap (ловушка-ведро) - ведро с кольями, а часто с большими рыболовными крючками, вкапывалось в землю, маскировалось.

Весь ужас этой ловушки состоял в том, что колья крепко крепились в ведре под углом вниз, и при попадании в такую ловушку ногу невозможно было вытащить - при попытке вытащить ее из ведра колья только глубже впивались в ногу.

Поэтому приходилось выкапывать ведро, и несчастного, вместе с ведром на ноге, эвакуировать при помощи MEDEVAC в госпиталь. 

Ловушка Side Closing Trap (ловушка с закрывающимися сторонами) - две доски с кольями скреплялись эластичной резиной, растягивались, между ними вставлялись тонкие бамбуковые палочки.

Стоило провалиться в такую ловушку, сломав палочки, как створки захлопывались как раз на уровне живота жертвы. На дне ямы также могли быть вкопаны дополнительные колья. 

Ловушка Spike Board (змеиная доска) - эти ловушки, как правило, устанавливались в неглубоких водоемах, болотах, лужах и т.п. Стоило наступить на нажимную пластину - и другой конец доски с кольями с силой бил вверх и в сторону наступившего.

Удачное срабатывание часто приводило к смерти.

Пример срабатывания такой ловушки из х\ф "Южное гостеприимство". 

Вьетнамцы наладили массовое производство ловушек

Ловушка-патрон нажимного действия в бамбуковом контейнере. Могли использоваться разные патроны, в том числе и охотничьи с дробью или картечью.

Хотя все эти ловушки и выглядят эффектно, конечно же, ущерб от них не идет ни в какое сравнение с минами и гранатами на растяжках.

Постоянно минируя территорию и ставя растяжки, вьетнамцам удалось превратить нахождение американских военных на чужой для них земле в настоящий ад.

"Pineapple" (ананас) - гранаты, фугасные снаряды и другие боеприпасы, подвешенные на ветках деревьев. Для срабатывания надо было задеть ветки. Одна из самых распространенных ловушек во время Вьетнамской войны. 

Растяжка - устанавливалась на земле или близко от нее.

Положение усугублялось тем, что в лесной подстилке джунглей, в полумраке, заметить ловушку очень сложно, и тем более при сорокоградусной жаре и стопроцентной влажности, явно не способствующих концентрации внимания.

На фото из Вьетнама - хорошо установленная растяжка с китайской ручной гранатой в траве. Даже при вспышке от камеры заметить ее очень сложно.

Очень часто вьетнамцы устанавливали растяжки под водой. Обнаружить их в мутной воде было практически невозможно.

Часто под гранатой или другим боеприпасом устанавливали сосуд из толстого бамбука, наполненного смесью нитрата аммиака и дизельного топлива. Этот прием намного увеличивал поражающее действие взрыва гранаты.

Так, 6 декабря 1968 г. в районе Ho Chi Minh Trail, одна такая растяжка привела к гибели 5 морпехов и ранениям различной степени тяжести еще 12 из группы. Растяжка - самая распространенная ловушка во время войны во Вьетнаме.

Естественно, как и на любой другой большой войне, вьетнамцы массово использовали и мины разных типов - обычные нажимного действия, выпрыгивающие, на растяжках, направленного действия, которые часто ставились на неизвлекаемость, фугасы вдоль дорог для подрыва автотранспорта и бронетехники, а также засады и диверсии в тылу врага.

Удачный кадр. Взрыв боеприпасов на базе морпехов в результате диверсии. Вьетнам. 18 марта 1968 г.Что бы в ловушки не попадались свои, вьетнамцы разработали целую сигнальную систему из расположенных определенным образом палочек, листьев и сломанных веток. Опытный человек по этим отметкам мог определить не только, что рядом установлена ловушка, но и тип этой ловушки. 

Знаки о ловушках

Стоит отметить, что северные вьетнамцы проявили на этой войне удивительную стойкость, решимость и бесстрашие. Они умело использовали свои скромные ресурсы, а также природные и климатические условия своей родины, нанеся врагу максимально возможный ущерб. 

В войне во Вьетнаме американская армия потеряла убитыми почти 60 тысяч. Вьетнам. 16 сентября 1966 г.

Нельзя сказать, что американцы не боролись с этим. Ловушки и сигнальная система тщательно и постоянно изучались. С личным составом проводились регулярные занятия, издавались карманные инструкции по ловушкам и их обезвреживанию. Во главе групп стали ставить минеров. 

Минеры во главе патруля. Вьетнам. Апрель 1972 г.

Обезвреживание ловушки 

За сообщения о найденных ловушках местным жителям выплачивались награды.

Объявление USMC о награде за сообщения о ловушках

Однако американские военные все равно продолжали попадать в ловушки и подрываться на протяжении всей войны.

t-s.kz

≡ Простой Рецепт Вьетнамских пельменей пошагово с фото, рецепт вьетнамской кухни

Banh bao - так во Вьетнаме называют пельмени. Они готовятся из специального теста и на вкус намного нежнее пельменей, привычных для русской кухни. Секрет кроется в добавлении свиного жира, который по вкусовым оттенкам перекликается с начинкой - свиным фаршем, приправленным грибами, луком и чесноком. И, разумеется, подавать на стол это блюдо следует с традиционным кисло-сладким соусом.

Характеристики рецепта

  • Национальная кухня: Вьетнамская кухня
  • Тип блюда: Основное блюдо
  • Сложность рецепта: Простой рецепт
  • Особенности: Рецепт для веганской диеты
  • Технология приготовления: Варить
  • Нам понадобится: Гриль
  • Время подготовки: 14 минут
  • Время приготовления: 3 часа
  • Количество порций: 6 порций
  • Количество калории: 318 килокалорий
  • Повод: 3 часа

Ингредиенты на 6 порций

  • Свиной фарш 500 г
  • Лук 3-4 шт.
  • Чеснок 4-5 зубчика
  • Грибы 1 горсть
  • Мука 1,5 кг
  • Дрожжи 1,5 кубика
  • Свиной жи 70 г
  • Яйцо 8 шт.
  • Соль, кинз, соевый соус по вкусу

Пошагово

  1. Лук, чеснок, грибы, кинзу мелко порезать. Поджарить на растительном масле.
  2. В отдельной посуде поджарить мелко порубленное или перекрученное мясо. Жарить его до состояния полуготовности. Добавить чечно - луково - грибную смесь.
  3. Посолить, поперчить, добавить немного соевого соуса.
  4. Для теста развести дрожжи в миску с теплой водой. Смешать муку и сало в большой миске. Добавить дрожжи. Добавить яйца и мешать, добавляя воду до получения однородной пасты, немного липкой на ощупь. Оставить подниматься на 2 часа.
  5. Раскатать тесто и разделить его на лепешки. Аккуратно выложить начинку и слепить в виде венчика. Выложить на небольшие квадраты из алюминиевой фольги.
  6. Варить в пароварке. Подавать на стол с кисло - сладким азиатским соусом.

 

retseptus.ru